Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Гамлет Первый"

Заговор против Павла I и убийство императора были подготовлены ближайшим окружением.По-русски выражение «попасть в историю» звучит двусмысленно, и ключевые фигуры нашей истории, как правило, несчастнейшие люди. Большинство российских правителей, должно быть, не то что переворачиваются в гробу, а пропеллерами вертятся от напраслины, возводимой потомками, и неустанных переоценок.
Император Павел I не исключение в этом ряду. Все плохое о нем было сказано еще при жизни, а позднейшие историки только повторяли: деспот и самодур… лучших людей сослал в Сибирь… донимал солдат немецкой муштрой… отправил казаков завоевывать Индию! Другие заявляли: нет, Павел был прогрессивным и образованным. Отменил рекрутский набор, подписал указ, запрещавший продавать крепостных и дворовых людей без земли, помещикам предписал довольствоваться трехдневным трудом крестьян в неделю (кроме праздников и воскресенья). Сократил количество губерний в империи с 50 до 41. Навел в армии порядок и дисциплину. Задолго до Владимира Вольфовича пытался осуществить исконно русскую мечту — вымыть сапоги в Индийском океане. И вообще укрепил, как говорится, вертикаль власти.
«Никогда законодательство не шло таким ускоренным темпом, может быть, даже при Петре I, перемены, новые уставы, положения, на все точные правила, всюду строгая отчетность»,— отмечает Ключевский. За время царствования Павла I было издано 2179 законодательных актов, или в среднем 42 в месяц. При Петре I — 8 в месяц, при Екатерине второй — 21 в месяц.
Путаница начинается, когда на историю пытаются смотреть с точки зрения мистической. Мол, во всем виноват знак Весов, под которым императора угораздило родиться. Как, кстати, и нынешнего президента, даже внешне похожего на Его Императорское Величество… Дальше, с точки зрения мистиков, все понятно: если Павел — «русский Гамлет», то Путин — «новый Павел». Вот ему с первого дня правления и сулят всяческие гадости. Начисто забывая, что Павла воспитывала бабушка Елизавета, а Путина — Борис Ельцин. Почувствуйте разницу. Кроме того, первого учили царствовать, а второго — вести наружное наблюдение. Второе в наших условиях много полезнее…
«Всех прогоню палками!»

Узнав о рождении внука Павла — 20 сентября 1754 года,— Елизавета Петровна приказала тотчас же принести его к ней, и с этого дня колыбель мальчика находилась в спальне императрицы. Мать увидела сына лишь на восьмой день. Вообще, с Екатериной Павел бывал редко, да и то в присутствии Елизаветы или приближенных (точно так же Екатерина будет потом отбирать одного за другим детей у взрослого уже Павла).
Регулярно граф Панин докладывал новой императрице Екатерине об успехах подросшего сына. Павел проявлял способности к наукам, легко выучил четыре языка, хорошо знал историю, географию, математику, отличался набожностью. С юных лет сетовал при своих воспитателях на российские порядки: «Матушка развела дармоедов, все царство разворовали. Вырасту — всех прогоню палками!» Вечная российская тема…
«Екатеринские орлы» действительно не упускали случая залезть в государственный карман. К тому же работали с ленцой и пустяковые дела решали годами. Деятельному и нетерпеливому Павлу все это было невыносимо. За образец он возьмет двух Петров — великого прадеда и всеми обруганного отца. Он легко поддавался гневу и так же быстро отходил, был до самозабвения упрям, но легко менял мнения под влиянием других. Екатерину все это весьма тревожило. Для нейтрализации преобразовательского пыла наследника был избран проверенный способ — женитьба.
Едва Павлу исполнилось восемнадцать, для него выписали из Германии хорошенькую принцессу Вильгельмину. Однако второй Екатерины из нее не вышло. Вильгельмина умерла родами (по одной из версий, принцесса поплатилась за то, что возглавила оппозицию императрице).
Вместо нее Павлу быстро подыскали другую немку — Софию-Доротею, ставшую в России Марией Федоровной. Она родила царевичу десятерых (sic!) детей и на всю жизнь осталась ему предана — после смерти Павла Мария Федоровна добилась удаления от власти всех убийц мужа.
В 1782 году Павел с женой под именем графа и графини Северных совершают путешествие по Европе, где их ожидает самый предупредительный прием. Прекрасно образованный Павел всюду признан и обласкан. В гостях у Фридриха Прусского он посещает военные игрища и, вернувшись в Петербург, устраивает в своем гатчинском дворце плац для маршировки сотни солдат.
Несколько лет Павел был почти счастлив — гатчинское затворничество, возможно, было лучшим его временем (именно тогда была написана программа реформ в России). Он увлеченно строил своих солдат и изобретал для них форму по немецкому образцу — с треуголками, париками и завитыми буклями. Постепенно в Гатчине образовался целый гарнизон, отнюдь не потешный; появились флот и даже артиллерия, начальником которой стал майор Аракчеев. Наблюдая военную активность сына, Екатерина забеспокоилась: не готовится ли к перевороту? До Гатчины доходили слухи, что императрица собирается лишить сына права наследования в пользу старшего внука, Александра.
Указ уже был готов, как вдруг в ноябре 1796-го «матушка» скоропостижно скончалась. Столица в страхе ожидала появления на троне «гатчинского затворника», ожидая от него всевозможных гадостей — и уж, по крайней мере, больших перемен.
«Семья» больше не нужна

Павел поначалу обманул ожидания — никого не казнил. Зато покончил с неспешной, вальяжной жизнью екатерининских вельмож. Он вставал в пять утра, молился, принимал чиновников с докладами. Опоздавший мог считать себя уволенным. За короткое царствование Павла все ведомства меняли начальников не раз и не два. Лица, относившиеся к «семье» покойной императрицы Екатерины II, были постепенно удалены от должностей. К концу царствования Павла насчитывалось 20 тысяч отставных офицеров и чиновников.
Как оба Петра, их потомок за все брался и во все входил сам, решая — часто наобум и без должного внимания — тысячи дел. Он работал по 16 часов в день, разбирая дела о пожарах и трактирных драках, о разведении овец и издании книг. У ворот дворца он велел установить ящик, куда каждый подданный мог опустить письмо для императора. И он действительно читал их — сто, двести, иногда триста писем в день. И не только читал, но и старался помочь. Правда, вскоре ящик сняли, поскольку в него стали кидать злые пасквили и карикатуры на императора. Российская демократия примерно одинаково выглядит во все времена…
Мечтая навести порядок, на деле он нагнал страху: покончить с российским воровством и бардаком столь судорожными методами было еще труднее, нежели остановить их путем гласности и демократизации…
Призрак бродит по парткому

Отношения между подданными и их государем испортились быстро. Вдруг оказалось, что всех устраивают всеобщее воровство, лень и отсутствие дисциплины. «Русскому Гамлету» пришлось отвечать на вопрос: реформировать или не реформировать? Екатерина в свое время нашла ответ: страна большая, всего не растащат. Главное — чтобы чиновник был сметлив (то есть умел бы прятать концы в воду) и лично предан ей.
Павел по-рыцарски отверг этот принцип. Он требовал от подданных безукоризненной честности — и в результате все талантливые царедворцы оказались в опале. Те, кто остался, отвечали «так точно» на любые приказы императора и исправно доводили их до абсурда. Какой театр сделали из павловской нелюбви к круглым шляпам, столь популярным во Франции времен революции! Их настрого запретили, чем отобрали у него значительную часть, как сказали бы теперь, электората — всех столичных модников!
Дворянина могли разжаловать и сослать за любую вину — дурное поведение, разврат, пьянство, неповиновение, косой взгляд!.. Перед ссылкой провинившихся пороли — неслыханное дело при матушке Екатерине. Под понятие «разврата» подводилось все, вплоть до появления офицера в общественном месте в шубе. Борясь с веяниями французской революции, Павел запретил слова, казавшиеся императору крамольными: «гражданин», «отечество», «общество», почему-то «стража» — и, конечно, «республика». Заодно Павел не разрешил носить жилеты, фраки, сапоги с отворотами…
А вот к простым подданным Павел был милостив. Солдатам при нем стали сполна выдавать рацион, который прежде отцы-командиры нередко разворовывали. Царь снизил налоги, запретил гонять крестьян на барщину больше трех раз в неделю. В народе Павел прослыл добрым царем, только кто ж народ спрашивал?
Среди дворян никто не жалел о «тиране». Хотя этот «тиран» за все годы никого не казнил. На свою беду, он не читал Макиавелли: «Правитель может быть жесток, но тогда ему следует быть последовательным в своей жестокости». Павел не был последователен даже в этом — и проиграл.
Не хватало постоянства и его внешней политике. Сначала он провозгласил мирную политику, а потом отправил Суворова воевать с французами, затем — испугавшись его славы — уволил старика в отставку, помирился с Наполеоном и решил воевать с Англией. Тут-то и был задуман пресловутый индийский поход казаков, который прервался со смертью Павла. Кстати, по слухам, в его убийстве не последнюю роль сыграло английское золото, которым коварный Альбион оплатил услуги заговорщиков.
«Что я вам сделал?»

Свержение Павла было безобразным, как все российские перевороты. Всю жизнь он боялся заговоров против себя. Потому и его любимая резиденция — Михайловский замок — могла выдержать длительную осаду и даже пушечный обстрел. И охраняли ее самые «надежные и верные» слуги. Они-то и предали императора в ту ночь 11 марта 1801 года, когда в его спальню ворвалась толпа напившихся для храбрости гвардейских офицеров. Павел спрятался за ширмой, но его нашли и объявили, что он арестован. «Как это арестован?» — в недоумении спросил царь. И второй вопрос, недоуменно-обиженный и исконно российский: «Что я вам сделал?»
От немолодого уже человека, застигнутого заговорщиками врасплох, в одном белье, трудно требовать героизма. Впрочем, он тут же опомнился — вспомнил о своем титуле, закричал, затопал ногами. Силач Николай Зубов, брат последнего екатерининского фаворита, вышел из положения просто: ударил Павла в висок тяжелой золотой табакеркой. Хрупкий, субтильный император грохнулся оземь. Офицеры навалились всем скопом на упавшего и задавили. Сознание совершившегося убийства мгновенно отрезвило их. Заговорщики в панике разбежались. Остался только аккуратный немец Беннигсен, который уложил растерзанное тело на кровать и отправился приветствовать нового царя — Александра Павловича.
Тот рыдал, хватался за голову… Когда сцена затянулась, другой немец — столичный губернатор граф Пален — схватил наследника за руку и потащил вон, приговаривая: «Довольно ребячиться, пошли царствовать». Последний в досоветской России дворцовый переворот завершился успешно.
Плохо кончившим российским правителям придумывали самые нелепые обстоятельства смерти — лишь бы не открывать истинных ее причин. В случае Павла это был «апоплексический удар» — не ахти какая убедительная ложь, но все-таки не столь откровенное издевательство, как «геморроидальная колика», от которой будто бы скончался его отец Петр III.
Памятником его забавам остался Михайловский замок. Это причудливое строение Павел проектировал сам и говорил: «Здесь моя душа». Его убили через неделю после того, как замок был достроен. Сегодня в замке устраиваются экскурсии для туристов, желающих увидеть… призрак императора, который якобы до сих пор безутешно бродит по опустевшим двести лет назад коридорам.
А вот партком советского учреждения, одно время размещавшегося в спальне императора, был как раз в его роковой спальне. И никакие призраки парткомовцев не мучали — у них нервы крепкие.
Насильно мил не будешь

В период восшествия Павла I на престол по рукам ходил астрологический прогноз, где среди прочих доморощенных пророчеств было и такое: «Родившийся между 15 сентября и 13 октября бывает частию флегматик, мужественного нрава, имеет великой лоб и широкие брови… Скор к гневу, но скоро и отходит. Охотно слышит о себе похвалы, смирен, но бывает злопамятен. Смерть ему последует от злой женщины. И если благополучно переживет 42-й год, то будет жить до 99 лет».
Павел пережил свои 42 года. Но ему это не помогло. «Злой женщиной» для него стала не только матушка Екатерина, которая удавила-таки отпрыска руками своих «орлов», но и сама Россия, которую он пытался насильственно осчастливить.

ВАДИМ ЭРЛИХМАН

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK