Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Государство требует долива"

О том, как российское правительство и нефтяные компании готовы распорядиться сверхдоходами от торговли нефтью, «Профилю» рассказал президент Тюменской нефтяной компании Семен КУКЕС:Два месяца, с тех пор как Америка пообещала разбомбить Ирак, а Венесуэла забастовала, нефтяные цены галопируют вверх. Цена на российскую нефть марки Urals колеблется вокруг рекордной отметки $30, и это не может не радовать нефтяные компании. Тем не менее правительство этой радости не разделяет, чувствуя себя на общем празднике жизни несколько обойденным.
На прошлой неделе Минфин при поддержке экспертов Международного валютного фонда приступил к выработке предложений правительству по увеличению налоговой нагрузки на нефтяников.
И вот ведомство Алексея Кудрина решил выбрать главной точкой по увеличению нагрузки на энергоэкспортеров повышение налога на добычу полезных ископаемых. Правильное аппаратное решение, ибо у Минфина просто нет другого выбора. Почему же Минфин не может просто задрать экспортные пошлины на нефть?
А все дело в том, что еще год назад Дума лишила правительство этого права. Парламентарии с 1 января 2002 года утвердили формулу расчета, по которой ставка пошлины жестко привязана к уровню мировых цен на нефть. (Пошлина на нефтепродукты составляет 90% от пошлины на сырую нефть.)
При этом пошлина на следующий налогооблагаемый квартал по думской формуле устанавливается исходя из средних цен мирового рынка двухмесячной давности.
Этим объясняется, например, тот казус, что с февраля этого года — на пике цен — нефтяники будут платить таможне меньше, чем сейчас. (Дело в том, что решение об изменении пошлины принималось в январе на основании данных Минэкономразвития о ценах за ноябрь и декабрь 2002 года, а резкий скачок цен произошел только во второй половине прошлого декабря. В результате было принято решение о том, что с февраля вместо нынешних $29,8 с тонны сырья нефтяники станут платить $25,9.)
Правительство такая явная нелогичность ситуации — буквально на грани унижения — устроить, естественно, не может.
Впрочем, и применить спешно задуманный запасной вариант — увеличить налог на добычу этой самой нефти — правительству тоже удастся едва ли. В нашей стране все дискуссии власти с нефтянкой о деньгах всегда заканчивались победой нефтянки. Но, может быть, оно и к лучшему.
Во-первых, бессмысленное увеличение налогов несколько противоречит общим устремлениям правительства. Ведь именно снижение налогов на реальный сектор стимулирует экономический рост, о чем так убежденно нам рассказывают Алексей Кудрин и Сергей Шаталов. А, во-вторых, у правительства нет просчитанной, а значит, согласующейся с задачами экономического роста, программы использования сверхдоходов нефтянки. Если их направят, скажем, на устранение перекрестного субсидирования в энергетике и ЖКХ, то это — к росту. Если же на всеобщую индексацию, то хорошо будет лишь на короткое время.
Чем хуже, тем лучше

Тем не менее, несмотря на все антибюджетные формулы думцев и текущую невозможность поднять рентные платежи с «капиталистов» в бюджет, последний все-таки кое-что заработал на высоких нефтяных ценах. Заметим, что о сверхдоходах российского бюджета от нефтяной отрасли можно говорить лишь в последние два года.
По нашим сведениям, российские нефтяники считают, что нынешняя система оптимальна и для бюджета, и для возглавляемых ими компаний. Налоговая нагрузка на нефтяные компании выросла почти в полтора раза (см. график).
Только три крупнейшие компании — «ЛУКойл», ЮКОС и «Сибнефть» — заплатили в бюджет в минувшем году $8,9 млрд. против $5,5 млрд. в 2000-м.
В том числе и за счет этих денег правительству удалось решить одну важную задачу — обслуживание внешнего долга, который с 1999 года неуклонно сокращается. В нынешнем году (а на него приходится пик выплат) правительство имеет $6,5 млрд. резервов и хвастается опережающим графиком выплат.
С опережением графика идет также индексация пенсий и зарплат бюджетникам. Впрочем, повышение уровня жизни от этой индексации общественное мнение пока не фиксирует.
Однако приличные доходы от нефтянки, похоже, явились существенным тормозом реформ как таковых.
«Лучше бы этих сверхдоходов и не было — так сформулировал свою мысль эксперт Экономической экспертной группы Александр Устинов. — Для российских властей, похоже, чем хуже, тем лучше. Вспомните 1998 год. Нефть стоила $10. Страна испытала шок, после которого и была разработана очень внятная экономическая программа Грефа, правительство задумалось о реформах и начало что-то реально делать. Однако затем наступило нефтяное благоденствие. Финансовые показатели российской экономики улучшились, но в основном из-за благоприятной внешней конъюнктуры, а не из-за структурных преобразований. План реформ был принят в очень усеченном и бесконфликтном варианте, но даже и он не реализован».
Задумались ли в правительстве о реформах именно после ознакомления с программой Грефа — судить сложно. Но режим жесткой экономии при всеобщей бедности действительно дисциплинирует.
Зачем орлам деньги

Желание правительства получить с нефтянки дополнительные доходы понятно — работа такая. Взять хотя бы совершенно неожиданное обострение проблем ЖКХ. Дела там совсем уже плохи, а похоронить предвыборный год в прорванных канализационных трубах власти никак не хотелось бы. Поэтому очень заманчиво звучат призывы коммунистов отобрать деньги у нефтяников и за их счет сохранить дотационность и, соответственно, не проводить никакой реформы ЖКХ, не злить народ повышениями цен на столь первоочередные услуги.
К тому же за счет нефтяных доходов можно было бы решить насущную проблему самих же нефтяников. На сегодняшний день достигнут технологический максимум прокачки нефти по магистральным трубопроводам «Транснефти» — хозяина всех нефтепроводов. А на этот год компании запланировали рост добычи еще на 8%, и если физически не удастся выпустить нефть на экспорт, то некуда ее будет девать и внутри страны.
Сейчас изыскиваются возможности для того, чтобы в экстренном порядке увеличить объем прокачки. Так, с правительством Литвы ведутся переговоры о выкупе блокирующего пакета порта Вентспилс (экспортные возможности 1,6 млн. тонн в год). В минувшем году в силу дороговизны от этого экспортного маршрута Россия отказалась. К тому же обсуждается вопрос о том, чтобы загрузить смесью Urals трубопровод Холмогоры—Клин, ранее используемый не на полную мощность, но для нефти лучшего качества — Sibirian Lights (она заполняет трубу едва ли на треть ее реального потенциала.) Однако нефтяники сильно опасаются, что решить эти проблемы самостоятельно правительство в ближайшее время не сможет.
Они были бы готовы помочь правительству за счет собственных средств, построив частный трубопровод из Сибири до Мурманска, — четверо крупнейших игроков уже обо всем договорились и анонсировали проект. Но власти выпустить нефтянку из-под трубного госконтроля пока боятся.
Однако побороть свои искушения и страхи правительству все же придется. И не только по поводу того, как бы еще доналогообложить производителя нефти и как заставить его больше заплатить за доступ к гострубе.
Нефтяники тоже не лыком шиты, от сверхдоходов de facto они имеют львиную долю, а соответственно — содержат свое лобби во всех ветвях власти и, значит, еще поборются.
Главный же вопрос для бюджета — как потратить то, что он все-таки от хорошей мировой конъюнктуры получит.
Ведь надо же в конце концов определиться: решать за счет сверхцен на нефть сверхзадачи — избавление экономики России от перекрестного субсидирования по тарифам на энергию и услуги ЖКХ, внешнего долга и избыточных налогов на реальный сектор — или, как всегда, пустить допдоходы на выборы? Желание все отобрать и поделить, сделать так, чтобы как можно дольше жить в кривом зеркале экономики недоплат, — типичный предвыборный популизм.
Не нужно проедать доходы

«Разговоры о сверхдоходах нефтяной отрасли — подход довольно-таки упрощенный. Массовый потребитель смотрит на взлет цен и говорит: слишком хорошо нефтяникам живется, увеличьте-ка им налоги. А торопливые шаги в этом направлении грозят негативными последствиями и для отрасли, и, соответственно, для бюджета. Ну о каких сверхдоходах можно говорить после трехмесячного роста цен! Да, прошлый год был в целом для нефтянки удачный, но не нужно забывать, что в первом квартале произошло резкое падение на внутреннем рынке (после введения по соглашению с ОПЕК ограничений на экспорт нефти на внутреннем рынке последовал кризис перепроизводства. — «Профиль»). Экспортируем мы только 40% добытой нефти, остальное перерабатывается и реализуется на внутреннем рынке, достаточно неэффективном.
Профессиональные инвесторы реагируют на ценовую ситуацию на рынке нефти более спокойно, чем массовый потребитель. Посмотрите на котировки акций крупнейших энергетических корпораций. ВP, Exxon, Shell потеряли за последние несколько месяцев до 50% своей стоимости, приблизившись к минимальным за предыдущие два года показателям капитализации. Это означает: серьезные экономисты в долгосрочной перспективе не верят, что высокая цена продержится долго.
Мы в своих расчетах тоже исходим из довольно спокойных прогнозов. Бюджет компании просчитывался исходя из среднегодовой цены в $21, но реальная цена, скорее всего, будет такой же, как в 2002 году, — примерно $23,5. Цена эта все еще довольно приличная. Но не нужно забывать о том, что принес период высоких нефтяных цен и для отрасли, и для страны. Нефтяная отрасль сумела существенно улучшить свои показатели — и качественные, и количественные. Темпы роста добычи последние три года растут по прогрессирующей шкале — по нашим расчетам, увеличение добычи в 2003 году в среднем по отрасли составит 8,6%. Улучшилось качество топлива, условия работы сотрудников, инфраструктура. Государству же за счет нефтянки тоже удалось решить многие свои проблемы. За последний год международный рейтинг России поднимался шесть раз — это о многом говорит. Начаты налоговая, банковская реформы. Впрочем, очевидно, что этими доходами можно было бы распорядиться более эффективно. Нетрудно заметить, что последние годы социальные выплаты идут с опережением, а на непопулярные реформы правительство часто не решается. Но когда период высоких цен закончится, эта мягкость может обернуться проблемами. В период высоких доходов трудно жить, затянув пояс, но для нашей страны это просто необходимо. Нужно не проедать доходы, а выкупать свои долги, более активно заниматься реформами».

ЕКАТЕРИНА ДРАНКИНА, НИКИТА КИРИЧЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK