Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Хижина Дяди Сэма"

Предать, можно сказать, единственного надежного друга последних лет, бросив его чуть ли не в беде? «Нет!» — отвечают россияне, продолжая упорно копить доллары, несмотря на длительное падение его курса. Поскольку доллар у нас — не просто иностранные деньги, а почти что тотемный фетиш стабильности.Столь долгое томление обычно чревато какой-нибудь разрушительной судорогой: рано или поздно накопившееся напряжение дает мощный разряд неуправляемой энергии. Поводом для этого может послужить что угодно, любой, часто случайный, знак или намек, две-три строчки в информационном потоке.
В этом смысле день 21 октября, когда доллар упал ниже отметки в 30 рублей, идеально подходил на роль спускового крючка нешуточной паники. Если бы активные и пассивные коллекционеры зеленых гравюр среагировали на поданный им участниками торгов на ММВБ знак, то уже на следующий день обменные пункты страны, скорее всего, бесславно закрылись бы, вывесив плакат: «Рублей нет». А до этого их владельцы обрушили бы курс наличной валюты до наивозможно низкой отметки.
Однако ничего подобного не случилось — у обменников не видно даже очередей. А это значит, что 40, или 60, или даже 80 миллиардов долларов (столько американской валюты, по разным оценкам, находится на руках у населения) продолжает мирно испаряться во благо непонятно кому — разве что правительству Соединенных Штатов. Владелец, к примеру, тысячедолларовой заначки только за октябрь безвинно лишился примерно восьмисот рублей. Не лучше дела обстоят и у получателей зарплаты в конвертах. Официальная статистика трубит о росте доходов населения, но они (а их, как ни неприятно это официальной статистике, много) на своей шкуре чувствуют совершенно обратное. И это при том, что рублевые цены шествуют, как и положено в России, «своим путем», и уж точно не в сторону снижения.
Словом, никакой логики: средства массовой информации, банкиры и промышленники, зависимые и независимые эксперты и даже примкнувший к ним Джордж Сорос в один голос твердят, что падение доллара — это тенденция долговременная, однако внимающее им население словно бы впало в ступор и не предпринимает никаких рациональных действий по спасению своих сбережений.
Макроэкономической мудростью (мол, экономика Соединенных Штатов все равно самая мощная в мире и потому доллар рано или поздно свое возьмет) сей феномен не объяснишь, потому что сбережения среднего российского жителя не стратегические, а тактические: люди откладывают либо на покупку конкретной вещи, либо на черный день (вероятность наступления которого у нас по-прежнему высока). То есть деньги нашему человеку нужны завтра или в крайнем случае послезавтра, а не через пять-десять лет.
Дело тут, скорее, в том, что бурная финансовая история последних пятнадцати лет загнала нашего человека в состояние того мужичка из фильма «Чапаев», который говорил: «Белые пришли — грабют, красные пришли — тоже грабют. Куды бедному крестьянину податься?» То есть нет на российских пространствах такого финансового института или инструмента, к которым население испытывало бы большее доверие, чем к Федеральной резервной системе (даже если многие и не подозревают о ее существовании) и наличному доллару — даже падающему.
Старый друг лучше новых двух

А доверие масс (хоть к денежной единице, хоть к государству, хоть к вождю) — штука серьезная, на пустом месте и вдруг не возникает, а, напротив, формируется долго и трудно, в процессе совместного преодоления кризисов и потрясений. Основываясь на нем, люди организуют свою повседневную жизнь, выстраивают планы, приобретают привычки. И, соответственно, не может все это в одночасье рассеяться «как сон, как утренний туман».
Можно сказать, не боясь громких слов, что такое доверие, властно влияющее на практическое поведение миллионов людей, становится нешуточной ценностью национального масштаба, а переоценка столь важного уровня ценностей (раз уж обстоятельства, на которые массы не могут повлиять, к тому склоняют) не может не сопровождаться серьезным переворотом в умах и переменами в самом образе жизни. Но многолетнюю инерцию за месяц-два и даже за год не переломишь.
Если перефразировать Ильича, то Россия свою параллельную валюту выстрадала: много лет все вокруг рушилось и разваливалось — экономика и государство, идеологические устои и нравственные нормы, семья и школа, и только доллар среди всего этого хаоса сохранял постоянство — рос и рос.
Чего только не пережили россияне, пока их не прибило к надежному зеленому берегу! И павловский обмен купюр, и пропажу всех накоплений, доверенных государству, и либерализацию цен, и целую череду черных дней недели — с понедельника до пятницы, и «пирамиды», и дефолт.
Финансовый ликбез был убедительно нагляден, да к тому же шел в таком чрезвычайном режиме, что быстро привел большинство адекватных людей к полной утрате валютно-патриотических иллюзий. Доллар в кратчайшие сроки приняли за «своего», как ни удивительно это было для страны, где еще за несколько лет до того самое незначительное количество зеленоватых купюр могло обернуться для их владельца принудительным путешествием в места не столь отдаленные. В постсоветскую эпоху энная сумма долларов возвращала ее обладателю одну из наиболее горько оплакиваемых социалистических иллюзий — пресловутую уверенность в завтрашнем дне.
И вот от этого шишками и синяками заработанного опыта вдруг взять и отказаться? Предать, можно сказать, единственного надежного друга последних лет, бросив его чуть ли не в беде? Нет, что-то такое в душе — поверх всякой рациональности — против такого циничного решения восстает, и пачка долларов, уже приготовленная к бесславной сдаче, возвращается в прежнее укромное место…
Да и, с другой стороны, возникает вполне рациональный вопрос: а что взамен? Новорожденный евро? Это, во-первых, как заядлому курильщику к новому сорту сигарет привыкать — кашель замучает, а во-вторых, и евро после недолгого бурного роста начал падать…
И уж совсем мало греют жаркие речи финансовых патриотов. Ну да, конечно: цифры роста отечественной экономики впечатляют, международные рейтинги России растут, и депозиты в рублях вот уже давно доходнее валютных. Опять же — про наставшую политическую и экономическую стабильность можно услышать хоть из телевизора, хоть из утюга. Авторитетные люди рвут тельняшки на груди, доказывая, что из эпохи революций и катастроф Россия окончательно вышла и впереди ее ожидает безоблачное великодержавное будущее.
Однако «мужики сумлеваются», как в помянутом уже «Чапаеве» сказано. И полное на то имеют право, потому что источники экономического роста всем прекрасно ведомы, как и то, что они не очень надежны, поскольку, увы, контролируются пока что не кремлевской администрацией. Что же до структурных реформ, которые должны были подкрепить неустойчивый фарт, так про них наши верхи забыли, как только в воздухе запахло выборами. К концу предвыборного года политика в нашей стране безоговорочно победила экономику, причем речь, увы, о политике не стратегического уровня, а весьма скромного, то есть ближнего, прицела.
А раз пошла такая разухабистая пьянка — о политической стабильности следует забыть и стоит приготовиться к разного рода превращениям и чудесам, противоречащим всем объективным законам.
А что, разве не чудо продемонстрировала наша доблестная Генпрокуратура, одним росчерком пера приостановившая на прошлой неделе унылое падение доллара? Для этого пришлось, правда, арестовать самого успешного бизнесмена страны, укрепить недоверие между крупным капиталом и властью, обрушить фондовый рынок и в очередной раз поставить под сомнение привлекательность России для иностранных инвесторов.
Но зато сколько людей, до того терзавшихся проблемой, сдавать или не сдавать свои доллары, спят теперь спокойно, потому что получили внятный ответ на животрепещущий вопрос. Ну какой же псих побежит скидывать надежную валюту в совершенно непредсказуемой стране?

АЛЕКСАНДР АГЕЕВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK