Наверх
14 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "Искусственная пауза"

В начале года на арт-рынке было затишье — не считая февральской продажи уникальной коллекции Ива Сен-Лорана и Пьера Берже на аукционе Christie’s. Но явные признаки жизни рынок подал лишь в начале мая, когда торги ведущих аукционных домов мира ознаменовались несколькими рекордами.Принято считать, что рост мирового арт-рынка пришелся на 1990—1991 годы, когда на сцену вышли японские коллекционеры, скупавшие работы импрессионистов и постимпрессионистов. Рост продаж русского искусства за рубежом пришелся на 1998 год, тогда же туда пришли русские покупатели, точнее, русские нефтяные деньги. Несмотря на то, что в 1998 году в нашей стране закрылось более 300 галерей, свои первые российские предаукционные показы аукционный дом Christie’s проводил именно с 1998 года. С Christie’s русские покупатели познакомились на выставках работ Пикассо «голубого периода» в Эрмитаже и ГМИИ им. Пушкина.
   На 2004—2008 годы пришелся бум арт-рынка в России. Потом рынок взял кризисную паузу и пока ее держит.
   «Нельзя сказать, что арт-рынок выздоравливает, — считает владелец аукционного дома «Совком» Юрий Тюхтин. — Но не все так плохо. 20 мая у нас прошел аукцион работ советских художников 1930—1980-х годов. Топовые вещи — Дейнека, Пименов, Самохвалов — со значительными эстимейтами, более 10 млн рублей, были проданы по стартовым ценам. А жанровые вещи стоимостью $10 тыс. росли до $20—25 тыс. Например, Кабанов «После смены» 1953 года ушел за $30 тыс. За работу Егошина «Семейный портрет» 1966 года развернулись серьезные торги, в итоге — рекорд для художника — $32 тыс., даже до кризиса в Лондоне покупали дешевле.
   Ситуация на рынке улучшится, если летом ничего плохого в мировой экономике не произойдет. Последние два месяца все находятся в эйфории. Рынки растут, бумаги растут, сырье растет. Нефть сейчас стоит $60 — лично для меня это важный индикатор. Приток серьезных вещей на аукционы, конечно, сократился. Люди не хотят рисковать. Сейчас никто не гарантирует ни резервов, ни определенных уровней продаж. Зато осенью можно прогнозировать поступательное движение вверх».
Битва гигантов
   Аукционы, прошедшие в начале мая, заставили вспомнить, что арт-рынок — явление уникальное, не вписывающееся в общие законы развития других рынков. На Sotheby’s и Christie’s аукционы импрессионистов и модернистов проходили с разницей в день, но Sotheby’s смог получить $61 млн., а Christie’s завершил торги с суммой в $102 млн.
   «Портрет дочери художника в возрасте двух с половиной лет» Пабло Пикассо с эстимейтом $16—24 млн и бронзовая скульптура «Кот» Альберто Джакометти, оцененная в $16—22 млн, к которой присматривались потенциальные российские покупатели на предаукционной выставке аукционного дома в Москве, на Sotheby’s не были проданы. Топ-лотом аукциона стала работа голландского абстракциониста Питера Мондриана «Композиция с двойными линиями в черном и белом», проданная за $9,3 млн при эстимейте $3—5 млн. В итоге, повторю, эти торги принесли Sotheby’s $61,4 млн. Хотя на предаукционных показах Sotheby’s называл другие суммы — $81,5 млн. «Яйцо в стиле барокко с лентой» работы самого дорогого современного скульптора Джеффа Кунса продано в Нью-Йорке на торгах Sotheby’s, прошедших 12 мая, за $5,4 млн.
   «Я считаю, что кризиса на рынке искусства не было и нет, — рассказывает генеральный директор аукционного дома «Sotheby’s — СНГ» Михаил Каменский.— В данном случае можно говорить только о коррекции цен разного уровня в зависимости от сегмента художественного рынка. Мы сохранили высокий процент продаж по сравнению с предкризисным периодом. Если исходить из того, что покупательная способность денежной единицы увеличилась, то эта коррекция цен в сторону их понижения не является следствием потери интереса коллекционеров и инвесторов к искусству, а наоборот, отражает неизменность желания покупать.
   В связи с оживлением на рынках мы предполагаем возвращение в аукционные залы тех клиентов, которые получили возможность вздохнуть с облегчением и разнообразить свою жизнь, состоящую из биржевых операций, операциями на художественном рынке. Это касается американского, европейского и российского рынков. В преддверии русских торгов в Лондоне в начале июня этого года мы отмечаем стабильно высокий интерес к нашим каталогам, сопоставимый с уровнем интереса весны 2007—2008 годов и значительно превышающий уровень интереса осени 2008 года».
   На Christie’s были куплены два полотна Пабло Пикассо — «Мушкетер с трубкой» за $14,6 млн, и «Женщина в шляпе» за $7,7 млн, а также скульптура «Бюст Диего» Альберто Джакометти за $7,7 млн. Торги открылись продажей четырех холстов польской художницы Тамары де Лемпики, воплощавшей в начале прошлого века яркий образ женщины-эмансипе и работавшей в стилях ар-деко и кубизм, чьи работы коллекционируют голливудские звезды Джек Николсон и Барбара Стрейзанд. Ее картина «Телефон» (1930 год) ушла за $1 986 500.
Реанимация рынка
   Суммарный объем продаж на вечерних торгах состоявшегося 13 и 14 мая в Нью-Йорке аукциона Christie’s «Послевоенное и современное искусство» составил $93 734 500, что позволяет говорить о новом рекорде для этого периода. В рамках вечерних торгов установили пять новых ценовых рекордов на работы Дэвида Хокни, Класа Ольденбурга, Дугласа Уилера, Тони Смита и Керри Джеймса Маршалла. Около 30 лотов ушли с молотка за суммы, превышающие $1 млн. Топ-лотом аукционов 13—14 мая стал диптих Дэвида Хокни «Домохозяйка из Беверли-Хиллз» из коллекции актрисы Бетти Фриман, написанный в 1966—1967 годах, проданный за $7 922 500 и установивший мировой ценовой рекорд на произведения художника.
   «Недавние торги Christie’s, состоявшиеся в мае этого года в Нью-Йорке и Женеве, достигли успешных и уверенных результатов, — рассказывает президент европейского отделения аукционного дома Christie’s Йохан Пулкканен. — Можно говорить о двух тенденциях. Что касается часовых женевских торгов, мы можем видеть, что уровень продаж возрос и по сравнению с ноябрем прошлого года увеличился на 11%. Вечерние торги «Искусство импрессионизма и модернизма» и «Послевоенное и современное искусство» также дают повод говорить об устойчивости рынка и в очередной раз подтверждают, что произведения искусства музейного уровня и редкие работы пользуются неизменным спросом среди коллекционеров».
Метания русской души
   Российский рынок пока не ожил. Антиквары и коллекционеры никаких движений не предпринимают. Если ранее Sotheby’s заявлял о возможности проведения аукционов в Москве, то сейчас об этом говорить преждевременно. К пятилетию Международной конфедерации антикваров и арт-дилеров ее руководство обнародовало цифры, иллюстрирующие истинный объем российского рынка. «$200 млрд — это невероятная цифра, — заявил член ревизионной комиссии Международной конфедерации антикваров и арт-дилеров Олег Таиров. — Пресса писала, что российский черно-серый рынок по объемам стоит на третьем месте после оборота наркотиков и оружия. На самом деле цифры гораздо скромнее. $200—250 млн падает на зарубежные продажи, и внутренние продажи составляют только $45 млн».
   В 1998 году на арт-рынок хлынули подделки; можно предположить, что в скором времени его ожидают новые скандалы с фальшивками. «В России до сих пор активно формируется негативный имидж антиквара в обществе, — говорит президент Международной конфедерации антикваров и арт-дилеров Василий Бычков. — Мы привыкли в силу нашей истории и специфики нашего рынка, что с антикварами ассоциируется нечто нечестное и неправильное. Наш рынок составляет только 3—4% от всех мировых продаж. 40% рынка занимают американцы, 20% — Великобритания, по 5% приходится на Францию и Германию. В этом смысле наш рынок очень маленький».
   Зато у европейского рынка куда больше поводов для оптимизма.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK