Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Государственный долг. Исполняется впервые"

Российское правительство готово вплотную заняться проблемами государственного долга. Но прежде чем попытаться его сократить и «оптимизировать», государству придется точно подсчитать, кому и сколько мы должны. Выясняется, что для этого ему потребуется не менее полутора лет.Своевременные выплаты России по внешним долговым обязательствам (прошлогоднее «фи» в сторону Парижского клуба не в счет) внушают уважение и способствуют росту рейтинга надежности страны. Это напоминает стародавние времена, когда СССР с завидной пунктуальностью одной рукой выплачивал «буржуям» проценты, а другой — с такой же аккуратностью давал в долг братским народам Африки или Латинской Америки. Правда, самой «твердой валютой» с нашей стороны в то время был непревзойденный автомат Калашникова.
Расплачиваться России сегодня приходится не только за «исторические» долги (итог принятых на себя финансовых обязательств Союза взамен на зарубежные активы СССР), но и за горбачевскую перестройку, дефолт и т.д. А эти выплаты, как известно, составляют основную статью бюджетных расходов (около 25%).
Впрочем, нынешняя экономическая ситуация работает на нас. «Жирок» в несколько миллиардов, накопленный за последние два года (хорошая конъюнктура на нефтяном рынке), позволяет без особых напрягов не только раскошелиться на необходимые выплаты, но и подсуетиться и снивелировать «долговые пики», которые приходятся на 2003, 2005 и 2008 годы. Это как нельзя лучше сказывается на имидже России, которая позиционирует себя как страну с рыночной экономикой и стремится оговорить максимально выгодные условия для вступления в ВТО.
Впрочем, такая выгодная экономическая конъюнктура не всегда является благом. Столь «примерное» поведение России объясняется и тем, что уже нельзя свалить все на экономический кризис, падение цен на нефть и хроническую «усталость» рубля. Что же касается предстоящих платежей, то списать часть долгов, как это делалось в феврале 2000 года в отношении Лондонского клуба (когда удалось списать 35% долга, а остальную часть реструктурировать под льготные проценты на 30-летний период), вряд ли получится.
После неудачной попытки заставить Парижский клуб в 2001 году пойти на реструктуризацию долга (когда в январе 2001 года правительство заявило о том, что не будет платить Парижскому клубу по графику платежей, но «лондонская» схема не сработала, реструктуризации мы не дождались, и пришлось-таки платить) тактика сменилась на противоположную.
Мы не только аккуратно платим все, но и некоторым образом «хулиганим», выкупая ряд долговых обязательств опосредованно и досрочно (то есть, надо полагать, с дисконтом). Правительство фактически признало, что в нынешнем году через ряд российских банков (прежде всего через ВЭБ) выкупило обязательств на сумму чуть менее $2 млрд. Основным объектом недавней скупки был четвертый транш облигаций внутреннего валютного займа (ОВВЗ-IV) со сроком погашения 14 мая 2003 года ($3 млрд.), который (и это уже не вызывает ни у кого сомнений) почти полностью выкуплен и досрочно погашен Минфином.
В результате «пиковый» 2003 год, которого все так опасались, вдруг перестал быть таковым. В будущем году нам нужно платить уже не $19,5, а $17—16 млрд. (в Минфине даже называют цифру в $14 млрд.). Эти проплаты были вполне легитимно осуществлены из допдоходов бюджета.
Кроме того, осенью 2001 года досрочно погасил свои долги перед МВФ на сумму $2,8 млрд. и ЦБ РФ. Была достигнута также договоренность о списании $2,5 из $3,6 млрд. долга перед Чехией (их выкупило РАО «ЕЭС России»). При этом внешний долг сократился со $157 млрд. в 1999 году до $134 млрд. на конец 2001 года. По последним данным Минфина, сейчас сумма долга составляет $130 млрд.
Брать или не брать — вот в чем вопрос

Тем не менее рапортовать о ликвидации долговой проблемы пока никто не решается. По словам Михаила Касьянова, «общая экономическая стабильность в России позволяет системно заниматься проблемами внешнего долга».
При выработке этой самой стратегии, очевидно, сталкиваются несколько подходов к проблеме. Первый, который и реализуется в последние месяцы, состоит в досрочном погашении обязательств и полном отказе от дальнейших заимствований. Как известно, его сторонником является президентский советник Андрей Илларионов. Реализации этой идеи мы и обязаны фактом скупки российских долгов. Однако заместитель министра финансов РФ Сергей Колотухин заявил, что Минфин и в дальнейшем не будет проводить досрочного выкупа российских обязательств у кредиторов, так как найдены «другие пути оптимизации долга».
Противоположная позиция заключается в постулате о невозможности проведения обещанных выплат, тем более по «пикам» (2003, 2005 и 2008 годы), так как их размеры находятся на экстремально высоком уровне. Эту точку зрения исповедуют некоторые представители Минфина, она активно поддерживается и «красной» частью российского парламента. Предлагается настаивать на полном или частичном списании «политических» долгов последних 10 лет, а также на реструктуризации всех остальных. Однако в нынешней ситуации реализация такой программы представляется проблематичной.
Есть и ряд, надо признать, не самых новых идей о конверсии внешнего долга. То есть прежде всего речь идет о «взаимозачете» долгов Парижскому клубу. Эти долги оцениваются в $150 млрд. — сумма, примерно равная нашему внешнему долгу. Но известно, что 90% этих обязательств — старые советские (и тоже «политические») долги за поставку вооружений. Большинство стран-должников — Эфиопия, Ангола, Мозамбик, Афганистан — практически некредитоспособно. Однако такие страны, как Индия, Алжир, Ливия и Ирак, возможно, что-то и отдадут. Сложно оценить, насколько реализуема эта схема. Понятно одно: правительство (или его агент) обязательно будет пытаться воплотить ее в жизнь.
Кроме того, существует еще одна возможность — конверсия внешнего долга в социально ориентированные расходы российского бюджета. К примеру, американцы предложили списать $3,5 млрд. долгов России перед США, если эти деньги будут потрачены на реализацию программы разоружения.
Почем фунт долга?

Сегодня единого подхода к проблеме госдолга нет. Более того, нет даже точного понимания, кому и сколько мы должны и когда именно нужно проводить выплаты. Именно поэтому объемы задолженности даже официальные источники дают обычно с некоторым лагом в $1—3 млрд. Более того, ряд экспертов считают, что общая сумма внешних долгов с учетом задолженности регионов, муниципальных бюджетов, предприятий и т.п. в разы превышает озвучиваемую правительством сумму.
На проблему долгов внешних накладываются и вопросы с долгами внутренними. Здесь все несколько проще. Ведь их объем составляет «всего» 530 млрд. рублей (то есть $17,5 млрд.), и эти обязательства существенно менее рисковые, т.к. номинированы в рублях и не зависят от валютного курса. Правительство тем не менее признает, что нынешнее фактическое и административное разграничение внешних и внутренних обязательств не имеет смысла. Ведь где именно и как занимать (на внутреннем или внешнем рынке) — это вопрос бюджетной и финансовой политики вообще.
Видимо, для того, чтобы окончательно разобраться с этими вопросами, была озвучена «Концепция единой системы управления государственным долгом РФ». Она предлагает провести подробную «инвентаризацию» долгов (в основном внешних) и создать единую систему управления ими, ликвидировав таким образом разделение на внешние и внутренние. Далее предлагается путем конвертации одних обязательств в другие нивелировать «пики» платежей. Кроме того, следует использовать возможности «оптимизации» долгов. То есть, например, при повышении кредитного рейтинга страны занимать на лучших условиях (под меньшие проценты) для того, чтобы погасить более «дорогие» обязательства и т.п.
Есть намерение увязать долговую стратегию с формированием бюджета. То есть, по словам Михаила Задорнова, уже в следующем году правительство и Дума могут перейти к среднесрочному (то есть не на год, а на два—четыре года вперед) планированию бюджета и увязыванию этого процесса с долговой стратегией.
Очевидно, что будет создан единый механизм по управлению долгом. Для этого предлагается объединить все ныне существующие подразделения Минфина, которые занимаются долгами (а их четыре: департамент внешнего долга, департамент внутреннего долга и два подразделения, которые занимаются международными финансовыми организациями и активами Минфина — займами, кредитами и т.п.), в единый департамент и создать «долговое агентство» на базе части Внешэкономбанка. Кроме того, Минфин уже готовит в бюджетный кодекс значительный пакет поправок, которые призваны эту систему узаконить.
Нынешняя концепция предусматривает следующую систему полномочий госвласти: президент — устанавливает приоритеты на краткосрочную и долгосрочную политику страны, Федеральное собрание РФ — устанавливает в законе о федеральном бюджете верхний предел госдолга (внутренних и внешних заимствований), правительство РФ — утверждает стратегию управления госдолгом и финансовыми активами, Центробанк — на стадии разработки и реализации стратегии согласует с Минфином вопросы соответствия долговой политики с денежно-кредитной политикой и управлением золотовалютными резервами, Минфин — осуществляет все заимствования, реализует правительственную стратегию, осуществляет бюджетное планирование и т.д., Минэкономразвития — участвует в анализе эффективности проектов, финансируемых из внешних заимствований, и, наконец, Федеральное агентство по управлению долгом — осуществляет по поручению Минфина реализацию стратегии и годовых программ, а также все операции на рынке долговых гособязательств, обслуживание долга и т.д. Таким образом будет подготовлен закон об управлении госдолгом.
Эта концепция уже фактически принята правительством (окончательный вариант будет представлен к концу марта), несмотря на имеющиеся разногласия Минфина с ЦБ. Правда, по заявлению Минфина, они носят не принципиальный, а технический характер. Основная проблема состоит в том, кто все же будет производить расчеты с кредиторами — агентство или ЦБ.
Реализация концепции отнесена на 2004 год. По словам представителей Минфина, именно столько времени потребуется на приведение в соответствие законодательной базы. Еще одним аргументом было желание правительства без эксцессов пройти «пиковый» 2003 год, чтобы затем в спокойной обстановке заниматься реализацией концепции. Однако сегодня понятно, что эта проблема снята, поэтому последний аргумент уже не кажется таким весомым. Между прочим, существуют и более экстравагантные объяснения такой «отсрочки». Предстоящие в 2003—2004 годах парламентские и президентские выборы вполне могут оставить без кресел некоторых нынешних высокопоставленных чиновников. Поэтому «запасной аэродром» в виде должности руководителя долгового агентства вполне можно приберечь до лучших времен.

Место России по важнейшим индикаторам внешней задолженности*

NПоказательМесто
1Государственный внешний долг, % к экспорту62
2Государственный внешний долг, % к ВНЕ80
3Полные платежи по внешнему долгу, % к экспорту72
4Процентные платежи, % к экспорту58
5Процентные платежи, % к ВНП81

* Анализ Всемирного банка.

Данные на 1999 год, рассчитанные по 130 странам.

МАРИЯ МИКЕЛИ, ВЛАДИМИР ЗМЕЮЩЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK