Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Художник и модель"

Сергея Андрияку любит Юрий Лужков. Акварели художника украшают кабинеты мэрии. Многие его пейзажи чудом избежали пожара в Манеже. Но чудеса Андрияку сопровождают всю жизнь. Его жена Дарья познакомилась с ним еще в младенческом возрасте. А он уверяет, что знал ее еще до рождения. Анна Горбашова: Что ваш муж имеет в виду?

Дарья Андрияка: Вы у него спросите, я этот период жизни помню смутно. (Смеется.)

Сергей Андрияка: Мой отец, Николай Иванович, был директором московской средней художественной школы при институте имени Сурикова, где я, собственно, и учился — под присмотром дирекции. А Дашина бабушка, Александра Михайловна, работала в школе врачом. Ее дочь Татьяна, беременная Дашей, часто заходила школу. Кроме того, наши родители дружили семьями. Мое первое «свидание» с Дашей состоялось, когда мне было 16 лет. Мы с мамой пришли в гости к Александре Михайловне. Очень хорошо помню, что новорожденную Дашу купали на кухне. Она орала, не замолкая, весь вечер, во всяком случае, мне так показалось. Под впечатлением от Дашиного сольного выступления дома я заявил маме, что никогда в жизни не женюсь!

А.Г.: Вот уж действительно, хочешь рассмешить Бога — расскажи ему о своих планах…

Сергей Андрияка: И не говорите — сглазил. В 1977 году у меня умер отец. Это был очень тяжелый период для нас с мамой. Дашина семья пригласила нас пожить к ним на дачу в Расторгуево. Я уже учился на первом курсе Суриковского института и все свободное время писал этюды. Даше было три годика, когда я первый раз нарисовал ее портрет. Писать было довольно сложно — ребенок есть ребенок, все время вертится. Но акварель довольно точно отразила ее характер в том возрасте.

А.Г.: Даша, а вы помните, как первый раз позировали своему будущему мужу?

Д.А.: Помню. На даче меня укладывали днем спать в саду. Бабушка-врач была категорична: ребенок как можно больше времени должен проводить на свежем воздухе. Кстати, сейчас я тоже укладываю детей спать в саду. Я помню, как Сережа рассказывал мне сказки. Я слушала открыв рот, а он меня рисовал.

А.Г.: Получается, вы вместе росли?

Д.А.: Я вообще помню Сережку столько, сколько и себя. Он такой тощий был, страшненький, все время ходил в больших растянутых свитерах, как и положено художнику. Мы вместе ходили купаться, катались на велосипедах. В семь лет я ему еще раз позировала — для дипломной работы «Вечная память на поле Куликовом». У меня тогда была короткая стрижка под мальчика — вот Сережа и нарядил меня в одежду церковного служки, а в руки дал богослужебную книжку.

Помню, я еще была совсем мелкая, а Сережка, уже жених на выданье, бегал на свидания с девушками. Моя бабушка, втихаря от его мамы, гладила ему водолазки и все время говорила: «Ты пока не спеши, Сережа. Я тебе невесту ращу». Все смеялись, а она как в воду глядела.

А.Г.: Люди, которые дружат с детства, довольно редко женятся друг на друге: никакой интриги нет. Почему вы все-таки поженились?

Сергей Андрияка: Интрига получилась из-за нашей разницы в возрасте. Это ровесники друг другу надоедают, когда дружат с пеленок. Они же взрослеют и познают мир вместе. Для меня, уже взрослого мужчины, красивая двадцатилетняя девушка Даша не имела отношения к тому орущему кульку, который так напугал меня в детстве.

А.Г.: Даша, а Сергей — это ваша первая и единственная любовь?

Д.А.: Нет, были какие-то детские влюбленности и в школе, и в институте, но настоящая, взрослая любовь одна — Сережа.

А.Г.: Как ваши отношения переросли в роман?

Д.А.: В начале 90-х мы с Сережей стали плотно общаться на профессиональной почве. Он преподавал живопись сотрудникам американского посольства, а английского не знал. Сергей позвал меня работать к себе переводчиком. Целый год я ходила с ним в посольство параллельно с учебой в Институте иностранных языков.

Тогда мне казалось, что мужской пол на меня внимания особенно не обращает. Да и обращать-то было некому — в инязе в группе были одни девочки. Мама забила тревогу и попросила Сережу познакомить меня с каким-нибудь своим приятелем «помоложе». Знакомство устроили так: мама взяла меня с собой к Сережке в мастерскую под предлогом покупки картины в подарок. Якобы я помогу выбрать.

Сергей Андрияка: А я тем временем пригласил одного своего неженатого друга в гости, чтобы их свести…

Д.А.: На этого друга я так и не посмотрела. Через несколько дней я уезжала в Англию. Сережа принес мне толстый путеводитель и попросил купить какуюто ерунду. Я привезла ему все, что он просил. И когда отдавала, у нас все произошло в один момент. Потом мы в течение месяца старательно скрывались от мамы, а она вместе с моим другом, который учился на юрфаке МГУ на следователя, нас все-таки вычислила.

А.Г.: Хороший друг…

Д.А.: Он очень хороший парень, потомственный граф Орлов. Его мама мечтала, чтобы мы поженились. На день рождения они даже подарили мне фамильное орловское кольцо с рубином, но я его засунула «жениху» незаметно обратно в карман. В результате кольцо он потерял — вынимал что-то из кармана, оно и выпало по неведению.

А.Г.: Сейчас все кому не лень в дворяне записываются, а вы Орлову отказали? Графиня Дарья Орлова — как звучит!

Д.А.: Звучит, но мне Андрияка больше нравится. К гипотетическому жениху я не испытывала никаких чувств, кроме дружеских. Мне его мама очень нравилась.

А.Г.: Он, наверное, за вами следил из ревности?

Д.А.: Нет, что вы! Просто моя мама позвонила ему в панике: «Дашка с кем-то все время пропадает допоздна. А потом этот ктото привозит ее на машине и быстро уезжает!» Мама с бабушкой дежурили у окна, но кто именно сидел в машине, они так и не разглядели.

Сергей Андрияка: Мы все время останавливались в разных местах около дома. В тот раз подъехали в два часа ночи, и вдруг из темноты к машине подходит «следственный отдел» в полном составе. Мама была в шоке.

Д.А.: Она страшно обиделась, даже из дому ушла. Но я отпираться не стала, а после этого ушла к Сереже жить. Мы же не украли ничего, но мама все равно была страшно недовольна. Зато сейчас все довольны.

Сергей Андрияка: С Танькой я выпивать люблю, душевно так сидим.

Д.А.: «Танька» — это он о теще, между прочим. У них разница в возрасте меньше, чем у нас. И мой отец всегда любил Сережку, еще в школе ему химию решал. Папа — ученый-химик.

Сергей Андрияка: В выпускном классе Дашин отец мне все так хорошо объяснил «на пальцах», что я запомнил навсегда…

А.Г: Вы ушли к Сергею жить и сразу поженились?

Д.А.: Официально мы поженились через год, в 1995 году. Мы сняли квартиру, и я начала осваивать науку ведения хозяйства. Свадьбы как таковой не было, нас расписали без всякой помпы— без фаты, платья и лимузинов. И вообще, мы собственную свадьбу проспали. Друзья приехали в ЗАГС, а нас нет. Тут мы вбегаем, и в рабочем порядке, без всяких маршей, нас расписывают.

А.Г.: Не обидно было? Вроде торжественное событие…

Сергей Андрияка: Я советский официоз ужасно не люблю. Настоящая свадьба у нас была, когда мы венчались, хотя тоже без фаты. Мы уже в шутку обсуждали, что можно сделать еще одну красивую свадьбу. Выпендриться для себя на 10-летие брака, которое планируем отметить в этом году.

А.Г.: У вас трое детей, и все девочки. Наследника не планируете?

Д.А.: Ничего мы не планируем и не планировали. Детей Бог дает каждые три года. Ксении девять лет, Соне — шесть, Маше пока еще два, но мы уже в напряжении: срок подходит.

А.Г.: Папа уже учит детей рисовать?

Д.А.: Они в основном занимаются музыкой. Только Маня у нас любит с кисточками бегать.

Сергей Андрияка: Даша водит детей в музыкальную школу, на танцы, языком с ними занимается, а я получаюсь в стороне от всего этого дела.

Д.А.: Сережа меня все время спрашивает: «Ты говоришь с детьми на английском языке?» «Да. Мы мультфильмы смотрим. А ты чем занимаешься?» Мужа замучила совесть, и он взялся за Соню, учил ее рисовать апельсин — круг, тень и водичкой блик. Настоящий, объемный апельсин получился.

А.Г.: А муж никогда не приглашал вас на работу вШколу акварели Сергея Андрияки? Ведь бизнесом удобнее заниматься с близким родственником…

Д.А.: Я сама не хочу, мне моя профессия нравится. А Сереже я и так всегда помогаю. Сейчас у нас появилась идея снять фильм в эстетике Феллини — про то, как у обычного человека рождается художественное видение.

Кстати, у Сережи, помимо живописного таланта очень хорошие организаторские способности. Чтобы организовать школу, пуcть даже государственную, надо убедить многих людей в том, что она действительно нужна.

А.Г.: Как она появилась?

Сергей Андрияка: Школа открылась в 1999 году. До этого момента у меня была частная студия в мастерской. Собственно, когда число желающих учиться живописи переросло возможности моей мастерской, я пошел пробивать эту школу. Когда я обратился к Юрию Лужкову с просьбой поддержать идею открытия Школы акварели Сергея Андрияки с музейно-выставочным комплексом, он спросил: «А зачем ты такое длинное название придумал? Назвал бы просто — Академия акварели». Но когда происходил этот разговор, я умышленно не стал называть «академия», потому что еще не знал, как все получится. Это сейчас у нас 600 учеников, а тогда я до конца не продумал организацию процесса — школа плюс музей, в котором проходят выездные выставки российских галерей. Да и общеобразовательных предметов, которые позволяли бы давать среднее специальное образование, у нас нет. Сейчас мы находимся в статусе государственного учреждения дополнительного образования, и нас курирует комитет по культуре правительства Москвы. По статусу нас приравняли к кружкам по вышиванию. Когда я спросил у федеральных отцов: «Почему такой несерьезный статус? Вы же сюда своих детей водите…» — мне ответили: «Школа такого класса только одна в России, а у остальных очень низкий уровень. И нам пришлось бы делать для вашей школы исключение».

А.Г.: Дарья, скажите, муж для вас непререкаемый авторитет или все-таки бывают творческие разногласия?

Д.А.: С детства у меня было два самых уважаемых человека. Это владыка Алексей, настоятель Новоспасского монастыря, и не потому, что владыка, он просто порядочный и хороший человек. И мой муж — Сережа Андрияка. Таких людей я больше не встречала. То, что Сережа особенный, мне было понятно и в десять лет, и в четырнадцать, и в двадцать. Я его очень уважаю за то, что он всегда все отдаст, но никогда ничего не возьмет, чего не заработал сам.

А.Г: И вы никогда не спорите и не ругаетесь?

Д.А.: Бывает по мелочам… Но что касается творчества, у нас абсолютное единомыслие. В живописи я не профессионал, но когда профессионалы говорят мне, что квадрат — это искусство, я сужу так: «Если так и я могу нарисовать — это не искусство». А написать, как ван Эйк, я не смогу. И никто не сможет, его техника живописи вообще непонятна.

А.Г.: А вы тоже иногда стоите у мольберта?

Д.А.: Я рисую вместе с Сережей в основном на отдыхе. Садимся рядом с альбомами, и он меня учит.

А.Г.: Часто отдыхаете?

Д.А.: Нет, конечно. Трое детей, работа. У Сережи в школе дел полно. Еще и постоянные выставки в музейном комплексе при школе. Всем надо заниматься одновременно, преподавание требует полной самоотдачи. Последний раз, два года назад, удалось вырваться ненадолго в Грецию. Кстати, мы по-разному относимся к воде. Я очень люблю плавать, меня из моря не вытащишь, а Сережку — не затащишь. Он садится на берегу и рисует — ждет, пока я накупаюсь. Ждет долго, а потом я к нему с блокнотом пристраиваюсь.

А.Г: Вы, наверное, не любите часами лежать в шезлонгах?

Д.А.: Это точно. Можем полежать пару дней, отойти от московской суеты, но не больше. Хочется же и красоты посмотреть, и по музеям походить. Обычно мы берем напрокат машину и едем путешествовать по стране, изучать достопримечательности. Тем более в Греции художнику улежать в шезлонге трудно. Античные шедевры притягивают как магнит.

В этом году на Рождество мы собирались поехать в Шри-Ланку, но не успели с оформлением документов. Когда по телевизору показали цунами, мы порадовались своей медлительности.

Сергей Андрияка: Кстати, не в первый раз Бог бережет. 11 сентября с нами уже была подобная история.

Д.А.: 11 сентября мы должны были быть в Америке. У Сережи открывалась выставка в представительстве ООН, приуроченная к международному форуму, а я не успела сделать паспорт. Представительство находилось рядом с башнями. Мы наверняка пошли бы погулять и на башню влезли бы обязательно. Сергей меня по стенке размазал: «Моя выставка в ООН открывается, а ты паспорт вовремя сделать не смогла!» Но после просмотра новостей все встало на свои места: я — молодец и умница. А форум и выставку отменили.

А.Г.: Дети постоянно живут за городом?

Д.А.: Они все время с няней, да и моя мама помогает. Это нам надо мотаться на работу в Москву, а им лучше жить на природе, успеют еще попасть в этот урбанистический дурдом. Телевизор включать страшно. Как посмотришь, что везде происходит, так из-за забора высовываться не хочется. А тут так хорошо. Надеюсь, что на пенсии окончательно здесь поселимся.

А.Г.: Что-то рано вы о пенсии заговорили.

Д.А.: Время бежит очень быстро. Кажется, еще вчера я сидела в коляске, а Сережка меня Бабой-Ягой пугал. Не успела оглянуться, а мы уже вместе трем красавицам сказки рассказываем.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK