Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Хотят ли русские взаймы"

Рубль будет и дальше укрепляться по отношению к доллару. Правительство намерено вернуться к практике внешних заимствований. Однако основной упор будет сделан на «длинных» внутренних займах. Сверхдоходы от экспорта нефти станут основой для формирования стабилизационного фонда. Об этом «Профилю» рассказал первый замминистра финансов РФ Алексей УЛЮКАЕВ.«Профиль»: Население у нас привыкло хранить сбережения в долларах. А между тем идет поступательное укрепление рубля по отношению к американской валюте. Сохранится ли эта тенденция?
Алексей Улюкаев: С начала года курс рубля по отношению к доллару действительно укрепился на 8,5%. Но если взять эффективный реальный курс рубля (то есть по отношению не к одному доллару, а к целой корзине мировых валют), то в таком случае укрепление гораздо меньше — всего 0,3%.
Я считаю не совсем обоснованной точку зрения, что дешевый рубль заметно способствует развитию производства. С одной стороны, низкий курс национальной валюты, конечно, удешевляет наш экспорт и делает его более конкурентоспособным относительно иностранных товаров. Но при этом для предприятий снижается стимул к модернизации производства, падает инвестиционная привлекательность страны. То есть мы выигрываем на торговых операциях, но в то же время проигрываем стратегически.
Поэтому, с моей точки зрения, рост реального курса не ухудшает экономическое состояние страны. Ведь сейчас одновременно с укреплением реального курса наблюдается рост ВВП: за I квартал — 7,1%.
Рубль сейчас очень недооценен, принимая во внимание разрыв между обменным курсом и паритетом покупательной способности. Поэтому в дальнейшем котировки рубля как по отношению к доллару, так и к корзине мировых валют будут расти. Это факт. Другое дело, что нужно постоянно смотреть, успевают ли наши предприятия адаптироваться к укреплению рубля. Необходимо контролировать, чтобы оно не зашкаливало за опасные значения. С нашей точки зрения, реальное укрепление рубля до 6—7% в год вполне приемлемо.
«П.»: Сейчас Минфин готовит проект бюджета на 2004 год. Каковы его основные параметры?
А.У.: Бюджет будет профицитным. Размер профицита, по нашим оценкам, составит около 95 млрд. рублей (0,7% от ВВП). Что касается среднегодового курса доллара — 31,4 рубля, то этот показатель может быть скорректирован. Мы его рассчитывали еще в марте, когда не было столь ярко выраженной тенденции на понижение курса доллара по отношению к рублю. Ожидаем также, что цены на российскую нефть в будущем году составят $22 за баррель. Что касается инфляции, то в бюджете-2004 мы планируем заложить уровень в 10%.
«П.»: По вашим оценкам, в запланированную инфляцию удастся уложиться?
А.У.: До последнего времени мы действительно превышали заложенные в бюджете параметры. Хотя вот уже три года подряд достаточно успешно снижаем уровень инфляции в среднем на 3%. В нынешнем году, я уверен, мы впишемся в заложенные в бюджете 12%.
Смотрите сами: рост цен обычно происходит в начале года, по итогам пяти месяцев инфляция составляет 7,1%, за полгода это будет меньше 8%. Остается еще 4—4,5%. В июле—сентябре у нас обычно практически нулевая инфляция. Соответственно, на последний квартал остается рост цен в среднем на 1—1,5% в месяц. В нынешнем году снизилось влияние на инфляцию энерготарифов. Поэтому у нас есть все основания предполагать, что этот фактор не окажет особого влияния на уровень инфляции.
Что касается будущего года, то рассчитываем, что инфляция останется в пределах 10%.
«П.»: Алексей Валентинович, в конце июня Минфин внес на рассмотрение в правительство ежегодную программу внутренних заимствований России. Каковы ее основные положения?
А.У.: Прежде всего мы подвели итоги деятельности Минфина по управлению внутренним долгом за прошлый год. Можно констатировать тот факт, что рынок внутренних заимствований полностью восстановлен после кризиса 1998 года как по его инвестиционной привлекательности, так и по структуре и объему. Кроме того, мы отмечаем две серьезные тенденции на рынке. Первая — снижение доходности по бумагам, что свидетельствует о надежности наших обязательств. Если инвесторы соглашаются на приобретение «длинных» госбумаг под 7—7,5% годовых в рублях, соответственно, они уверены в дальнейшем успехе мер правительства по снижению уровня инфляции.
Вторая тенденция — удлинение сроков обращения госбумаг. Сейчас мы успешно размещаем 15-летние облигации. В следующем году Минфин намерен вывести на рынок 20-летние бумаги. И мы не сомневаемся в том, что они будут востребованы рынком.
«П.»: Каковы другие положения программы?
А.У.: В 2004 году мы значительно расширим объем внутренних заимствований. Сейчас величина внутреннего долга, обращающегося на рынке, составляет чуть более 300 млрд. рублей, в следующем году она увеличится до 500 млрд. рублей. Тем самым возрастет ликвидность рынка, а у инвесторов появится больше возможностей для диверсификации своих портфелей.
Для правительства увеличение внутренних заимствований — это к тому же еще и способ рефинансирования нашего внешнего долга. На следующий год погашение по внешним заимствованиям составит около $9 млрд. Следовательно, нам нужно искать способы рефинансирования. Средства, полученные от бюджетного профицита, пойдут в стабилизационный фонд. Поэтому у нас остаются следующие источники: внутренние и внешние заимствования, а также доходы от приватизации. В 2004 году мы намерены занять за рубежом около $3 млрд., от приватизации мы ожидаем доход в размере $1—1,5 млрд. Оставшиеся $4,5—5 млрд. можно рефинансировать за счет внутренних заимствований. Соответственно, доля внутренних заимствований будет расти, а внешних — снижаться.
«П.»: Каково, на ваш взгляд, оптимальное соотношение доли внутренних и внешних заимствований?
А.У.: Это зависит от нескольких факторов. Во-первых, от экономического роста. Чем выше ВВП, тем больше может быть доля внутреннего долга. Во-вторых, когда мы говорим о внутреннем рынке, следует помнить, что не только российское правительство является заемщиком, на рынке также обращаются корпоративные, муниципальные бумаги и бумаги субъектов Федерации. Поэтому при увеличении нашей доли на рынке есть опасность «загнать в угол» других заемщиков, а этого делать нельзя.
Третий фактор, определяющий соотношение внутреннего и внешнего заимствований — это сравнительная финансовая эффективность. Если предположить, что курс рубля и дальше будет укрепляться, то обслуживание внутреннего долга будет не таким уж и дешевым по сравнению с внешними заимствованиями. С другой стороны, ставка Libor, на основе которой рассчитывается доходность по кредитам, достигла своего исторического минимума и составляет сейчас 1—1,25%. В будущем ставка, скорее всего, вырастет и, соответственно, обслуживание займа подорожает.
Поэтому тут надо смотреть на обе тенденции: укрепление реального курса рубля и возможный рост ставки Libor. И на основе этого определять, в какой конкретный момент нам дешевле обслуживать тот или другой вид заимствований. В перспективе же доля внутреннего долга в общем госдолге с нынешних 15% может увеличиться до одной трети.
«П.»: Вы упомянули о планах правительства в будущем году занять на внешних рынках около $3 млрд. Можно уже сейчас говорить о параметрах этого долга?
А.У.: Пока еще рано обсуждать этот вопрос, потому что сейчас мы еще обсуждаем параметры бюджета-2004, определяем источники рефинансирования. Мы воспользуемся правом заимствования лишь в случае благоприятной конъюнктуры на внешних рынках. Например, если мы сможем занять средства до 7—8%, то, возможно, мы разместим свои бумаги. Пока мировые рейтинговые агентства, международные аналитики оценивают риски на Россию как невысокие. И у нас есть все основания считать, что наши бумаги будут пользоваться спросом.
«П.»: А что еще кроме трехмиллиардного займа предусмотрено в программе внешних заимствований, которую Минфин также внес на рассмотрение в правительство?
А.У.: В программе есть еще два компонента — займы международных финансовых организаций и связанные кредиты. В будущем году их совокупная доля не претерпит особых изменений и останется на уровне $720 млн.
Что касается займов у международных финансовых организаций, то, на наш взгляд, правительству целесообразно занимать средства в основном под крупные инфраструктурные проекты общегосударственного значения с коротким сроком реализации.
А вот от связанных кредитов мы стремимся и вовсе отказаться. Во-первых, они довольно дорогие в обслуживании, во-вторых, по таким соглашениям нам приходится закупать оборудование по очень невыгодным ценам.
«П.»: В конце июня Минфин направил в правительство также стратегию управления стабилизационным фондом. Каковы основные параметры программы?
А.У.: В начале нынешнего года Минфин уже вносил в правительство концепцию по управлению стабфондом. Согласно доработанному варианту стабилизационный фонд будет создан 1 января 2004 года. Соответственно, те средства, которые правительство накапливало в виде финансового резерва, с 1 января 2004 года будут переведены в стабилизационный фонд.
Основные источники пополнения фонда — экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты, а также налог на добычу полезных ископаемых в части углеводородного сырья. Эти средства будут направляться в текущем режиме.
«П.»: Если я правильно поняла, в стабфонд пойдут все поступления от экспорта нефти. Но ведь это означает большую дыру в бюджете.
А.У.: Нет, в стабилизационный фонд пойдут отчисления при мировой цене на нефть выше $20 за баррель. Чем существеннее будет превышение, тем больше денег попадет в фонд.
По текущим расчетам объем стабилизационного фонда к началу 2004 года составит 220—230 млрд. рублей, за следующие три-четыре года мы планируем его увеличить до 688 млрд. рублей.
«П.»: Где и как будут храниться средства фонда?
А.У.: Есть два источника управления этими средствами: хранение на валютных депозитах на зарубежных счетах и вложение в бумаги первоклассных заемщиков (рейтинг — ААА). Управление фондом поручено Минфину с возможным делегированием части полномочий Центральному банку. Вполне возможно, что по вопросу инвестирования средств мы будем принимать решения совместно с Банком России.
«П.»: На что будут тратиться средства стабилизационного фонда?
А.У.: В неблагоприятные годы — при цене нефти ниже $20 за баррель — правительство получает право использования средств фонда для исполнения регулярных бюджетных обязательств. В бюджетной росписи все они точно указаны. Однако право на это мы получим только после пополнения базовой величины стабфонда до 5,25% от ВВП, или 688 млрд. рублей в ценах 2003 года.
А в благоприятные годы средства фонда можно направить, например, для рефинансирования и досрочного погашения госдолга, ускорения проведения структурных реформ, которые снижают бюджетные расходы будущих периодов.
«П.»: Как будет регулироваться расход стабилизационного фонда?
А.У.: В неблагоприятные годы Минфин сможет финансировать бюджетные статьи без предварительного разрешения правительства. В благоприятные годы, когда, на наш взгляд, можно будет потратить средства, например, на структурные реформы, мы направим соответствующее положение в правительство, которое и примет решение.
«П.»: А когда для России наступят эти неблагоприятные годы?
А.У.: Хотелось бы, чтобы они никогда не наступили. В долгосрочной перспективе нефтяные рынки, от состояния которых во многом зависит выполнение нашего бюджета, очень нестабильны. Что касается краткосрочного прогноза, то на ближайшие два года у нас есть все основания полагать, что цена российской нефти на мировых рынках составит $20—22 за баррель.
«П.»: Будет ли изменен бюджетный кодекс в связи с формированием стабилизационного фонда?
А.У.: Несомненно. В кодекс будут внесены соответствующие статьи, которые описывают механизм формирования, использования и учета средств фонда. Соответствующее положение будет направлено в правительство сразу же после одобрения концепции стабилизационного фонда. Я надеюсь, это не займет много времени.

НАТАЛЬЯ РОМАНОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK