Наверх
11 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Геройский рейд"

Чеченские силовики пробуют себя на новом поприще. В связи с рейдерским налетом на крупнейший мясоперерабатывающий комбинат Питера упоминают имя Героя России бригадного генерала Сулима Ямадаева. Питерская милиция не видела в том ничего предосудительного.Не били, а пытали
   Захват мясокомбината «Самсон» ввел в российский лексикон новое понятие — «синдром Кондопоги». Его суть сводится не к притеснению коренного населения нацменьшинствами, а к бездействию и трусости коррумпированной или просто неэффективной власти на пути к устранению конфликта.

   Вот и Смольный быстро дистанцировался от происходящего, считая захват предприятия конфликтом хозяйствующих субъектов: «Когда люди с автоматами врываются на предприятие — при чем тут городское правительство?» — недоумевал Михаил Осеевский, вице-губернатор Санкт-Петербурга, руководитель комиссии по вопросам экономической безопасности и противодействию незаконному захвату предприятий.

   Похоже, городские чиновники не знают, как реагировать на ситуацию, и ждут распоряжений сверху. Ведь налетчиками называют не каких-нибудь бандитов с автоматами, а бойцов элитного батальона «Восток» под командованием Героя России Сулима Ямадаева, активиста партии «Единая Россия», брата депутата Государственной думы от Чечни Руслана Ямадаева. «А вдруг действия правоохранительных органов приведут к новой войне в Чечне?!» — испуганно говорят в МВД и не спешат «раскручивать» дело.

   — По крупному счету мы, конечно, этим делом занимаемся, потому что это наша территория, — говорит Алексей Смирнов, начальник отдела ФСБ Московского района Петербурга. — Теми людьми, которые избили директора, мы не занимаемся. Мы пытаемся контролировать ситуацию, но глубоко не копаем. Потому что люди эти наверняка уже уехали. Если говорить об уголовном деле, это не наша подследственность. Этим занимается милиция. Разным ведомствам там толкаться смысла нет. А помочь мы вряд ли сможем.

   Во как!..

   Мясокомбинат к вооруженному визиту готов не был: бизнес-споры в Северной столице так не решают с середины 90-х годов. Хронология захвата выглядит так: 15 сентября в 13 часов к заводу подъехали около тридцати мужчин, вооруженных пистолетами Стечкина. Налетчики нейтрализовали охрану предприятия, вырубили связь, расставили посты на территории завода и ворвались в кабинет гендиректора мясокомбината Хамзата Арсамакова. Сотрудникам милиции, приехавшим на вызов, главный налетчик предъявил удостоверение сотрудника Минобороны на имя Сулима Ямадаева (мы в данном случае не утверждаем, что это именно он и был, но обращаем внимание на дальнейшие невразумительные действия следствия. — «Профиль») и сказал, что это — семейная разборка, внутренний чеченский конфликт: немножко бизнеса, немножко защиты уважаемых людей по горским законам. А он здесь только для того, чтобы ситуация не вышла из-под контроля Минобороны.

   — Мы не вмешались в конфликт лишь потому, что перед нами был уважаемый среди питерских милиционеров человек — Сулим Ямадаев, — оправдываются сотрудники 68-го отделения милиции. — Откуда мы знали, что происходит — бандитская разборка или политическая?!

   Взяв под козырек, милиционеры поспешили ретироваться с территории завода. А зря. В это время за стеной истекал кровью гендиректор предприятия. Пытка, говорят, продолжалась двенадцать часов — до тех пор, пока под угрозой расправы над семьей он не отдал оригиналы и копии свидетельств о регистрации прав собственности на здания «Самсона», а также учредительные документы предприятия и печати.

   Когда сотрудники предприятия вошли в кабинет, директор без сознания лежал распластанным в луже крови. Тело было в кровоподтеках, пальцы и руки сломаны, видны следы удушья и повреждения шеи, кожа местами свисала клочьями. Врач Военно-медицинской академии, куда Арсамаков был доставлен после того, как у него открылось внутреннее кровотечение, только ахнул: «Его не били, его пытали!» Придя в сознание, Хамзат Арсамаков написал заявление об увольнении по собственному желанию «в связи с невозможностью на этой должности обеспечить безопасность своей семьи».

За пригоршню долларов
   Предприятие «Самсон» уже давно контролируется чеченскими структурами. В их собственности, говорят, находятся 150 зданий и сооружений предприятия, расположенных на площади 54 га. В 2002 году мясокомбинат был объявлен банкротом и выкуплен главным кредитором — Московским индустриальным банком, в частности, его владельцем — чеченским бизнесменом Абубакаром Арсамаковым. В классических восточных традициях этот уважаемый человек назначил гендиректором «Самсона» своего племянника Хамзата. Элитный участок земли, занимаемой заводом, решили оформить на московскую группу компаний «Салолин», чтобы вывести из-под банкротства. Со временем между двумя бизнес-структурами начался конфликт, в результате которого встал вопрос о правах собственности. Весной 2006 года в арбитраже состоялось судебное разбирательство. Суд вынес решение в пользу Арсамаковых.

   У руководства «Салолина» уже были и виды на землю. На заводских территориях и прилегающих к ним землях совхоза «Лето» планировалось реализовать один из крупнейших на питерском рынке недвижимости проектов. Предполагалось построить 1,3 млн. кв. м жилых, 200 тыс. кв. м торговых и 180 тыс. кв. м офисных площадей. Инвестиции в проект были оценены в миллиард долларов. О своих планах «Салолин» со своим партнером, московским ЗАО «Альянс Девелопмент Групп», объявил в начале августа, но из-за решения суда строительство не могло начаться.

   — Видимо, от бессилия руководство «Салолина» решило обратиться за помощью к чеченцам, чтобы те продолжили разговор с «Самсоном», правда, уже не в правовом русле, — считает источник в прокуратуре. — По некоторым сведениям, командиру чеченцев за участие в захвате предприятия была обещана половина выручки от продажи земель. По слухам, разговор между тем, кто представился потом Ямадаевым, и заказчиками захвата происходил в отеле «Невский Палас» 15 сентября утром. Тогда командир явившихся на разборки чеченцев шокировал постояльцев гостиницы наличием огромной вооруженной свиты.

   Служебной командировки в Петербург у военнослужащего Ямадаева, насколько известно, в то время не было.

«Им мало не покажется!»
   Пока бывший владелец «Самсона» Хамзат Арсамаков приходил в себя в больнице, «наезды» на завод продолжились. Правда, уже без кровопролития. 19 сентября в 7 часов утра член совета директоров «Салолина» Левон Харазов в сопровождении вооруженных людей вновь приехал на предприятие и попытался прорваться в заводоуправление, но был задержан милицией. Задержанных сначала привезли в РУВД Московского района, где возбудили уголовное дело по статье 162 УК — разбой, а потом перевезли в УБОП.

   — Это дело уже не в компетенции района. Дело приняло к производству Главное следственное управление. Оно находится под надзором прокуратуры города, — говорит Вадим Непряхин, прокурор Московского района. — Поскольку все на «Самсоне» происходило очень быстро, за нами был только надзор за первичными следственными действиями. На место мы не выезжали. Там было разбойное нападение. Это подследственность милиции.

   Под арест вместе с Левоном Харазовым попали еще трое участников захвата — юристы и сотрудники службы безопасности «Салолина». Все они были опознаны сотрудниками мясокомбината среди людей, требовавших выдать им оригиналы учредительных документов «Самсона».

   — Зря правительство города взялось за тамбовскую группировку, под которой ходили крупные питерские директора производств, — считает бизнесмен Сергей Ломакин. — Лучше платить своим бандитам, чем ждать, пока чеченцы лишат законного бизнеса силой.

   Тем временем представители батальона «Восток» категорически отрицают какое-либо участие их людей и лично Ямадаева как в этой разборке, так и в бизнес-конфликтах вообще. Замминистра Чеченской Республики Николай Симакин тоже подвергает сомнению участие Ямадаева в вооруженном захвате.

   — Первый раз слышу вообще об этой ситуации в Санкт-Петербурге, и уж тем более что были замешаны чеченские милиционеры. Наши сотрудники никуда из Чечни не выезжали. Мы никого не направляли в Санкт-Петербург, командировочных никому не выписывали, — говорит Симакин.

   Президент Вайнахского конгресса (так называется чеченская диаспора Петербурга) Абдулла Даудов предлагает прекратить рассматривать произошедшее как конфликт с участием чеченцев. По его глубокому убеждению, не имеет значения, какой национальности были захватчики, главное, что все они — граждане Российской Федерации.

   — Мне очень не хочется верить, что в конфликте участвовал Ямадаев. Эта проблема намного шире национальной чеченской. Если это был он, выходит, на криминальную разборку приезжал российский генерал, высокопоставленный российский чиновник. Это позорит не Чечню, это позорит государство, у которого генералы на разборки ездят, — считает Даудов. — А если все-таки он, то у меня вопросы к тем, кто его назначил на высокую должность. Если это был Ямадаев, то вопрос о его приезде был согласован. Пусть неформально, но на очень высоком уровне.

   Сведения о скандальном захвате мясокомбината до сих пор носят отрывочный характер. Ни одна из участвующих в конфликте сторон не комментирует происходящее. Первой заговорила губернатор Санкт-Петербурга. Спустя неделю после громких событий она обтекаемо назвала действия группы лиц неправовыми.

    — Я уверена, что им мало не покажется, и охота на такие действия в Санкт-Петербурге будет отбита, — заявила Валентина Матвиенко.

   Губернатор отметила, что «уже доложила об этой ситуации главе МВД и начальнику ФСБ, и они держат ситуацию на контроле». Кроме того, губернатор сообщила, что все виновные, пытавшиеся посягнуть на чужую собственность, понесут самое строгое наказание, а права собственников уже восстановлены.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK