Наверх
21 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1998 года: "Иммунодефицит Ибрагима Гулаева"

По стечению обстоятельств корреспонденту «Профиля» удалось побеседовать с Гулаевым прямо накануне его задержания.19 января этого года на центральной площади Твери сотрудники местного УФСБ задержали бывшего тверского вице-губернатора, а ныне кандидата в президенты Ингушетии Ибрагима Гулаева, который с февраля прошлого года находился в федеральном розыске.
Наш корреспондент оказался очевидцем этого события. Гулаева, только что закончившего пресс-конференцию, окружили люди в штатском, с автоматами. На возражение Гулаева, что он кандидат в президенты Республики Ингушетия и имеет кандидатский иммунитет, руководивший операцией фээсбэшник недружелюбно заметил: «Вот станешь президентом, тогда и будет иммунитет».
Задержанного увезли в местное УФСБ.
Заместитель начальника управления УФСБ по Тверской области Евгений Яковлев лишь сообщил «Профилю», что Гулаев находится в федеральном розыске, объявленном башкирской прокуратурой. Кроме того, в Твери на него заведено уголовное дело.
Так что же это за человек, за которым гоняется сразу столько народу, а он не только побывал в заместителях тверского губернатора, но и умудрился включиться в предвыборную гонку в Ингушетии?
За подписью Дудаева

По счастливому стечению обстоятельств, мне удалось побеседовать с Гулаевым прямо накануне его задержания. И вот что удалось узнать.
В 1990 году при Министерстве культуры Башкирии было организовано государственное хозрасчетное предприятие «Башкультинвест». Его задачей стало зарабатывать деньги для финансирования учреждений культуры. Основную прибыль приносили операции с нефтью (переработка западносибирской сырой нефти на башкирских НПЗ и реализация нефтепродуктов — около 1 миллиона тонн в год). Гендиректором предприятия стал Ибрагим Гулаев.
Ибрагим Гулаев: «Нефтью мы занимались не по нашему желанию. На нас была «повешена» реставрация памятника архитектуры «Торговые ряды», где мы должны были выступать заказчиками. Но денег не выделили».
В конце октября 1994 года задним числом был подписан указ Президиума Верховного Совета Башкирии об освобождении «Башкультинвеста» от всех налогов с 1 января 1994 года с условием, что эти деньги будут направлены на реставрацию «Торговых рядов».
Неприятности Гулаева начались в том же году с вводом федеральных войск в Чечню. Это случилось 11 декабря, а 12-го в офис «Башкультинвеста» нагрянула с обыском милиция. Оказалось, что часть нефти «Башкультинвест» передавал на переработку в Чечню, а под договорами о переработке стояла подпись лично мятежного генерала Джохара Дудаева (без его подписи договоры касательно нефти были в Чечне недействительны).
В связи с этим в прессе Гулаева обвинили в пособничестве Дудаеву, а заодно и в продаже оружия в Чечню.
Тогда же вышел указ Президиума ВС Башкирии, отменявший прежний указ о налоговых льготах. И «Башкультинвестом» занялись налоговики.
Имущество компании было арестовано и впоследствии продано. «Башкультинвест» признали банкротом, а на Гулаева и еще нескольких сотрудников завели уголовные дела по факту неуплаты компанией налогов.
Правда, вскоре дела были прекращены за отсутствием состава преступления. К тому же примерно в это же время Ибрагим Гулаев стал депутатом районного Совета города Уфы и приобрел депутатскую неприкосновенность.
Тем не менее от греха подальше в конце 1995 года он счел за благо покинуть Башкирию.
На родине предков

В марте 1996 года Ибрагим Гулаев приехал в Ингушетию и явился к президенту республики Руслану Аушеву. Это была их первая встреча.
По словам самого Гулаева, он рассказал Аушеву о том, что с ним произошло в Башкирии, и Аушев решил помочь. Даже взял Гулаева на работу в Минфин республики и дал ему поручение проверить деятельность офф-шорной экономической зоны «Ингушетия».
Через два месяца Гулаев представил свое заключение, и оно было неутешительным.
Ибрагим Гулаев: «Налоговый кредит, который был предоставлен Ингушетии федеральными властями, ушел на создание около сорока объектов.
Например, гостиницы «Асса» в Назрани. Якобы четырехзвездочная, построена за $8 миллионов. Но в номерах — «стоячие» душевые, минимум удобств. Зато в сутки номер стоит сто баксов. Или был построен городок на 200 коттеджей стоимостью $140 тысяч каждый. Их реализовать не удалось. Сейчас в этих домах живут приближенные ко двору, а сами дома приватизированы.
Некоторые из объектов сейчас принадлежат промышленно-финансовой группе БИН, у истоков которой стоял нынешний вице-спикер Госдумы Михаил Гуцериев. Кстати, в то время г-н Гуцериев был главой администрации СЭЗ «Ингушетия».
Но республике рано или поздно придется возвращать в федеральный бюджет $300 миллионов налогового кредита. А кто будет это делать? Нынешнее правительство Ингушетии? Вряд ли.
После того как я представил свое заключение, в Министерстве финансов Ингушетии мне намекнули, что надо немедленно увольняться. В течение месяца президент Аушев меня не хотел принимать. Я уехал».
Испытательный срок

Следующим пристанищем Гулаева стала Тверь.
Ибрагим Гулаев: «Я по собственной инициативе приехал в Тверь, пришел к Платову (Владимир Платов — губернатор Тверской области.— «Профиль»), поговорил. Он: пиши заявление о приеме на работу. Я его предупредил, что, как только он меня возьмет на работу, все средства массовой информации раструбят, что новый замгубернатора — уголовник.
Дали испытательный срок три месяца. Я курировал внешнеэкономические связи, топливно-энергетический комплекс, инвестиционную политику. На мне были все отношения Тверской области с Москвой.
На все нападки на меня Платов отвечал: пока нет решения суда, Гулаев невиновен.
Меня спросили: могу ли я сделать развязку неплатежей на Калининской АЭС? Могу. Начал по векселям проводить взаимозачеты. Вернул товарную массу — сахар, масло.
И меня утвердили в должности замгубернатора в декабре 1996-го. Но, когда я уже был в Твери, в Башкирии против меня возбудили еще одно уголовное дело взамен закрытого».
По словам Гулаева, башкирская прокуратура считает, что в свое время с баланса того самого «Башкультинвеста» были неправильно переведены на баланс одного из филиалов фирмы две иномарки. Потом директор того филиала отправил их еще кому-то.
К уголовному делу о двух иномарках, заведенному прокуратурой Башкортостана, добавились подозрения тверского УВД, что Ибрагим Гулаев, работая с векселями Калининской АЭС, похитил их на сумму 30 миллиардов рублей «старыми». И теперь, по утверждению уже упомянутого замначальника тверского УФСБ г-на Яковлева, эти векселя появились на «черном рынке».
Мандатам доверия нету

После Твери Ибрагим Гулаев семь месяцев пробыл в Ингушетии. Там он времени зря не терял. Во-первых, женился. Во-вторых, став председателем регионального отделения бабуринского Российского общенародного союза по Ингушетии, решил выдвинуть себя кандидатом в президенты республики — выборы там состоятся 2 марта.
Затем вернулся в Москву, где жил, не скрываясь. В декабре ему сообщили из избирательной комиссии Ингушетии, что он должен приехать туда за кандидатской карточкой.
По словам Ибрагима Гулаева, за этим документом ему пришлось пробираться под чужой фамилией обходным путем, так как друзья сообщили, что в аэропорту Внуково его будут поджидать тверские «товарищи». За билетом во Внуково на всякий случай был послан старший брат, которого задержали в аэропорту. А наш герой полетел из Домодедова по чужим документам, благо, для русских милиционеров все «лица кавказской национальности» на одно лицо. И летел Гулаев не прямо в Назрань, а через Минводы.
В Ингушетии он находился под защитой родственников. Там это серьезно.
Получив карточку кандидата (а вместе с ней, как он думал, и кандидатский иммунитет), Ибрагим Гулаев спокойно вернулся в Москву.
И поехал 19 января в Тверь — на пресс-конференции сообщить горожанам, что он перед ними чист. Остальное вы уже знаете.
P.S. Любого в России, кто занимался и занимается хоть каким-нибудь бизнесом, есть за что привлечь. На всякого, кто имел дело со сколько-нибудь большими деньгами, где-то припасена дубинка. При этом в любом подобном деле обязательно будут мелькать фамилии депутатов, губернаторов и прочих «делателей» политики. Потому что деньги делают политику и политиков. В свою очередь, политика и политики покроют любые деньги.
К слову, в начале 90-х годов правоохранительные органы возбудили уголовное дело против калмыцкого бизнесмена, депутата Верховного Совета Кирсана Илюмжинова по факту нецелевого использования федерального кредита. Где то уголовное дело? Президента Калмыкии и ФИДЕ Кирсана Илюмжинова это вряд ли беспокоит.
Помните, фээсбэшник сказал Ибрагиму Гулаеву при задержании: «Вот станешь президентом, тогда и будет иммунитет».
В этом-то все и дело.

ПЕТР СМИРНОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK