Наверх
13 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "Ген семьи"

Намечающийся мировой тренд — аутбридинг — несет человечеству как генетическое разнообразие, способствуя успешному продолжению его рода, так и скандалы, разрушающие институт семьи.   Бывшая москвичка Елена Самойленко стоит перед редким для русской итальянки выбором. Или остаться вести курсы итальянского языка для своеобразного клуба русских жен Неаполя, или принять приглашение и войти в правление что-то вроде правозащитного центра русских жен Юга Италии.
   — Я еще не решила, — делится сомнениями Елена, — но рисковать не хочу. «Русские» — это жены итальянцев с Украины, из Литвы, Белоруссии и даже из республик Средней Азии. Везде разные законы, а у женщин почти невыполнимые просьбы — при разводе они хотят оставить детей при себе. Я же, когда вникла в законы, поняла, что вряд ли чем помогу. В Италии очень сильны католические традиции, и оснований для расторжения брака закон дает мало. Их еще надо доказать. Процедура развода и раздела детей еще тяжелее — может длиться несколько лет. При этом законодательство запрещает родителям-иностранцам вывозить детей за границу, если они рождены на Апеннинах.
   Для Самойленко, матери 5-летней Софии, закон — не главное. Она тоже прошла через угрозу распада своей семьи. И теперь считает эту черную полосу неизбежной нормой для любого брака между иностранцами. «Смотрю я на девчонок, как они «грызут» итальянский, и вижу себя лет десять назад, — говорит Елена. — Я тоже думала, что моя любовь преодолеет все, но языковой барьер — это совсем не миф. Он отражение более глубоких различий — семейно-бытовых, культурных, биологических, климатических даже. Какое-то время мы с мужем сезонами жили на две страны. Заново сблизила нас дочь. Мы оба хотим, чтобы она стала человечком мира».
   София у них говорит на итальянском и русском, учит в детском саду английский и хочет, как папа-журналист, ездить по всему миру.
«Свободная невеста»
   В чем-то нетипичная семья Елены — новый тип намечающейся мировой тенденции, если говорить языком генетики, — аутбридинга (англ. outbreeding — одна из форм искусственного отбора, представляющая собой неродственное разведение).
   Его массовым «рассадником», по мнению ученых, стали мегаполисы — не менее искусственная среда, чем браки между иностранцами, немыслимые без миграции.
   — Популяционная генетика давно изучает миграции, — говорит Ольга Курбатова, ведущий научный сотрудник Института общей генетики РАН, первая в России защитившая диссертацию по генетико-демографическим процессам в мегаполисах, — приток генов в популяцию, их отток и возможные последствия для генофонда. Для такого рода демографической генетики важны не только число иммигрантов и эмигрантов, но и их этнический, половой и возрастной состав, а также генетические последствия миграционных процессов.
   Как установили ученые Института общей генетики РАН, брачные союзы с участием мигрантов в Москве составляют 58% всех браков. При этом до 14% столичных невест находят мужей за границей. И 82% среди уезжающих за своими мужьями невест — девушки с высшим образованием. Так, не прибегая к биохимическим и молекулярно-биологическим методикам, а анализируя материалы загсов и паспортные данные, ученые подкрепили тезис об «утечке мозгов» и доказали, что каждый пятый брак в Москве женщина заключает с представителем Кавказа. В совокупности же ученые обозначили новую проблему — изменения генофонда как минимум мегаполиса. А если учесть данные ФМС о том, что с наступлением кризиса потоки мигрантов постепенно переориентируются с Москвы и Петербурга дальше — в Сибирь и на Дальний Восток, то впору исследовать и признаки изменения генофонда нации. В центре намечающихся перемен, безусловно, женщина. И не потому, что «в горящую избу войдет». Генетики все приземляют. По их данным, число мигрантов-мужчин, въезжающих в Россию, всегда в 4—5 раз больше, чем женщин. В России же традиционно соотношение мужчин и женщин не в пользу сильного пола — 2,5 к 5. И, по расчетам Центра демографии и экологии человека Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, из-за идущей естественной убыли населения (мужчины умирают чаще и раньше) к 2015 году это соотношение может составить 2,5 к 6.
   Таким образом, чья-то злая ирония о том, что «главная валюта русских — это их женщины», в эпоху наступающего аутбридинга получает еще и вполне конкретное значение — «свободных невест». Остроту проблемы подчеркивают и исследования Института социально-экономических проблем народонаселения (ИСЭПН) РАН. Сегодня нехватка здоровых мужчин в экономике такова, что ее впору сравнивать с потерями СССР в годы Великой Отечественной. Из 20 млн мужчин трудоспособного возраста примерно 1 млн находятся в заключении, около 4 млн — «под ружьем» в системах МВД, МЧС, ФСБ, еще до 4 млн — хронические алкоголики и до 1 млн — наркоманы. Трудятся, то есть зарабатывают, являясь кормильцами, всего 10—12 млн мужчин.
   Для девушки встает закономерный вопрос: а, собственно, за кого выходить замуж? И от кого рожать, если до 30% умерших в 2007 году мужчины трудоспособного возраста? И хотя средняя продолжительность жизни в России поднялась до 66 лет в 2007 году, по этому показателю страна отстает от Китая на 5 лет, от США — на 12 лет, от «старых» стран ЕС — на 13—14 лет. Как итог сомнений — с кем создавать семью — в стране каждый год сокращается доля населения до 17 лет. Сегодня она равняется чуть более пятой части россиян, хотя даже в кризисном 1993 году составляла четвертую часть.
Понаехали
   Как для мигранта самый простой способ легализоваться — жениться на москвичке, так и для россиянки, чтобы выйти замуж за иностранца – надо уехать учиться или работать за границу. Есть еще знакомства через Интернет, но они как случайная встреча на улице: теоретически можно создать семью, на практике — не чаще статистической погрешности.
   Опять же, как выяснили генетики и демографы, наряду со знакомством с иностранцами или совместной работой-учебой, действенным способом создать семью с иностранцем остается брачная эмиграция с эмигрировавшим.
   — Пока мало исследовано такое явление, как последствия эмиграции из России, — говорит Наталья Римашевская, ведущий научный сотрудник ИСЭПН РАН, эксперт ООН по вопросам демографии. — Если сжато, то с генетической точки зрения ничего хорошего для нас, оставшихся, в ней нет. Идет снижение разнообразия популяции, поскольку представители некоторых этнических групп, например евреи и немцы, эмигрировали массово. Разумеется, генетическое разнообразие пополняется из других источников — за счет тех же мигрантов. Однако если число переселенцев из неблагополучных регионов Кавказа и стран СНГ превышает в Москве 1 млн человек, или до 10%, то среди москвичей-эмигрантов доля лиц с высшим образованием составляет 50%, а вообще в московской популяции — 30%. Близкие показатели демонстрируют и другие мегаполисы России. А высшее образование — это не только уровень интеллекта. Вывод напрашивается сам собой — утечка умов идет еще и на генетическом уровне.
   Параллельно, как установили эксперты Института общей генетики РАН, генетическое разнообразие российской популяции меняется и за счет естественного прироста по России, который неодинаков в разных этнических группах. Если у русских, украинцев, оставшихся немцев и евреев, белорусов он отрицателен, то расширенное воспроизводство идет у армян, молдаван и практически у всех этносов мусульманской конфессии. Правда, за увеличение численности одних этносов и уменьшение других отвечают не биологические, а социальные факторы. Тем не менее тенденция очевидна: изменилась и меняется дальность миграции и эмиграции. Глобализация ведет к тому, что средняя дальность перемещения мигранта выросла с 230 км в 80-е годы до 562 км в 2000-м. Хотя самые большие миграционные расстояния — почти 4000 км в 2005 году — отмечены в крупных городах Сибири и Дальнего Востока, но Москва и Петербург перекрывают и эти нормативы миграции — до 4,5 тыс. км. А как утверждают генетики, согласно так называемой модели Малеко, степень генетических различий между индивидами определяется как функция от расстояния между местами их рождения.
   Проще говоря, как вынужденное предпочтение иностранных кавалеров русскими женщинами внутри страны, так и активный экспорт русских невест ведут к генетическому разнообразию. Но что с того имеет сама женщина?
Не совсем чужие
   Современная наука доказала, что человечество генетически едино. Подтверждением этого тезиса стало то, что браки со смешением генов не сказываются на плодовитости. Однако люди чаще вступают в брак со своими ровесниками, представителями той же профессии, той же социальной среды и национальности. Хотя, как утверждают исследования российских и американских генетиков, несмотря на то, что люди подбирают себе партнеров по принципу сходства, именно их генетические различия способствуют успешному продолжению рода. Как, например, браки между иностранцами.
   Однако серия громких скандалов с похищением русскими мамами у мужей-иностранцев своих детей (и наоборот), закабаление русских жен в арабских гаремах и насилие над ними в африканских семьях свидетельствуют о пробуксовке аутбридинга, размывающего ген семьи, — если не о стремлении мужской цивилизации низвести роль женщины до «генетического материала».
   — Это первые уроки промежуточного соприкосновения разных культур, — полагает Жанна Зайончковская, ведущий научный сотрудник ИСЭПН РАН. — И последствия резкого увеличения так называемого брачного расстояния между местами рождения супругов, продиктованного скачком глобализационных процессов. Полагаю, как защитная реакция, неизбежен временный откат — заключение браков между территориально и культурно более близкими нациями и народами. Например, между народами бывшего СССР. Однако вектор роста аутбридинга не отменить.
   Одной из причин его роста, как полагают ученые, стали быстро растущие стандарты жизни, за которыми многие страны не успевают. В то время как отставание России от мировых стандартов качества жизни стало очевидным, приобщиться к ним теперь хочет каждый. Но по индексу социального развития страна сегодня занимает лишь 60-е место в мире, по продолжительности жизни — почти 100-е, по уровню здравоохранения — и вовсе 130-е. Одновременно растут цены не только на ЖКХ и лекарства, в 10 раз по сравнению с 1998 годом выросли цены на билеты в театры. Даже по одному из главных своих достижений — образованию — страна спустилась с престижного 5-го места в мире на 30-е.
   — Можно драматизировать ситуацию, — убежден Владимир Филиппов, ректор РУДН и академик Российской академии образования, — и спасаться от нее эмиграцией, а можно взглянуть на нее непредвзято и противостоять негативу. Будучи экспертом ЮНЕСКО, я знаю, как составляются рейтинги, например по образованию, — на основе опросов экспертов. Так вот, по их мнению, российское среднее образование по-прежнему остается одним из лучших в мире. Что же касается высшего образования — оно несовершенно, но надо быть слепцом, чтобы не видеть очевидного: оно фундаментально, чего нет во многих странах.
   Резервы для подтягивания стандартов жизни изыскивает и федеральная власть. По данным ФМС, в 2008 году впервые компенсация миграционным приростом численных потерь населения страны составила 71%. Это рекорд: в 2003 году эта цифра равнялась 4%, в 2006-м — 22%. То есть власть осознала резерв обновления генетического разнообразия и использует его. Причем потоки мигрантов регулируются. Среди тех, кто въезжает, больше всего жителей Украины — 3,6 млн, Узбекистана — 2 млн и Казахстана — 1,5 млн. Вектор миграции также переместился из Москвы и Центральной России на Урал, в Сибирь и на Дальний Восток, где дефицит трудовых ресурсов очевиден. При этом высококвалифицированные мигранты из безвизовых стран, въезжая в РФ, получают документы, которые можно назвать аналогом «голубых карт» Евросоюза: они дают право на российское налогообложение, освобождают от пошлины (1000 рублей в месяц за право работы) и упрощают возможность получения российского гражданства.
   — Возможно, эти меры удержат не одну тысячу российских женщин от брачной эмиграции, возможно, выйдя замуж за мигранта, они потом уедут с ним, — говорит Ольга Курбатова. — Но в любом случае, при нынешней динамике, если считать от конца XIX века, исходный генофонд русских на 70% будет заменен за счет притока генов русских из других регионов и мигрантов. Это произойдет примерно за 10 поколений (генетики за одно поколение берут 25 лет. — «Профиль»). Так, через 100 лет русские Москвы, где мигрантов больше, будут сильно отличаться от русских из провинции.

   Триллер «Похищенный» в последнее время — любимый хит российских СМИ. Главный герой — ребенок. Герои второстепенные — его российская мать и иногда его иностранный отец. Они судятся за ребенка, похищают друг у друга — включая в этот процесс всех, кого можно, от президентов до бандитов. Но пока российские матери воюют за своих детей, другие — будущие матери — решают не менее важные вопросы: от кого рожать? Где рожать? С каким отцом у их будущего ребенка больше шансов вырасти здоровым, получить хорошее образование — да и просто хорошо прожить жизнь? «Профиль» решил облегчить им выбор.

   ХРОНИКА
   В 1993 году Наталья Захарова, актриса МХАТ им. Горького, вышла замуж за французского врача-стоматолога Патрика Уари и эмигрировала во Францию. Через два года у них родилась дочка Маша, а еще через год супруги развелись, и суд решил оставить ребенка матери. Отцу было разрешено видеться с дочерью по выходным и забирать ее на каникулы. Но в 1998 году суд пересмотрел свое решение, и девочку сначала определили в приемную семью, а потом передали отцу единоличные права на ее воспитание. В 2000 году российский президент Владимир Путин не смог убедить своего коллегу Жака Ширака повлиять на решение правосудия. Неудачей закончилась и попытка апелляции. В 2007 году апелляционный суд Версаля отказал матери в возвращении ребенка.
   ***
   В 2007 году после развода россиянки Ирины Беленькой с французом Жан-Мишелем Андре французский суд оставил право опеки над их дочерью Элизой за отцом. Мать, нарушив решение суда, вывезла Элизу на родину, где отстояла свои материнские права в российском суде. В 2008 году отец выкрал двухлетнюю Элизу и увез во Францию. В марте 2009 года уже Ирина выкрала дочь у бывшего мужа, но была задержана на границе Венгрии с Украиной. Между родителями Элизы было достигнуто мировое соглашение. До наступления шестилетнего возраста Элиза будет проживать в России и Франции одинаковое количество времени. Ирина ожидает во Франции суда по делу о похищении ребенка.
   ***
   В 1997 году Екатерина Тарковская, племянница знаменитого кинорежиссера, вышла замуж за гражданина Германии Игоря Ясеневского и эмигрировала в Мюнхен. После развода в 2002 году она вернулась в Москву, временно оставив двух сыновей в Германии. За время ее отсутствия Мюнхенский суд передал отцу опекунство над детьми, и он увез их в неизвестном направлении. Через год Тарковская выяснила, что они живут в Латвии. Дело до сих пор не закрыто.
   ***
   Российская актриса Елена Сафонова в 1994 году вышла замуж за французского актера и режиссера Самуэля Лабарда и переехала в Париж, где у нее родился сын Саша. В 1997 году супруги расстались, сын по постановлению суда остался жить с отцом, а матери с ним видеться запретили. Только через три года она получила право на редкие свидания с ребенком.
   ***
   В июле 2002 года американец Патрик Гармин похитил в Москве у своей российской жены Лолиты Гармин их общую 7-летнюю дочь Эмилию и вывез в США через Украину. Позже родители договорились, не прибегая к помощи суда: Эмилия осталась с матерью.
   ***
   В 2004 году гражданке России Светлане Степной вопреки решению Делаверского суда удалось вывезти из США на родину пятилетнего сына Шона. Американский суд лишил ее родительских прав, теперь отец ребенка добивается его депортации из России.
   ***
   В 2003 году жительница Ярославской области Наталья Зарубина отправилась на заработки в Португалию, где родила дочку Сандру. Чтобы иметь возможность работать, Зарубина определила дочь в приемную семью, проживающую в маленьком городке Барселуш. Когда у россиянки истек срок действия визы, португальские власти собрались ее депортировать. Приемные родители несколько лет отстаивали в суде свое право на ребенка, но в итоге Сандра вернулась вместе с матерью в Россию, в поселок Пречистое.
   ***
   Несколько лет назад Гульнара Галиева из самарского села Шентала вышла замуж за словацкого предпринимателя Петера Горника и переехала в Словакию. Там у них родился сын Яник. В ноябре 2008 года Гульнара вернулась с ребенком на родину. Через несколько месяцев Петер приехал в Россию на день рождения ребенка и похитил его. Гульнара поехала за ним в Словакию, где ей удалось через суд доказать свое право на Яника.

 
Детская история
   На рубеже XIX столетия швейцарский педагог Песталоцци первым заговорил о правах ребенка, но лишь в 1959 году ООН приняла декларацию таких прав — на семью, здравоохранение, образование и даже на «любовь и понимание». Детей предписывалось защищать «от всех форм небрежного отношения, жестокости и эксплуатации». В в течение всего ХХ века перечисленные права неутомимо нарушались — все войны и социальные потрясения в первую очередь били по детям. На исходе Гражданской войны в СССР было около 5 млн беспризорников, которых большевики довольно быстро пристроили в детдома и колонии. Еще быстрее была решена та же проблема после Великой Отечественной войны, когда семьи лишились 3 млн детей. Советская власть считала заботу о беспризорниках сугубо государственным делом. В 1919 году усыновление вообще запретили, в 1926-м разрешили — но не лицам, принадлежащим к «эксплуататорским классам», судимым и хронически больным. И не иностранцам — они могли вывозить за валюту из страны любые сокровища, но не детей. Если в 1918 году Красному Кресту позволили вывезти из голодающего Петрограда в США 800 малышей, то во время голода 1921 года в Поволжье такая же попытка чуть не кончилась расстрелом сердобольных американцев.
   Когда в годы войны за границей оказалось около 15 тыс. советских детей, власти настойчиво добивались их выдачи. Представитель СССР в ООН Вышинский в пламенной речи утверждал: «Передача этих детей в чужие семьи, воспитание их на чужом языке — преступление». Действительно, большинство ребятишек из СССР, очутившихся в Германии, Франции, Польше, разобрали по семьям — в большинстве стран это и сейчас главный способ устройства сирот. Там нет наших детдомов, значительная часть выпускников которых еще в советское время не могла адаптироваться к взрослой жизни и попадала прямиком на зону.
   В «лихие 90-е» на улице оказалось не менее 2 млн мальчиков и девочек. У 90% из них есть родители — пьяницы, наркоманы и садисты, жить с которыми невозможно. Детдома не могут «переварить» всю эту массу, да дети и не рвутся в эти заведения казарменного типа. Отношение к частным приютам у властей по-прежнему негативное — многим памятна история подмосковного христианского приюта «Остров надежды», который закрывали с помощью ОМОНа. Каждый год армия бездомных детей вырастает еще на 100 тыс. Между тем за границей стоят настоящие очереди на усыновление малышей из России, и 65 тыс. из них уже проживают там. Ежегодно иностранцы усыновляют около 10 тыс. наших детей — больше, чем сами россияне. Это не устраивает ура-патриотов, которые уверяют, что за границей едва ли не всех ребятишек ждут секс-притоны, продажа на органы или гибель от рук приемных родителей. Такие факты и правда есть — только в США за пять лет были убиты 13 усыновленных россиян. Однако в России всего за год родители — родные, не приемные — убивают до 2 тыс. детей.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK