Наверх
10 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Это наследственное"

Детдомовский негритенок Гена Гагарин выдумал, что он — внук первого космонавта, не сумевшего пройти мимо его нигерийской бабки. Фильм «Внук Гагарина» с таким сюжетом вышел на экраны в апреле. А уже в августе настоящие дочери Гагарина подали иск в Бабушкинский суд Москвы.Дочери первого космонавта требуют запретить фильм, где используется имя их отца, и выплатить им по 5 тыс. рублей — компенсацию морального ущерба. Первое заседание отменили из-за неявки одного из ответчиков. Слушания перенесены на неопределенный срок. Возможно, дочери Юрия Алексеевича ориентировались в своем иске на опыт вдовы и дочери другой «иконы» XX века — Эрнесто Че Гевары. В 2005 году те открыли в Гаване Центр исследований Че Гевары, с помощью которого пытаются отследить и пресечь коммерческое использование имени и образа мужа и отца. Правда, дело продвигается пока не очень хорошо — уж слишком образ легендарного команданте растиражирован по миру. Всем известная фотография Че (у которой, кстати, есть законная владелица — дочь сделавшего снимок фотографа Альберто Диаса по прозвищу Корда) появляется на майках, кепках, в журналах, рекламе. Правообладатели уже отсудили $70 тыс. у английского рекламного агентства Lowe Lintas, использовавшего без разрешения образ Че Гевары в рекламе водки Smirnoff, а также выиграли процесс против французского агентства, выпустившего плакат с портретом Че и призывом не посещать Кубу — «лучшую тюрьму для прессы».

Отстаивание своих прав на имя, фамилию или образ человека — дело непростое и муторное. Даже если имя или образ ваши собственные. Игорю Британову, капитану атомной субмарины К-219, потерпевшей аварию у берегов США в 1986 году, на это потребовалось несколько лет. Именно об этой аварии рассказывалось в вышедшем на экраны в 1997 году американском блокбастере «Враждебные воды». Создатели фильма предлагали Игорю за использование его образа $5 тыс., но он отказался. «Нас, русских, идиотами считают, — заявил он в интервью. — И предполагают, что $5 тыс. — это такая сумма, за которую мы мать-родину продадим». Экс-капитан, уволенный с лодки после той аварии, оказался прав. Суд, в который Игорь подал иск после того, как компания Warner Bros. все-таки поставила именно его образ в центре фильма, присудил взыскать с ответчиков сумму в несколько раз большую. Но такой исход дела скорее исключение, чем правило.

Жене и дочери капитана рыболовецкой шхуны Andrea Gail Билли Тайна, история гибели которого положена в основу фильма «Идеальный шторм», суд штата Флорида в иске о защите образа мужа и отца отказал. Родственники утверждали, что в фильме Билли представлен как вздорный и неразумный человек, рискующий жизнью экипажа ради спасения улова, хотя в жизни он таковым не был. Судья же заявил, что никто точно не знает, что происходило на борту шхуны, прорывавшейся к берегу прямо через центр шторма, стало быть, сценарист имел право на авторский домысел. Вот если бы Билли остался жив и дал показания, тогда бы с делом могло что-нибудь получиться. Хотя тоже не факт.

У сержанта Питера Деймона, потерявшего во время иракской войны обе руки и появившегося в фильме Майкла Мура «Фаренгейт 9/11», защитить себя тоже не получилось. Интервью, фрагмент из которого показал Мур, Питер давал журналистам NBC и совсем для другого фильма. За то, что режиссер использовал его, не спросив на то согласия героя, Дэймон требовал взыскать с создателя фильма $85 млн. «Он использовал меня как оружие, — заявил в суде сержант. — Получилось, будто бы я против войны в Ираке. А я согласен с нашим президентом на все сто». В ответ адвокат Мура заявил, что раз слова Питера, высказанные в публичном интервью, не искажены, стало быть, и преступления никакого нет. Судья внял доводам защиты и отказался удовлетворить иск.

Такие иски на Западе вообще редко решаются в пользу истца. Кинокомпании предпочитают улаживать спор в досудебном порядке, потихоньку, задабривая возмущенного правообладателя значительно более низкой суммой, чем та, которую он указывал в исковом заявлении. Из расчета примерно 10 тыс. реальных денег на 1 млн исковых.

15 миллиардов долларов

Несомненным чемпионом по количеству поданных исков можно считать вышедший на экраны год назад фильм-пародию английского комика Саши Барона Коэна «Борат: Культурное исследование Америки во благо славного народа Казахстана». Первыми в суд на его создателей подали Никола Тодорич и Спиридон Сайореба, жители румынской деревни Глод, которую авторы фильма выдали за деревню казахстанскую. Их оскорбило то, что в фильме они представлены как глупые антисемиты, практикующие инцест и пьющие конскую мочу. Иск был подан в федеральный суд Манхэттена, а ущерб оценен в $30 млн. Но суд отклонил иск, так как съемки в деревне были оплачены и каждый задействованный в них персонаж получил вознаграждение от $1 до $100. Следовательно, все жители деревни выступали в роли актеров и статистов, и не дело актера влезать в режиссерский замысел. Даже если он, как это было на съемках «Бората», обещал, что будет снимать документальный фильм о нищей жизни в румынской провинции, а снял кинокомедию совсем про другую страну.

Следом за румынами в суд обратились два американских студента из Южной Каролины — Джастин Сэй и Кристофер Ротанда. Они заявили, что их обманули, пообещав, что фильм не будет показываться на территории США и Великобритании, да еще и специально напоили перед съемками. И теперь, видя то, что получилось из них на экране, — а в фильме студенты всерьез рассуждают о пользе нацизма, оскорбляют женщин и смотрят порно, — теперь они «терпят унижения, испытывают душевные и физические муки, а их репутация оказалась подорванной в глазах окружающих». Но по $200 за съемку они получили, поэтому судьи отклонили требования как о денежной компенсации (исковая сумма не разглашалась), так и об изъятии из фильма сцен с их участием.{PAGE}

В иске было отказано и другому жителю Южной Каролины, которого Саша заснял в уборной местного ресторана.

Не удалось ничего получить от создателей «Бората» и жителям Нью-Йорка Джефри Лемеронду и Феликсу Седено. Первого герой Саши пытался обнять на улице, а второго он напугал в метро выскочившим из портфеля живым петухом. Оба утверждали, что не давали своего согласия на съемку, оба требовали денежную компенсацию (Лемеронд в иске ее размер не уточнял, а Седено планировал взять с фильма $2,25 млн), оба настаивали на изъятии их сцен из фильма, и оба получили от ворот поворот.

Цыганская певица Эсма Раджепова, песня которой Chaje Sukarije звучит в фильме, запросила за ее несанкционированное использование $800 тыс. С тем же успехом. Последний иск подал казахский пенсионер Максут Оразай. Посчитав, что Саша Коэн своим фильмом оскорбил всех жителей Казахстана, он потребовал от него и от студии 20th Century Fox $15 млрд — по $1 тыс. на каждого жителя Казахстана. Конечно, до суда дело не дошло.

Не судимы будете

Более того, похоже, случаи, когда иски, подобные иску Елены и Галины Гагариных, были удовлетворены в пользу истца, крайне немногочисленны.

В 2005 году по Первому каналу был показан сериал «Есенин». В нем была масса исторических несоответствий и ляпсусов, к которым мог придраться любой мало-мальски подкованный юрист. К тому же там в качестве исторического факта была представлена версия убийства поэта сотрудниками ВЧК.

«Фильм отвратительный! — заявил внук поэта по линии Зинаиды Райх Сергей Владимирович Есенин. — Возмущает, что в нем путаница во времени. Те события, которые происходили в 1922 году, в фильме происходят в 1924-м, те, что в 1916-м, случаются в 1922-м. Из-за этой путаницы происходит подтасовка фактов, которые и без того извращены». С ним согласна и правнучка поэта Анна.

Консультантом фильма была племянница поэта Светлана Есенина, но с иском о защите чести и достоинства своего предка могут выступать только прямые родственники. Предок в сериале, по их мнению, был представлен как алкоголик и бабник. «Мы подумывали подать в суд на создателей фильма, — говорит Сергей Владимирович, — но решили, что это ниже нашего достоинства!»

Убийцей поэта в фильме представлен приятель Есенина, поэт и известный чекист Яков Блюмкин. У него тоже есть множество живых родственников, и любой из них вполне мог бы подать в суд, требуя оградить честную фамилию от недоказанных обвинений. Никто из потомков Якова Блюмкина этого не сделал.

Похожая история произошла с другим сериалом — «Брежнев», демонстрировавшимся на том же Первом канале два года назад и посвященном другому историческому лицу, Леониду Ильичу Брежневу. Несмотря на то, что народу фильм понравился, о чем говорили высокие рейтинги и данные социологических опросов, несмотря на то, что в фильме генсек выведен хоть и очень старым и болезненным, но все-таки политиком, действительно радеющим о благе страны и народа, несмотря на все это, потомки Леонида Ильича были картиной страшно недовольны.

«Фильм отвратительный! — говорил Андрей Брежнев, внук бывшего руководителя КПСС. — После просмотра сложилось впечатление, что Леонид Ильич только и делает, что спит. Удивляет, что сценарист не обратился к нам, родственникам. Есть живые люди, которые могут рассказать бытовые детали: как Брежнев ел, как одевался… Кроме названия фильма, правды нет никакой. Можно предположить, что Снежкин хотел сделать фильм со знаком «плюс», но для меня как для внука он показался глумливым, и Снежкина, я думаю, ждут неприятности. Я подаю в суд. Меня поддерживают люди, которые работали с Брежневым. Например, помощник Цвигуна и другие».

Однако до суда и тут не дошло. Хотя Андрея действительно поддерживали многие. Личный врач Брежнева академик Чазов (тоже, кстати, фигурирующий в фильме) считает, что Снежкин снял фильм не столько о реальном историческом лице, сколько о старости. По его словам, вымысла в сериале значительно больше, чем реальности.

Получается, сестры Гагарины первыми решили защищать честь своих родителей в судебных инстанциях. Сергей Шестаков, директор группы компаний «Централ Партнершип», к которой и направлен иск, видит ситуацию по-другому: «Впервые может быть создан прецедент, устанавливающий цензуру художественных произведений». Шестаков обещает, что его компания будет отстаивать свое право на упоминание в фильме исторических личностей без получения разрешения у многочисленных потомков.

С ним согласен режиссер Тигран Кеосаян, в фильме которого «Заяц над бездной» также присутствует трактовка исторической личности — все того же Леонида Брежнева: «Речь фактически идет о попытке создания судебного прецедента, способного установить цензуру художественных произведений со стороны родственников известных лиц, которые упоминаются, например, в их названии или диалогах. При выборе героев представители творческих профессий должны будут руководствоваться пожеланиями наследников, а не художественной необходимостью».

Действительно, в случае победы сестер Гагариных может создаться прецедент, последствия которого сложно предсказать. Возможно, что иски от потомков, окрыленных успехом первопроходиц, повалят валом. Как логичная защита от этого вала лавины, возникнет жесточайшая цензура, не столько внешняя, сколько внутренняя, проверяющая никому еще не известные произведения уже на стадии их рождения. И негритенок Гена Гагарин умрет на кончике пера сценариста, так и не появившись на свет.



   «Нет никакой разницы, по каким каналам оскорблять человека»
   — Генрих Павлович, имеет ли иск сестер Гагариных основания для удовлетворения?
   — Я должен смотреть фильм, смотреть иск, я не халтурщик, чтобы говорить так, не будучи подготовленным.
   — Можно ли запретить фильм на том основании, что он кого-то обидел?
   — Можно. Если фильм нарушает закон, если он достоин того, чтобы его запретили, он должен быть запрещен, чем бы это ни грозило мировой кинематографии. Если в нем есть упоминание человека, и в этом упоминании есть унижение его чести и достоинства, и это унижение необоснованно, то с этим можно идти в суд и подавать иск. На любое СМИ, на любой фильм. Тут нет неприкосновенных зон, потому что нельзя порочить честных людей никаким образом.
   — Но ведь человеку может казаться унижением то, что им не является. Мало ли на что можно обидеться…
   — Если по фильму понятно, что конкретно репутации данного человека вред не наносится, суд в этом иске должен отказать. Если в деле нет данных о том, что в фильме присутствует недостоверная информация и что эта информация порочит человека и его достоинство, значит, этот иск должен быть отклонен. Если же такие данные есть, значит, можно требовать изъятия из фильма этой информации либо вообще его запрета, а также взыскания компенсации за причинение морального вреда. Честь и достоинство должны быть охраняемы и могут быть предметом рассмотрения суда.
   — Киношники говорят, что это может привести к введению цензуры и к ограничению свободы творчества.
   — Цензура тут ни при чем. Если вы называете кого-то подлецом, вором или идиотом, человек имеет право защищать свое доброе имя и доказывать, что он не вор. И нет никакой разницы, по каким каналам оскорбили человека. Ни одно произведение искусства, ни одна публикация не должны быть неподсудными. Они не должны унижать честь и достоинство, если это унижение основано на недостоверных сведениях.
   — А если на достоверных?
   — Если есть, например, вступивший в законную силу приговор суда, в котором говорится, что человек — вор, тогда его можно назвать вором. А если он не вор, а его назвали вором, то где бы это ни прошло — в кино, в театре, в газете, в журнале, — это подлежит защите. Никто не имеет права человека порочить, если сведения, его порочащие, не соответствуют действительности. Поэтому в каждом конкретном случае нужно сделать две вещи: установить, действительно ли есть такие сведения, которые порочат честь и достоинство человека, и установить, что они не соответствуют действительности. Если они хоть и порочат, но действительности соответствуют, то мы вправе распространять такие сведения.
   — Рассказ о том, что есть люди, выдающие себя за родственников великого человека, — фильм «Внук Гагарина» — может опорочить честь и достоинство этого человека?
   — Я не могу ничего сказать про эту конкретную ситуацию. Насколько я помню данный фильм, там, по-моему, никого не оскорбляли. Но это мое личное мнение, это я так понимаю. Тут надо разбираться, кого, истицы считают, там оскорбили, как оскорбили. Мне кажется, это, конечно, полный абсурд. Впрочем, суд покажет.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK