Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Хичкок+Кристи"

Два талантливых человека, если они еще и знакомы со студенческих лет, вместе наверняка придумают что-то интересное. Елена Ханга и Олег Вакуловский придумали литературно-художественный проект «Третье пророчество».— Историческую фантазию вроде вашего «Третьего пророчества» часто воспринимают всерьез. Не боитесь обвинений в искажении фактов?

Олег Вакуловский:
То, о чем мы пишем, — сотрудничество Третьего рейха с секретной службой Ватикана, финансирование Ватиканом «крысиной тропы» СС, материалы Ла Висты (был такой американский деятель из разведки, который впервые опубликовал материалы об этом сотрудничестве) — все подтверждено серьезными документами. Даже то, что эсэсовцы скрывались на Ближнем Востоке, в арабских странах, и все эти «накруты» с «Моссадом» — все практически документально. Наоборот, никто не может врубиться, что все — правда, воспринимают как триллер. А это как раз история. Фантазия начинается уже в наши дни — да, не танцевал Шандыбин танго с принцессой из Европы в Ницце, это мы придумали. И еще, не хотелось бы, чтобы нашу книжку презрительно называли русским ответом Дэну Брауну. Моя жена, прочитав ее, сказала, что Дэн Браун — это «Денискины рассказы». Но объяснить, о чем наша книга, без слова «дэнбраунизм» уже невозможно. Такой стереотип.

Елена Ханга: В литературоведении преподают жанры. Приходят мудрые писатели, профессора — вот повесть, вот роман, вот рассказ, вот особенности жанра. А потом каждый из них на последней лекции обычно подводит к мысли, что самое хорошее — это когда они все вместе. Получается очень странная вещь: настоящие «американские горки». История, связанная с разведкой, ужасно смешная. Все смеются. И вдруг — серьезные документальные события, связанные с секретной службой Ватикана. А потом опять: любовная история наших героев — ха-ха-ха, и тут же в противовес — про Линдермана и Шарлиз Терон.

О.В.: И еще одна вещь. Главная тема — третье пророчество. Все эти пророчества Девы Марии, по преданию, так или иначе затрагивали Россию. Речь шла о революции в России и о мировых войнах. А самая большая загадка, которая касалась непосредственно России, почему-то у нас очень мало известна — возможно, потому, что ее официально, хотя и нехотя, признал Ватикан и пророчество это для Ватикана — очень больная тема. Еще одна проблема, которой я изначально побаивался, проблема читателя, привычно воспринимающего Хангу как телеведущую. Мы это потихоньку решаем. Я понимаю, что на это должно уйти много времени. «Про это», «Про то», «Принцип домино» — Лена интересно говорила с телезрителем о простых, знакомых каждому вещах… Но уместить в мозгах читателей, что книга — художественное произведение, причем интересное, классно написанное… Не один месяц, год пройдет, пока укрепится новое восприятие Ханги. Но было приятно, что в одной рецензии ее назвали русской Агатой Кристи.

— А какова коммерческая реакция на вашу книгу? 

О.В.:
Выразимся элегантно: за первые три недели ушел весь первый тираж. Это если про бизнес говорить. Лена никак не может привыкнуть, что схема успеха на книжном рынке, в отличие от телевидения, принципиально другая. В первую очередь по времени. В телевидении ты сегодня вышел в эфир, утром следующего дня у руководства телеканала — рейтинги всей страны, все знают, насколько ты великий и ужасный. Сейчас Лена уже вникла, как работает схема: сто человек прочитали, каждый рассказал десяти своим знакомым. Все гораздо дольше, чем на телевидении. Ну и, конечно, если бы сначала по новой российской традиции было кино, а потом вышла книжка, ее бы еще больше раскупали — хотя книжка все равно уже отбилась. Но когда будет кино, понятно, что пойдет вторая волна продаж.

— Насколько технологичен творческий тандем телерасследователя и популярной телеведущей? Или у вас, как Ильф и Петров про братьев Гонкур шутили, один бегает по издательствам, а другой стережет рукопись?

Е.Х.:
Вначале мы хотели кино сделать…

О.В.: Сначала пришла Лена с идеей кино. Сидим, проговариваем кино. Потом я в конце разговора предлагаю сделать по-другому — сначала книжку. У Лены была идея: она сама хотела стать и автором, и продюсером, причем не кино, а телесериала. Все получилось по-другому. Киносериал с таким Джеймсом Бондом. Потом возникло опасение, на котором я ее подловил, — извините, что в третьем лице. Вот именно как Ильф с Петровым! Сценарии, которые раздаются в разные места, украсть — как нечего делать. Можно отдать сценарий в общество по защите авторских прав, но идею украдут запросто и напишут другой сценарий по этой же идее, и у вас официально никто ничего не своровал. Я поэтому решил: если мы сначала книжку издадим под нашими именами, никто ничего не попрет, все будет понятно, книжка — она памятник идее, она все застолбляет юридически. Мнительная Лена на это и купилась. Когда книжка была готова, но издательство ее еще только рассматривало, мы вышли на нескольких знакомых кинопродюсеров. Одни делали сериалы, другие делали кино, в результате остановились на «полном метре». Сейчас у них идея — сделать одновременно с «полным метром» телеверсию — четыре серии.

— Мини-сериал.

О.В.:
Да. Но главное для нас — «полный метр». А потом мы выбирали условия. Остановились на тех, кто ближе и кого лучше знаем. И продюсер Юсуп Бахшиев нас устраивает — он умница и очень эрудированный человек.

Е.Х.: Он нам и сказал, что в конце герой должен спасти мир. Я больше всего боялась, что надо будет что-нибудь взрывать, поскольку в книге мы спасали мир очень интеллигентно. Но самое ужасное другое: когда мы поняли, как мы спасаем мир в кино, это, во-первых, стало продолжением второй книги (кино будет сразу практически по двум книгам), а во-вторых… В книге далеко не полная фантазия. Например, повествование связано с одной очень серьезной военной системой, с военной технологией. И все это, как ни странно, увязывается с третьим пророчеством. В результате все сходится. Эта военная технология может привести к тому, о чем говорит третье пророчество. И когда мы врубились в это — мама моя! А это так все оно и есть!

— Как в романах Умберто Эко — начали копать…

Е.Х.:
…И испугались.

О.В.: Но были и смешные моменты: злопыхатели утверждают — заметьте, не мы, авторы, а некие злопыхатели, — что один из наших героев, сводня для олигархов Линдерман, — это, конечно, Петя Листерман. И дальше — цирк. Я его никогда в жизни не видел до недавнего времени, пока по телевизору не стали показывать. Мне о нем рассказывала Лена как о персонаже, который мечтал все время попасть в ее ток-шоу…

Е.Х.: …А я категорически запрещала.

О.В.: И пока мы писали книжку, я придумал идею, что он осуществляет проект «Шарлиз Терон». Свести голливудскую звезду и нашего олигарха какого-то загадочного.

Е.Х.: Олег придумал эту историю за полгода до того, как это случилось.

О.В.: Книжку Петр читать не мог, но через полгода после этого мы узнаем из средств массовой информации, что господин Листерман и проект «Шарлиз Терон» — это реальность.

Е.Х.: Во второй книжке все это будет железно. Она выйдет раньше фильма, нам обещали — в конце февраля.

— В цивилизованном варианте именно так, сначала книга выходит. Если становится бестселлером — по ней снимают кино. 

О.В.:
Лена хотела снимать сериал, а книжку в крайнем случае потом. Почему я предложил поменять конструкцию? Потому что когда есть книжка, где прописаны до чертиков, до корней все характеры, а сюжет книги — захватывающие, давние истории, тогда сценарий получается куда глубже и надежнее. В нем все равно остается десятая часть книжки, но он получается куда более проработанный, более глубокий, чем если бы книжка писалась по принципу «книга по мотивам фильма «Идиот» Федора Достоевского». 

Еще один интересный маркетинговый момент. Серьезные эксперты в издательстве и директора книжных магазинов в один голос нам сказали, что, когда у тебя стоят две книжки Ханги и Вакуловского, они продаются в два раза лучше. Одна — хорошо, но если две, а лучше три, и они стилистически объединены обложками, — почему-то они идут куда лучше, чем одна. Черт его знает, что это за особенность психологии такая!

Е.Х.: Самое интересное, что первая книжка вышла в трех разных обложках. Сразу «ушли» обложка с нашими фотографиями и pocket book в мягкой обложке. Но мягкая чуть дешевле, чуть меньше формат. Она очень любопытна, она, честно говоря, мне очень нравится. Хуже всего пошел вариант в твердой обложке без наших фотографий. Тогда мудрое издательство сделало следующий тираж уже только в двух версиях — этой, с фотографиями, и мягкой.

— Когда кино-то посмотрим?

О.В.:
Съемки начинаются с января. Подготовительный период месяца два — и вперед. Создатели картины уверяют, что фильм появится 28 ноября 2008 года, но я совершенно не понимаю, как это можно успеть.

Е.Х.: Сейчас главное, как я уже сказала, не снимать сцены Норвегии в Эстонии. Продюсером нам было обещано, что Норвегия — это та самая страна, которую нельзя повторить ни в каком Подмосковье или где-то еще: так уж она выглядит, она уникальна настолько, что нигде ее нельзя снять. Это нас купило.

— Будете контролировать процесс съемок?

О.В.:
Думаю, мы этого не сможем себе позволить, потому что каждый раз будем падать в обморок — ведь героя, героиню каждый видит по-своему. 

— А писатель Елена Ханга будет сниматься в фильме?

О.В.:
Все будет по задуманной схеме. Мы создали кинокомпанию, которая должна выпускать продукцию в такой последовательности: первая книжка — первый фильм. Но здесь совпало так, что первый фильм — это полторы книжки, первая и половина второй. Третья книжка — следующий фильм. И так далее. Сейчас пока у Лены осталось ее любимое массовочное участие — роль в эпизоде.

Е.Х.: Я поставила условие. Если помните, во всех фильмах Хичкока он появляется сам — то мимо проходит, то в кафе сидит и т.д. Вот и я прошу немногого: позволить мне с моими подружками появиться в массовых сценах. Причем даже денег за это не прошу.

О.В.: Это с тебя денег никто не просит. Пока.

Е.Х.: Потому что все стилистки мои, все портнихи уже объявили, что, если их там не будет, больше к моей голове никто не подойдет.

О.В.: Есть такой анекдот. Когда Спилберг (прости, Господи) умирает и попадает в рай, является Петр и говорит: «Сам» просил, чтобы ты фильм снял». Спилберг: «Ой, какая честь, какое доверие!» Петр: «Снимаем по твоему сценарию, бюджет неограниченный, делай что хочешь, полная свобода. Только… забыл сказать. «Сам» просил, чтобы в главной роли ты его девчонку снял».

Е.Х.: Но в следующем фильме я уже попрошу ввести роль джазовой певицы-мулатки!

— А потом второстепенная роль постепенно-постепенно станет главной.

Е.Х.:
Ха-ха! Продавим, продавим!

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK