Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Эмираты за полярным кругом"

На сколько хватит сибирского газа? Россия намерена еще десятилетиями повышать добычу, но уже освоенные месторождения скоро истощатся. Смогут ли недавно открытые залежи восполнить пробел?Российские газовики недавно отмечали большой праздник. Были торжественные речи в Москве и прямой эфир из местечка на северо-западе Сибири, где и происходит отмечаемое событие: открытие задвижек. Последнее крупное месторождение самого газоносного региона Земли разведано и освоено, пробурено достаточно скважин, и теперь газ пойдет в сеть трубопроводов.

Сам по себе довольно прозаический процесс вызывает у энергетиков прилив романтизма. Глава E.ON-Ruhrgas Буркхард Бергманн назвал месторождение Южно-Русское «последней жемчужиной Сибири».

Месторождение залегает на глубине 900 м, и запасы его составляют более 800 млрд кубометров газа — количество, которое невозможно себе представить, но в конечном счете необычайно малое: в месторождении Южно-Русское столько газа, сколько российская газовая промышленность добывает за один год. А энергетический голод растет и в России, и за ее рубежами.

Сибирь его утолит, по крайней мере, это обещают российские прорицатели. По расчетам консультанта правления «Газпрома» Александра Гриценко, до 2030 года добычa будет возрастать. К тому моменту она должна увеличиться до 800 млрд кубометров газа. В течение следующих 30 лет должна сохраниться возможность поддерживать очень высокий уровень добычи.

Однако Жан Лаэрер, ведущий статистик Ассоциации исследований нефти и газа, резиденция которой в Швеции, рисует совершенно иной сценарий: добыча уже через 8 лет достигнет высшей точки, а затем будет стремительно падать. В 2060 году, по прогнозу Лаэрера, отдача месторождения должна упасть до нуля. А российские прогнозисты на это время рассчитывают на более высокий уровень добычи, чем ныне.

Кто же прав?

От ответа на этот вопрос будет в решающей мере зависеть энергоснабжение Европы. Уже сейчас почти половина потребляемого природного газа поступает в Европу из России, и доля эта будет, вероятно, возрастать, поскольку запасы в Северном море постепенно истощаются.

Но и будущее России неразрывно связано с запасами газа, поскольку он является главной валютой страны нового экономического чуда, простирающейся от Балтийского моря до Тихого океана. Газ находится преимущественно к северо-востоку от Урала, в одном из самых труднообживаемых мест на Земле: как доска плоская и печальная равнина, зимой покрывающаяся коркой льда, а летом превращающаяся в болото. Мороз достигает здесь минус 60, жара — плюс 40 градусов.

По оценкам геологов, 150 млн лет назад здесь, в теплой морской бухте, скопилось множество вымирающих живых существ, превратившихся в темного цвета осадочные породы, богатые органическим веществом. За миллионы лет они превратились в нефть и газ, которые сохранились в порах песчаных пород.

Когда первые бригады буровиков примерно полвека назад пробились в тогда почти необжитые места, почва была настолько насыщена горючими углеводородами, что известны даже случаи, когда первопроходцы советской горной промышленности вместе с буровой техникой взлетали на воздух.

Уполномоченный по связям с общественностью газовиков Ямбурга Сергей Чернецкий рассказывает, как однажды произошел случай, ставший началом нового века в местной энергетике. По окончании смены один буровой мастер направился уже в свой вагончик, чтобы записать в журнале, что никаких признаков углеводородов не обнаружено. И вдруг грянул взрыв. «Сразу стало ясно: газ здесь есть, и газа много».

В 1966 году ученые открыли у полярного круга крупнейшее из до сих пор известных месторождение газа — Уренгойское. Оно простирается на 120 км в длину и только в самом верхнем горизонте содержало около 10 млрд кубометров газа. Спустя всего несколько лет было обнаружено еще одно месторождение — Ямбургское: почти таких же размеров гигантский склад углеводородов из метана и жидкого газоконденсата.

В 1968 году начались первые поставки в Австрию, а вскоре в списке клиентов появились и другие западные страны. Шаг за шагом советская империя, тогда еще главный политический противник, превратилась в основного поставщика газа в Европу.

Уникальный трубопровод длиной в 5 тыс. км начинается в Западной Сибири, прорезает всю европейскую часть России и уходит в Западную Европу. Максимальный диаметр труб, из которых он собран, достигает полутора метров, давление в трубе составляет 70—90 бар и позволяет одной молекуле газа примерно за неделю совершить путешествие от Ямбурга до Гамбурга. Расположенные через каждые 200 км компрессорные станции поддерживают скорость потока на постоянном уровне.

Изобилие газа резко подстегнуло потребление. Самое чистое и безвредное ископаемое сырье в России по-прежнему разбазаривается, сетует глава Ruhrgas Бергманн. Впрочем, и западные европейцы обращаются с благородным энергоносителем не слишком уважительно. Примерно треть российского газа идет на экспорт, главный потребитель — Германия.

Ныне Россия сообщает, что извлекаемые запасы природного газа приближаются к 48 000 млрд кубометров. При постоянном уровне добычи этого должно хватить до конца столетия. Но где это сырье, можно ли его действительно добыть? Скептик Лаэрер оценивает наличные ресурсы в 43 000 млрд кубометров, а действительно извлекаемые запасы — намного ниже.

«Времена, когда газ добывать было легко, ушли в прошлое», — объясняет и Бернхард Шмидт, руководитель геологической разведки концерна Wintershall. Это дочернее предприятие BASF, расположенное в Касселе, было единственной немецкой фирмой, принимавшей участие в освоении месторождений, принадлежащих «Газпрому».

До сих пор в Западной Сибири месторождения осваивались с помощью скважин, глубина которых редко превышала 1500 метров. Эти залежи из горизонтов среднего мела горнякам осваивать относительно просто. Шмидт, родом из Австрии, называет такую работу Zuckerln — «чистый сахар».

Уренгой и Ямбург действительно были лакомым куском, ибо огромны и легки в эксплуатации. Сегодня же оба эти месторождения исчерпаны значительно более чем на 50%. Если бы речь шла о нефтяных залежах, то больше ничего извлечь не удалось бы. Но газ — более легкая среда, поэтому извлечь удается иногда до 80% подземного сокровища. А дальше уже никакие трюки не помогают. Самые крупные залежи Сибири к этому рубежу уже приближаются, а месторождения-спутники, такие как Заполярное и Южно-Русское, еще полны, но они значительно меньше.

Запасы крупнее найти можно только на существенно больших глубинах. Особенно в отложениях нижнего мела в этом регионе есть газосодержащие горизонты, но глубина их залегания достигает 3500 метров.

Совместно с Wintershall «Газпром» сейчас вскрывает так называемую ачимовскую формацию Уренгойского месторождения. Пробурено уже пять скважин. В следующем году должна начаться добыча.

Совершенно очевидно, что есть острая потребность в том опыте, которым обладает немецкий партнер. Добывать газ из этого горизонта исключительно сложно.

Залежи нефти и газа не представляют собой каверн. Горючий углеводород заключен в порах каменных пород, отсюда и название «петролеум» — каменное масло. Нужно добиться, чтобы углеводороды из пор перешли в трубы добывающих скважин. В глубоких горизонтах Уренгоя эта материнская порода до чрезвычайности массивна и мелкопориста, и, кроме того, с газом связано большое количество жидкого конденсата, который может блокировать поры. Поэтому концерн Wintershall предлагает использовать технику высокого давления, которую специалисты называют Fracen — искусственное дробление породы. При этом порода размельчается, в трещины закачивается песок.

При всех стараниях добыча с больших глубин никогда не будет столь большой и выгодной, как эксплуатация верхних горизонтов. Из ачимовской залежи Уренгойского месторождения удастся получить в лучшем случае 200 млрд кубометров, что не превышает одной пятой от количества газа, находящегося в верхнем горизонте. Если открывать только такие месторождения, то поддерживать добычу на заданном уровне не удастся.

Поэтому «Газпром» пробивается в новые перспективные регионы. На другой стороне дельты Оби, к северо-западу от нынешнего района добычи, находится полуостров Ямал. Геологи уже провели разведку и обнаружили формации, позволяющие ожидать там залежи более чем с 10 000 млрд кубометров газа, то есть еще один, новый Уренгой.

Однако разведчики работают здесь в очень сложной местности. «Вероятно, Ямал — самый трудный для добычи регион на свете», — констатирует Роланд Гётц, эксперт по России берлинского Института международной политики и безопасности. Полуостров рассечен бесчисленными реками и озерами, летом проехать здесь вообще нельзя, а у побережья скапливаются кочующие айсберги, кое-где на несколько метров врезающиеся в дно моря. Как можно здесь прокладывать трубы?

На географических картах в этих местах показан маршрут трубопровода через Карское море, который должен быть проложен уже в ближайшие годы, несмотря на сомнения экспертов. Российский союз строителей нефте- и газопроводов уже на своем заседании 19 июля 2005 года внес в протокол замечание, что для тех проблем, которые возникнут в ходе строительства, не известно никаких инженерно-технических решений.

Помимо того, Гётц усматривает опасность в том, что едва возвышающийся над уровнем моря полуостров «в результате добычи газа может просесть и полностью уйти под воду». Та цель, которую «Газпром» заявляет в своем проспекте, — «сохранить для будущих поколений доселе нетронутый природный рай — Ямал» — уйдет вместе со всем остальным под воду.

«Газпром» все сомнения — и экологические, и технические — отвергает. Его официальный представитель Сергей Куприянов заявил, что уже через четыре года концерн будет добывать и транспортировать газ на месторождении Бованенков, тоже находящемся на Ямале. А еще спустя два года будет освоено Штокмановское месторождение на прибрежном шельфе Баренцева моря к северо-востоку от Мурманска.

Другие месторождения в покрытом ледяными глыбами море, омывающем Ямал, тоже поддаются освоению. «Техника у «Газпрома» для этого есть, и каких-то сюрпризов мы здесь не ожидаем», — скупо замечает Куприянов.

В этих «газовых эмиратах» за полярным кругом не любят сомневающихся. Сырьевое богатство создало там уровень жизни, заметно превышающий средний по стране. Слесарь на газовом промысле зарабатывает больше, чем многие из университетских профессоров в Москве.

За три десятилетия на вечной мерзлоте возник город Новый Уренгой, где живет более 100 тыс. человек, хотя и в совершенно безликих панельных постройках. У каждого второго жителя свой автомобиль, в магазинах продаются южные фрукты и калифорнийские вина, есть центр досуга, кино, театр — всё собственность «Газпрома».

Посетителям с гордостью показывают детский сад класса люкс, также принадлежащий концерну. Здесь есть бассейн и большой зал для торжественных мероприятий. Аккуратные мальчики в национальных костюмах исполняют песни, странно звучащие в устах пятилетних, — об автозаправщиках, натопленных теплушках и благодатной силе невидимого сырья: «Сильный мороз, он кусает нас за нос, не испугать ему нас, потому что у нас есть газ».

Кое-где специалисты по сырьевым вопросам уже просчитывают сценарии дефицита энергоносителей. Эксперт по России Гётц исследовал, как может сказаться отсрочка начала добычи на Штокмановском месторождении и на Ямале на пять лет.

Даже эта небольшая задержка может иметь ощутимые последствия: «Газоснабжение в регионах, из которых газ намечено было поставлять в Европу, при таком сценарии до 2025 года осталось бы на уровне 2005 года». Интересно, кому придется остаться без газа, когда каждая из стран стремится к экономическому росту?

Для Гётца ответ ясен: «Дефицит снабжения в первую очередь скажется на России. Для «Газпрома» экспорт намного более привлекателен».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK