Наверх
26 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "ЕС ПРОТИВ MICROSOFT: БУРНЫЙ ЭНДШПИЛЬ"

На кону — контроль Microsoft над мультимедийным рынкомТЯЖБА
Один принцип председатель совета директоров Microsoft Corp. Уильям Гейтс III (William H. Gates III) будет защищать до конца: право Microsoft полностью контролировать разработку своей продукции. И снова на это его право покушаются. 6 августа царь и бог Еврокомиссии по антимонопольной политике Марио Монти (Mario Monti) направил Microsoft третье и последнее «Заявление о возражениях», дав компании последний шанс ответить на обвинения в том, что она незаконно использует монополию на свою операционную систему (ОС) Windows как инструмент недобросовестной конкуренции на рынках серверов и мультимедийных программ. Чтобы подкрепить это «Заявление», Монти собрал еще больше свидетельств потребителей, поставщиков и конкурентов, показывающих, что «нарушения сохраняются».
Конец четырехлетнего разбирательства с Microsoft уже близок, и Монти укрепляет свои позиции. В заявлении для прессы он сообщил, какие возможны санкции, и еще раз обратил внимание на ключевой для мирового рынка программного обеспечения вопрос: до какой степени Microsoft имеет право свободно встраивать новые технологии в свою ОС, занимающую монопольное положение на рынке? В США регулирующие органы дали Microsoft такое разрешение, и конкуренты связывают с Монти последнюю возможность приструнить гиганта. Заявление Монти привело их в экстаз. «Позиции Еврокомиссии очень прочны», — считает Томас Винье (Thomas Vinje), адвокат Computer & Communications Industry Assn., торговой группы конкурентов Microsoft.
Но обеспокоят ли Microsoft санкции ЕС больше, чем американские? Наибольший дискомфорт могло бы вызвать предложение Монти потребовать от Microsoft удалить из ОС Windows свой медиа-плеер или встроить в нее продукцию конкурентов, например медиа-плеер RealNetworks. В Microsoft от комментариев отказались. Но компания упорно отказывается от любых решений, при которых ей будут диктовать, что она может, а что не может вводить в Windows. В июле на встрече с аналитиками и крупными акционерами гендиректор Microsoft Стивен Боллмер (Steven A. Ballmer) заявил, что некоторые вопросы вообще не подлежат обсуждению. «Мы готовы к юридическому процессу, как только это понадобится», — сказал он.
Скорее всего, это понадобится, если Монти попытается заставить Microsoft представить версию Windows без медиа-плеера. Плеер — ключ к стратегии Microsoft по контролю над растущим мультимедийным рынком он-лайн. Компании звукозаписи и киностудии отчаянно пытаются найти способ помешать потребителям незаконно скачивать музыку и фильмы. Программы Microsoft помогают контролировать доступ к цифровым продуктам. Если Windows Media Player, способный бороться с пиратством, де-факто станет общепринятым, то у студий и фирм звукозаписи практически не останется выбора и им придется пользоваться программным обеспечением Microsoft. Но альтернативный вариант Монти — встраивание плееров RealNetworks или других конкурентов в Windows — тоже будет означать серьезные трудности для Microsoft. Это сделает Windows, по словам юристов, «неотъемлемым средством», что равносильно переходу в общественную собственность. Тогда от Microsoft могут потребовать вставлять в Windows продукты конкурентов. Microsoft ведет тяжбу по такому поводу Sun Microsystems Inc., требующей использовать в Windows ее технологию Java.
Чиновников ЕС волнует не только вопрос пакетирования программных продуктов. Монти также предлагает заставить компанию раскрыть техническую информацию, являющуюся ее собственностью. Смысл в том, чтобы дать конкурентам, например Sun, информацию, которая позволит им сделать их продукты более совместимыми с ПК и серверами на базе Windows. Возможно, в этом Microsoft пойдет на уступки, поскольку компания приняла такой пункт в своем соглашении с антимонопольными органами США.
И наконец, Комиссия может потребовать от Microsoft выплатить штраф в 10% годового дохода. За год, закончившийся 30 июня, это $3,2 млрд. Но мало кто думает, что штраф будет таким большим — в 50 раз больше самого большого штрафа, когда-либо наложенного европейскими регулирующими органами по антимонопольным делам.
На подготовку ответа у Microsoft есть два месяца, и компания, понятно, постарается урегулировать ситуацию. Если не получится, то возможна апелляция в Суд первой инстанции ЕС в Люксембурге. Этот процесс может затянуться на пять лет, но Гейтс, зайдя так далеко в этой войне, уже не отступит.
СТАВКИ НА ТЕРРОР: ПЛОХАЯ РЕКЛАМА ХОРОШЕЙ ИДЕИ

КОММЕНТАРИЙ
В мае в результате действий террористов-самоубийц в Саудовской Аравии погибли 25 человек. В августе в Индонезии при взрыве начиненной взрывчаткой машины погибли 10 и ранены 150 человек. Где будет нанесен следующий удар? Запустив в октябре букмекерский сайт, где должны были приниматься небольшие ставки на геополитические события, в Defense Advance Research Projects Agency (DARPA) надеялись создать нечто вроде дискуссионного клуба. Идея заключалась в использовании рыночных сил для выработки согласованного экспертного прогноза по вопросам войн и терроризма. Но 29 июля едва представленная на суд публики программа стоимостью в $1 млн. была закрыта. А буквально через несколько дней подал в отставку глава Information Awareness Office DARPA Джон Пойндекстер (John M. Poindexter). Критики проекта заявили, что аморально делать ставки в Америке на смерть и разрушения за рубежом.
Споры вокруг так называемого Policy Analysis Market были громкими, но принесли не так уж много ответов на главные вопросы. Как именно он должен был работать? И если бы он все-таки начал работать, принесло бы это пользу? При пристальном рассмотрении становится ясно, что концепция эта глубже и намного интереснее, чем представляли себе ее противники и сторонники.
Рассматривалось несколько ее вариантов, включая и тот, при котором Пентагон собирался позволить делать ставки первой тысяче желающих. Но наиболее приемлемый вариант предусматривал, что к игре будут допущены эксперты правительства, научного мира и различных отраслей экономики. Они должны были бы делать ставки на события, изначально только на Ближнем Востоке, — например, выведут ли США свои войска из Саудовской Аравии. Ставки на покушения на политических лидеров, что вызвало больше всего споров, предполагалось запретить.
Чтобы игроки особенно на наживались на плохих новостях, ставки должны были быть небольшими, а максимальный доход — не более $100. В DARPA считали, что удовлетворения от своей правоты достаточно, чтобы привлечь желающих. Каждая новая ставка изменяла бы консенсус — подобно смене соотношения на скачках в зависимости от числа поставивших. В итоге получился бы постоянно обновляющийся коллективный прогноз.
Policy Analysis Market был бы обширнее и, соответственно, полезнее других электронных букмекеров. Форумы вроде дублинского TradeSports.com, принимающего ставки на спорт и текущие события, работают только со ставками, предполагающими доход, достаточный для поддержания интереса играющих. А Policy Analysis Market благодаря искусному дизайну экономиста Робина Хэнсона (Robin Hanson) из George Mason University мог бы учесть буквально миллионы возможных сценариев, потому что Пентагон каждому дал бы шанс заработать за счет официальных экспертов, точнее предугадав развитие событий.
Играя с хорошо информированными игроками, Пентагон почти всегда терял бы деньги. Но при ограничении в $100 денежный проигрыш обернулся бы выигрышем, поскольку была бы получена панорама мнений экспертов. Никто не говорил, что Policy Analysis Market, запуск которого обошелся в $1 млн., мог бы заменить традиционный процесс сбора информации и шпионаж. Однако за прогнозами на нем следили бы не только Пентагон и ЦРУ, но и крупные компании, имеющие бизнес вне США, которые всегда пристально следят за новостями. В конце концов, другие букмекеры, принимающие ставки на текущие события, работают успешно. На Iowa Electronic Markets, например, прогноз исхода последних четырех президентских выборов в США оказался точнее результатов опросов общественного мнения.
Мог бы бизнес использовать Policy Analysis Market для того, чтобы заблаговременно застраховаться от неприятностей, подобно тому, как авиакомпании покупают топливные фьючерсы, чтобы застраховаться от роста цен на топливо? Нет, потому что суммы были бы слишком маленькими. Даже если компания верно предугадает, что в стране, где у нее есть бизнес, усилится терроризм, она выиграет всего несколько тысяч долларов, которые не покроют связанных с этим убытков.
Экономист из Yale University Роберт Шиллер (Robert J. Shiller) назвал крах Policy Analysis Market «PR-фиаско». И это позор, потому что, будучи грамотно представлен публике, этот проект мог сделать всех нас умнее, а кому-то, возможно, спасти жизнь.
ПИТЕР КОЙ, РЕДАКТОР ПО ЭКОНОМИКЕ. — BUSINESS WEEK

ДЖЕЙ ГРИН (JAY GREENE) В СИЭТЛЕ И ЭНДИ РЕЙНХАРДТ (ANDY REINHARDT) В ПАРИЖЕ С МАЙКОМ ФРЭНСОМ (MIKE FRANCE) В НЬЮ-ЙОРКЕ. — BUSINESS WEEK

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK