Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Искусство компромисса"

В эти дни в Законодательном собрании Санкт-Петербурга рассматривается комплекс правовых документов, регламентирующих правила землепользования и застройки города.   Основные положения регламента затрагивают вопросы сохранения архитектурных памятников, многие из которых восстанавливаются усилиями частных инвесторов. На прошлой неделе один из таких объектов был проинспектирован представителями Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия: в «Доме со львами» на Исаакиевской площади Петербурга после реставрации откроется гостиница. Глава Росохранкультуры Александр КИБОВСКИЙ рассказал в интервью нашему корреспонденту о результатах проверки и особенностях диалога между властью и бизнесом.
   — Александр Владимирович, чем необычен этот проект? Ведь не каждый день на стройплощадку выезжает руководство Федерального агентства?
   — Дело в том, что объект сложнейший. Мы контролируем его напрямую, в тесном взаимодействии с Комитетом по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры и Управлением делами президента РФ, на балансе которого находится этот архитектурный памятник. В ходе реставрации и приспособления здания под новые нужды возникли разногласия. Речь идет о высоте кровли. Сегодня мы вместе с архитекторами и строителями проводили совещание, чтобы принять грамотное решение, и нам были предложены варианты решения этой проблемы.
   — То есть придется переделывать?
   — Да, будут демонтированы уже возведенные металлоконструкции. Я понимаю, что для инвесторов это будет нелегко, да и для строителей тоже. Придется понизить высоту мансардного этажа на 60 см, а в некоторых местах на 90 см. Также будет сокращена площадь мансардного этажа, а на углах кровли не будет остекления. В результате кровля приблизится к своему историческому облику, задуманному Монферраном. Дело в том, что в советское время ее сделали почти плоской, что нарушило пропорции здания. По измененному проекту дом будет восприниматься с угла Исаакиевской площади точно так же, как до Великой Отечественной войны.
   — Инвестор легко пошел на дополнительные расходы?
   — Конечно, для инвестора это решение было нелегким — фактически он теряет целый этаж и несет в связи с этим большие финансовые потери. Кроме того, работы по демонтажу потребуют дополнительного времени. Но в данном случае девелопер отнесся с пониманием к необходимости сохранения исторического центра Петербурга. Так что результат можно считать удачным примером взаимодействия. Достаточно вспомнить, что здесь было до прихода инвестора — деревянные перекрытия, дом на самом деле разрушался. Повторяю, реставрация исторического здания — это очень затратная вещь, но в данном случае мы встретили полное понимание со стороны бизнесменов.
   — Все ли объекты можно приспособить для хозяйственных нужд? Кто должен решать этот вопрос?
   — Очевидно, есть ряд объектов, которые приспосабливать ни в коем случае нельзя. К ним просто не подступиться, этого нельзя делать. Например, подо что можно приспособить Летний дворец Петра I? Но есть здания, в которых невозможно восстановление дворцовых функций. Вот они как раз могут и должны использоваться для современных нужд. При этом необходимо отыскать способ, при котором, с одной стороны, это будет интересно инвестору, а с другой — проект будет максимально лояльным и корректным по отношению к памятнику. Эти проблемы существуют не только в России. Сейчас весь мир пытается найти компромисс. Есть зарубежный опыт. Например, в Европе действует такая процедура: сначала составляется перечень объектов, определяются параметры их приспособления под новые хозяйственные нужды. После этого готовый проект, в котором четко прописаны параметры обременения, выставляется на конкурс. И инвестор может сам определить выгоду, которую он получит, учитывая свои обязательства по сохранению и поддержанию памятника архитектуры. У нас, к сожалению, пока происходит по-другому: вначале проводится передача объекта, а после этого контролирующие органы и бизнесмены начинают искать компромисс.
   — Вас всегда слушают?
   — Нет, не всегда. Иногда вокруг объектов вырастают высокие заборы, а на территорию можно пройти только с милицией. Такие проблемы возникают из-за агрессивной политики некоторых строительных групп. Они безо всякого разрешения строят, и все. А потом говорят: «Не будете же разбирать?!» Эта порочная практика начала расцветать очень давно, ей уже лет 10. И только сейчас мы начинаем людей в чувство приводить. В Вологде заставили разобрать особняк, в Москве на Таганке по требованию Юрия Михайловича снесли незаконную пристройку к зданию XVIII века. Это первые ласточки, которые говорят о внедрении нового, цивилизованного подхода.
   — Значит, должны быть четкие правила игры, которые понимают все стороны. Когда они будут приняты?
   — Как известно, с 1 января полномочия по охране памятников, в том числе федерального значения, переданы субъектам Российской Федерации. Если говорить о Петербурге, недавно законодательная инициатива в сфере градостроительной политики была подписана губернатором города Валентиной Матвиенко и внесена в Законодательное собрание. Я знаю, что уже состоялись два заседания группы, образованной внутри городской Думы специально для принятия этих правовых норм. Есть надежда, что до конца года они будут приняты — Валентина Ивановна заняла по этому вопросу очень жесткую и конструктивную позицию.
   — Последний вопрос касается зданий, которые никогда не будут переданы частным инвесторам, — таких как Большой театр, Мариинка. Не переносятся ли в связи с кризисом сроки выполнения этих проектов?
   — Мы все-таки надзорный орган, мы не занимаемся инвестиционной политикой в этой сфере. Такие программы ведет Министерство культуры. Оно отслеживает и адресные проекты, о которых вы говорите. Но, насколько я знаю, никаких предпосылок или сигналов о переносе сроков, обусловленных экономическими проблемами, пока нет.

   
   Ситуацию комментирует Михаил МАСАЛОВ — генеральный директор
   компании «Тристар Инвестмент Холдингс», занимающейся реконструкцией
   «Дома со львами».
   
   — Что изменилось по сравнению с изначальным проектом, и во сколько это вам обошлось?
   — Кроме высоты кровли, поменялось количество и расположение труб (спроектированных Монферраном печных труб, которые решено было сохранить. — «Профиль»). Углы дома стали закрытыми — там исчезло остекление. А на участках, где оно осталось, будет использоваться тонированное стекло. Это позволит сохранить единое восприятие кровли, характерное для здания в стиле классицизма.
   Что касается затрат, они измеряются, скорее, не деньгами, а временем. Большинство решений, которые подверглись изменениям, еще не были воплощены в жизнь. Тем не менее потребуется серьезная переработка проекта — особенно по части инженерных коммуникаций, которые были запланированы в кровле. Мы оцениваем дополнительные работы приблизительно в два-три месяца. И, скорее всего, они повлекут за собой дополнительные инвестиции в несколько миллионов долларов.
   — Какова сейчас стоимость проекта и когда планируется открытие гостиницы?
   — На сегодня мы оцениваем стоимость реализации проекта в $150—200 млн. Наша задача — открыть отель к сезону 2010 года.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK