Наверх
13 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Иммиграция с халявой и без"

Мягкая и социально ориентированная иммиграционная политика Франции проигрывает предельно жесткой и избирательной иммиграционной политике США. Первая привела к образованию гетто, вторая превратила Америку в «плавильный котел».   

Мягкая и социально ориентированная иммиграционная политика Франции проигрывает предельно жесткой и избирательной иммиграционной политике США. Первая привела к образованию гетто, вторая превратила Америку в «плавильный котел».   

К «новым этническим меньшинствам» относятся, по разным оценкам, 4—5% граждан и жителей Франции (есть, правда, оценки и до 10%). Это те, кто в последние десятилетия приехал в метрополию из бывших колоний, натурализовался там, женился, завел детей, а затем — во многих случаях — перевез туда родню. Давно прошли времена, когда выходцы из Северной Африки (составляют около 90% иммигрантов) приезжали «в неизвестность» — не имея во Франции ни земляков, ни родственников, на чью помощь можно рассчитывать. Впрочем, всем иммигрантам, если они в течение не менее трех лет имели постоянный источник дохода, исправно платили налоги и не нарушали местных законов, получение гражданства, как правило, гарантировано.
Инфант-демография    Но и в первые годы пребывания на французской земле иммигранты времени зря не теряют. Главное — как можно быстрее начать рожать детей — в браке (обычно со своим соотечественником) или вне его. Ведь тогда можно раcсчитывать на получение огромных, по меркам любой африканской страны, денег — в виде пособий на каждого нового ребенка.
   Все рожденные на территории Франции дети, по закону, сразу же получают право на социальные пособия, а по достижении пяти лет — и гражданство. Так что любая «освобожденная женщина Востока», попадая на родину европейской демократии, быстро решает основные материальные проблемы своей семьи, начиная с мужа и кончая оставшимися на родине родственниками (ежегодные денежные переводы в Африку исчисляются миллиардами долларов). Правда, пособие перестают выплачивать по достижении ребенком десяти лет. Но ведь мусульмане редко останавливаются на одном ребенке — тем более когда они получают столь действенные стимулы для увеличения рождаемости, как во Франции.
   У всех жителей этой страны — граждан или имеющих вид на жительство — есть право на «минимальное пособие для интеграции», или RMI (Revenu minimum d'insertion). Получателей его в стране насчитывается 1,2 млн. человек (еще 4,8 млн. наделены прочими пособиями — по безработице, инвалидности и т.д.). Чтобы претендовать на RMI, человеку должно быть не меньше 25 лет и при этом он должен быть безработным — либо «по жизни», либо в течение более двух лет (два года потерявшим работу во Франции платят пособие по безработице).
   Число «RMI-пенсионеров» в стране за последние 15 лет увеличилось более чем втрое, причем свыше 80% этого контингента составляют иммигранты в первом или втором поколении. Стремительность темпов роста данной категории объясняется просто: иммигранты, приехавшие во Францию в последние два-три десятилетия, бьют все рекорды по рождаемости. Именно их дети составляют сегодня до 40—50% контингента детских садов и школ во многих городах страны. И именно эти дети, вступая во взрослую жизнь, не могут сегодня найти работу, а еще чаще не хотят работать «за гроши».
Не хочу трудиться…    К иждивенчеству жителей арабских кварталов подталкивает простая арифметика. Если исходить из действующих норм RMI, среднестатистическая семья выходцев из Марокко или Алжира из семи человек может рассчитывать на суммарное пособие почти в 1400 евро (см. таблицу №1). Но есть много путей добиться увеличения вспомоществования. Например, сожители часто, особенно на начальном этапе, не декларируют совместное проживание, чтобы вместо пособия на бездетную семью из двух человек (626,82 евро) получать два индивидуальных пособия (835 евро).
   Но и это не все. Обычно претендент прикладывает к заявлению о выделении помощи как можно больше справок и документов, на основании которых и определяется конечная сумма. В реальности «халява» может вырасти вдвое и втрое, в том числе за счет предоставления квартирных льгот (достигают 60% квартплаты), освобождения от выплаты налогов и взносов в фонд социального страхования, предоставления льгот по медицинскому обслуживанию, талонов на бесплатное питание, а детям — права на бесплатное обучение в школе.
   Минимальная месячная зарплата во Франции — 1217 евро (данные на 1 июля 2005 года), но чистыми, после уплаты налогов, остается меньше тысячи. Кроме того, как только иммигрант официально трудоустраивается, он и его жена автоматически лишаются RMI, а также прочих льгот, за исключением пособий на детей. Разница между зарплатой неквалифицированного работника и общей суммой получаемого от государства иждивения может быть не просто минимальной, но даже отрицательной. Так что осевшему во Франции марокканцу или алжирцу идти разнорабочим на завод нет никакого смысла. К тому же многие трудятся в «безналоговом» режиме, в «этнических» фирмах — тогда и подработать можно, и статус «RMI-пенсионера» не теряется. Ну и конечно, есть немало тех, кто промышляет торговлей наркотиками, контрабандой и прочими нелегальными промыслами.
Конструкция «плавильного котла»    Почему США и Великобритания, несмотря на постоянный приток иммигрантов и наличие собственных программ адаптации, не сталкиваются с такими проблемами? Потому что в этих странах действует более жесткое и избирательное иммиграционное законодательство. И самое главное — приезжим здесь предлагают не «рыбу», а «удочку».
   Иммиграционная система в США устроена так, что человек, въехавший в страну по рабочей визе, не может не работать. Причем в США процедуры приема на работу и увольнения, по сравнению с Францией, предельно упрощены; если иммигрант не устраивает по каким-либо причинам работодателя, с ним легко прощаются. Если по истечении 45 дней обладатель временной рабочей визы в США не находит другую работу, он лишается права на пособие по безработице и автоматом становится кандидатом на депортацию.
   Пособие по безработице в США (на длительное получение которого иммигрант рассчитывать не может) не превышает 55% зарплаты, в то время как во Франции оно достигает 75—80%. К тому же во Франции, в отличие от США, не работая годами, можно сохранять право на медицинскую страховку и многие другие льготы.
   В результате у иммигрантов складывается и иная психология. Согласно опросам, в США и Великобритании лишь 60—65% представителей нацменьшинств (по сравнению с 70—75% белого населения) уверены, что будут получать адекватную социальную помощь от государства в случае утраты работы или работоспособности. В то время как во Франции таких «оптимистов», по оценкам экспертов, насчитывается порядка 80—85%.
   Зато в Великобритании 65—68% опрошенных представителей нацменьшинств, в том числе иммигрантов последних лет, считают себя «защищенными» в плане возможностей для трудоустройства. Этот показатель, кстати, выше, чем у коренных англичан (57%).
   Приезжая в США, иммигранты знают, во-первых, что они не смогут «припасть» к такой же щедрой, как во Франции, системе социального обеспечения. А во-вторых, что, даже получив заветную green card, в Америке они не смогут так вот запросто «воссоединиться» с оставшимися на родине родственниками (скажем, мать или отец не могут «выписать» к себе совершеннолетних детей, более того, у таких детей могут возникнуть проблемы даже с получением туристической визы), таким образом увеличивая число членов семьи, получающих пособия. Хотя «родственная» иммиграция и достигает в США 300 тыс. человек в год, на очереди все еще стоит больше 30 млн. заявителей. И это означает, что при нынешних темпах для подавляющего большинства иммигрантов перспектива воссоединения с оставшимися на родине супругами, детьми или родителями представляется весьма призрачной.
   Принципиальное отличие американской интеграционной практики от французской состоит в том, что США всегда стремились привлечь со всего мира лучшие «мозги». Именно для их адаптации в американском обществе создаются максимально благоприятные условия. И то в отношении тех, кто подпадает под категорию qualified alien (квалифицированный чужестранец), законом о реформе социального обеспечения от 1996 года были введены жесткие ограничения. За немногими исключениями большинство таких людей были лишены трех главных разновидностей американской халявы — талонов на бесплатное приобретение продуктов, дополнительного социального пособия и целого пакета льгот, финансируемых из федерального бюджета. Политика же в отношении «прочих» мигрантов (включая недавнее решение президента Буша о «легализации» нелегалов) такова, что они практически отдаются в руки не славящихся мягкотелостью американских работодателей. Это не означает, что в Америке нет well-fare (аналог RMI), но американские власти и общество до сих пор делали все, чтобы им могли пользоваться в основном коренные граждане. В то время как в социальном государстве Франция дело обстоит с точностью до наоборот.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK