Наверх
19 января 2022
Без рубрики

Архивная публикация 1998 года: "Евгений Ананьев: "Я обеспечиваю проверяющих всей необходимой информацией""

Что и кто стоит за этой проверкой "Росвооружения"? Рассказывает сам Евгений Ананьев."Профиль": Евгений Николаевич, ваши оппоненты утверждают, что за год вашего руководства компанией объем экспорта российского оружия резко упал. Что якобы и послужило причиной проверки "Росвооружения" Главным контрольным управлением президента.

Евгений Ананьев: Отнюдь. Эта проверка носит плановый характер. С 1994 года компания не проверялась, и насколько мне известно, ревизия должна была состояться в конце прошлого года. Но была перенесена из-за большой загруженности контрольных органов. Конечно, логичнее было бы провести ее сразу после смены руководителей. Но решение этого вопроса не в моей компетенции.

Должен сказать, что проверяется не одна компания "Росвооружение", а вся система военно-технического сотрудничества. Одновременно инспектируются ВПК МАПО и еще несколько объектов.

"П.": Чем же тогда, по вашему мнению, вызваны разговоры и снижении продаж российского оружия?

Е.А.: Все это ничем не обоснованные инсинуации. В этом году "Росвооружение" впервые за последние годы заработает 3,5 млрд. "живой" валюты. Портфель уже подписанных заказов превышает $8,5 млрд., а к концу года он возрастет до $9 миллиардов. На начало прошлого года этот показатель составлял всего $6,6 млрд.

Е.А.: Вызваны эти разговоры тем, что прежние руководители желают вернуться к рулю компании. Александр Иванович Котелкин до сих пор считает, что его отставка -- следствие интриг каких-то злоумышленников.

"П.": По-вашему, это не так?

Е.А.: Я убежден, что это было следствием той политики, которую он проводил во взаимоотношениях с государственными структурами и предприятиями ВПК. За все четыре года, пока компанией руководила команда Котелкина, ни копейки не было инвестировано в модернизацию оборонных предприятий или в какие-то разработки нового оружия. Были "инвестиции" в сомнительные банки, которые, кроме огромных убытков, ничего не принесли.

"П.": Сейчас ситуация с инвестициями в оружейную отрасль принципиально изменилась?

Е.А.: Безусловно. В настоящий момент компания вкладывает собственные средства и привлекает деньги уполномоченных банков в создание новых образцов вооружений. Таких как многофункциональный истребитель "МиГ-29", подводная лодка класса "Кило". Одна из таких лодок была только что спущена на воду в Петербурге. Она создана на деньги "Росвооружения" и предназначена для экспорта в одну из стран Юго-Восточной Азии. Эти лодки -- лучшие в своем классе. Мы уже поставляем их в Индию и Китай. Инвестирование средств в перспективные разработки оружия и военной техники -- новое направление работы госкомпании.

"П.": За последние шесть лет сменилось пять генеральных директоров компании. И сейчас за кресло руководителя ГК, а точнее, за контроль над торговлей оружием развернулась самая настоящая борьба. Как по-вашему, это связано с приближающимися президентскими выборами? Ведь "Росвооружение" способно дать огромные средства на избирательную кампанию. Говорят, ваш предшественник Александр Котелкин, которому в руководящем кресле помог усидеть Александр Лебедь в бытность свою секретарем Совета безопасности, аккумулировал в подконтрольных банках большие средства. Потом они якобы были использованы в избирательной кампании Лебедя.

Е.А.: Я считаю невозможным и неуместным комментировать деятельность "Росвооружения" в связи с какими-либо политическими событиями. Торговля оружием -- это совершенно конкретная сфера экономики, и она должна быть свободна от политики. Убежден, что все разговоры о финансовых возможностях "Росвооружения" не более чем легенда и выгодна она тем же людям, желающим повернуть историю вспять. Действительно, три-четыре года назад, когда на рынке ГКО можно было обеспечить значительную прибыль размещением средств компании в гособязательствах, задержки выплат предприятиям "работали" достаточно эффективно. Банки, обслуживавшие счета "Росвооружения", получали значительную прибыль от той политики, которую проводило прежнее руководство. Но сейчас директора оборонных заводов не только прекрасно разбираются в технологических и научных проблемах, но и стали грамотными финансистами. Сегодня нет ни одного предприятия, которому мы были бы должны, если деньги от продажи произведенного ими оружия поступили более 5--7 дней назад. Сейчас прежняя политика просто невозможна. Видимо, поэтому и пошел на убыль весь этот компромат.

"П.": А скандальную историю со страховой компанией "Жива", к которой имеет отношение брат министра экономики Якова Уринсона, вы тоже считаете компроматом?

Е.А.: Конечно. История с "Живой" была целиком и полностью надуманной. "Ингосстрах", услугами которого "Росвооружение" пользовалось в последние годы, в трагической истории с гибелью "Руслана" в Иркутске показал свою несостоятельность. Он даже не застраховал гражданские риски. Другая крупная страховая фирма -- "Военно-страховая компания", услугами которой уже много лет пользуется "Росвооружение",-- в тот момент не предоставила нам "перестраховочного ковра". Мои финансовые эксперты задались закономерным вопросом: почему эти две фирмы монополизировали весь рынок страхования военного имущества?

Естественно, когда мы обратились к новой страховой компании, это многим не понравилось. Вот и была поднята шумиха в прессе. Между прочим, "Жива" давно и успешно работает на страховом рынке. И не только в Москве, но и на Западе. У нее есть надежные перестраховочные линии. К тому же "Жива" моментально отреагировала на все запросы "Росвооружения" и предоставила нам лучшие на тот момент условия. Это и определило наш выбор.

"П.": "Профиль" не раз писал о созданном вашим предшественником Александром Котелкиным "Карготрансе", который монополизировал всю перевозку военной техники и оружия, отправляемых на экспорт. Ваша компания до сих пор пользуется услугами этой фирмы?

Е.А.: Мы восстановили транспортный отдел, и он занимается перевозкой всех наших грузов. Это позволяет нам экономить значительные средства.

"П.": Некоторое время назад Яков Уринсон говорил о целесообразности проведения тендера среди банков, которые желают обслуживать валютные счета "Росвооружения".

Е.А.: Такой тендер сейчас готовится.

"П.": Недавно в "Росвооружении" появился новый высокопоставленный сотрудник -- бывший министр обороны Павел Грачев. Кому принадлежала идея назначить его главным военным советником госкомпании, и в чем конкретно вы видите его роль?

Е.А.: Павел Сергеевич назначен по рекомендации президента. Он является грамотным военным специалистом, прекрасно осведомлен об особенностях использования различной военной техники, о потребностях зарубежных стран в российском оружии. Он имеет богатые связи, позволяющие ему успешно работать и с предприятиями оборонной промышленности, и со структурами Минобороны и МИДа, и с нашими иностранными партнерами.

"П.": Как работу "Росвооружения" и вашу непосредственно оценивают новое руководство правительства и президент?

Е.А.: Каких-либо резких критических замечаний я в свой адрес пока не получал.

"П.": Вам известно что-то о промежуточных результатах проверки?

Е.А.: Я обеспечиваю комиссию всей необходимой информацией. А какие выводы она сделает и что будет доложено президенту, пока говорить рано.

ВЛАДИМИР ГРИГОРЬЕВ

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое