Наверх
13 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "КОЛЛЕКТОРСКОЕ НЕСОЗНАТЕЛЬНОЕ"

В России бизнес по сбору просроченных долгов не поддерживается государством и зачастую подвергается критике со стороны ряда госструктур, что не прибавляет ему привлекательности в глазах инвесторов.    Коллекторский биз-нес в России зародился в начале 2004 года на волне потребительского бума, когда неискушенное население ринулось брать ссуды на утюги и машины. Банки щедро раздавали деньги без должной оценки кредитоспособности граждан, а те не слишком думали о возврате долгов. «Для российских банков это была новая услуга, никто не думал о про-срочках и о том, чтобы под-стелить соломку», — вспоминает президент Нацио-нальной ассоциации профессиональных коллекторс-ких агентств (НАПКА) Алек-сандр Морозов.
   Проблема растущих неплатежей не могла долго скрываться за бурным ростом кредитных портфелей. Банкам требовалось регулировать за-долженность, для чего они стали создавать внутренние подразделения по работе с просрочкой, позже некоторые из них были выведены в дочерние подразделения. Начали появляться и самостоятельные структуры -прообразы западных коллекторских агентств. На рынок в погоне за легкими день-гами ринулись сотрудники служб безопасности компа-ний, бывшие военные, спортсмены, выходцы из органов и люди с уголовным прош-лым, использующие нему-дреные методы работы с дол-жниками. Они занимались в основном урегулированием взаимоотношений между частными лицами и небольшими компаниями.
   Ситуация стала меняться в 2006-2007 годах, когда рынок коллекторских услуг начал приобретать цивилизованные формы. «Этот бизнес как отдельное направление стали продвигать профессиональные коллекторские агентства, привлекавшие спе-циалистов из-за рубежа, пре-имущественно из США, Германии, Франции и стран Восточной Европы», — вспоминает гендиректор компании «Кредитреформ РУС» Левон Брутян. Эти компании делали серьезные инвестиции в развитие технологической базы (колл-центры, специализированное программное обеспечение и прочее) и бы-ли нацелены на досудебное конвейерное взыскание боль-шого количества преимущес-твенно однотипных и бесспорных долгов. Им стали доверять работу с должниками многие кредитные орга-низации: просрочка по потребкредитам продолжала ра-сти, и балансы требовали чистки. Коллекторский бизнес развивался, постепенно в круг клиентов стали входить страховые и телекоммуникационные компании. Ширился и спектр предлагаемых услуг: появились предложения «под ключ», начиная от досудебного взыскания долгов, заканчивая исполнительным производством.
   
ВСЕОБЩИЙ СЛЕТ 


  С началом кризиса и стагнации на рынке кредитования обнажились огромные объемы плохих долгов в банковском секторе. Услуги коллекторских агентств стали востребованны, как никогда, и ситуация вновь стала напоминать период зарождения рынка. «Наблюдался всплеск численности коллекторских агентств, у многих их создателей витала мысль: будет много долгов — будет новая бизнес-ниша», — говорит гендиректор хедхантинговой компании Support Partners Константин Борисов. Свои бюро в конце 2008-го — начале 2009 года стали открывать не только люди в погонах и сотрудники служб безопасности, но и вчерашние банкиры и юристы, оставшиеся без работы.
   «На дело» шли даже граждане, имевшие весьма отдаленное представление о кол-лекторском бизнесе. «Любые три гражданина, собравшие-ся у пивного ларька, могут объявить себя коллекторами, — сетует старший вице-пре-зидент долгового агентства «Пристав» Сергей Шпетер. — Компании-однодневки с тех-нологиями «на коленке» наносят значительный урон имиджу профессиональных коллекторов и препятствуют цивилизованному развитию долгового рынка».
   Казалось бы, увеличение объемов просрочки — то, что нужно для расцвета коллекторского бизнеса. Но во многом надежды игроков как нового, так и старого замеса не оправдались. Ухудшение ситуации в стране сказалось на всех секторах экономики. Низкая платежеспособность населения привела к тому, что средний уровень сборов по долгам в 2009 году упал на 30%, а затраты по сбору долгов только выросли. Да-же давно работающие на рын-ке агентства были вынуждены перестроить работу по взысканию задолженности: увеличили интенсивность обработки портфелей, снизили издержки на сбор одного рубля.
   Еще труднее пришлось новичкам — выяснилось, что кажущийся легким бизнес требует больших инвестиций. Так, для организации профессионального коллекторского бизнеса, способного занять место в топ-10 ведущих игроков, нужно вложить $2-3 млн. Большая часть средств идет на IT-инфраструктуру. Данные о размере кредита, личности заемщика, членах семьи, имуществе и доходах — вот далеко не полный перечень информации, попадающей в базы коллекторских агентств. К тому же эта информация содержит персональные данные и частично касается банковской тайны, поэтому должна шифроваться и защищаться.
   Больших расходов также требует подготовка специа-листов. «Самое главное — инвестиции в набор, обучение и развитие персонала, — говорит Ирина Поддубная, замгендиректора, директор по развитию бизнеса компании «Секвойя Кредит Консолидейшн». — При этом требуются сотрудники очень многих специальностей: операторы телефонного центра, менеджеры, ведущие личные переговоры с должниками, юристы и другие».
   Впрочем, далеко не все новоявленные игроки стремились заняться цивилизованным бизнесом. На просрочивших платежи обрушился весь ар-сенал черного коллекторст-ва — от беспрецедентного психологического давления до прямых угроз жизни. Законодательная база на этом поле остается достаточно зыбкой, потому и методы работы у таких коллекторов на грани фола. К известным еще с времен Древней Руси методам работы с должниками добавились адресная рассылка писем с черепами на конверте, надписи на дверях квартир «Здесь живет должник», вылавливание несчастных возле школ и детских садов, куда ходят их дети.
   С одной стороны, такие методы работы наносили имид-жевый урон солидным структурам: разговоры о том, что их должники подвергаются разного рода «пыткам», были явно не на руку. Но, с дру-гой стороны, некоторые ком-пании-кредиторы сами порой требовали жесткости в методах обработки неплательщиков. «Представители разнообразных коммерческих структур с периодической регулярностью обращаютсяк нам в надежде получить специфические услуги «а-ля 90-е». И сильно удивляются, узнав, что у нас ни паяльников, ни кипятильников, ни зиндана в арсенале не имеется», — откровенничает руководитель одного из отделений Сибирского округа Первого коллекторского бюро.
   В Интернете началось обсуждение коллекторского «беспредела», даже стали по-являться статьи с заголовка-ми «Звонит коллектор, не от-крывайте дверь!». Деятельность взыскателей долгов не раз подвергалась жесткой критике даже со стороны Рос-потребнадзора, призывавше-го коллекторам «не платить и на их требования плевать». Мошенники появились и в стане антиколлекторского движения. В Красноярске не-кое агентство «Атлант» привлекало должников, гарантируя 100% погашение ранее взятого займа за определенную плату. Естественно, для банков такие сделки были новостью, в итоге многие дела попали в суд, и должники были вынуждены платить снова.
   
ИСЦЕЛЕНИЕ ИНДУСТРИИ
    С улучшением ситуации в экономике стали меняться условия и в отрасли: многие случайные компании начали уходить с долгового рынка. «У непрофессиональных коллекторских агентств возникло много проблем в связи с отсутствием опыта ведения данного бизнеса», — говорит Левон Брутян. По его мнению, сегодня рынок поделен на два сегмента. Первый — это профессиональные национальные и международные коллекторские агентства, ко-торые фактически являются столпами этого бизнеса в РФ и занимают основную долю рынка. Второй — это мелкие местные компании, «которые ежедневно пытаются увеличить свой оборот и предпочитают действовать любыми методами».
   В данный момент на российском рынке работает чуть менее ста специализированных агентств, из них порядка двадцати пяти в Москве. По мнению Константина Борисова, в недалеком будущем в индустрии останутся основные кэптивные игроки плюс 3-4 самых крупных и независимых участника. Сектор действительно консолидируется, и немало этому способствует внимание со стороны иностранных инвесторов — инвесткомпаний, фондов прямых инвестиций и профессиональных агентств, которые оценивают отечественный рынок долговых обязательств в 135 млрд рублей (0,35% от ВВП). «Срок окупаемости таких инвестиций в России, по сравнению со странами с сформировавшимся рынком, более короткий: от 8-10 месяцев до полутора лет. Высока и доходность этого бизнеса, что дает предпосылки предполагать многократный рост объемов в ближайшие годы», — уверен директор по развитию бизнеса Столичного коллекторского агентства Артем Плохов; его организация первой привлекла в состав миноритариев профильного инвестора шведскую Svea Ekonomi AB.
   Иностранцы интересны и местным игрокам, поскольку последние получают финансирование для выкупа портфелей долгов и пулов просроченной и проблемной задолженности для образования «подушки безопасности» в период снижения объемов долгов. Многие иностранные инвесторы участвовали и участвуют в проектах совместно с российскими коллекторскими агентствами: финансовая корпорация IFC, инвестфонды Mint Capital и Greater EuropeDeep Value, банк Goldman Sachs.
{PAGE}
   На гребне кризиса интерес иностранцев к российскому рынку только вырос. Сразу несколько крупных международных игроков объявило о желании приобрести в России большие портфели просроченной задолженности. Но один из ключевых вопросов, интересующих иностранных инвесторов, — наличие необходимой законодательной базы. В России коллекторская деятельность регулируется лишь «общими» законами: Гражданским кодексом, законом о персональных данных и рядом нормативных актов. Вопросами проблемной задолженности занимается множество инстанций и организаций, в стране даже нет единой статистики по участникам рынка. «К сожалению, коллекторский бизнес не поддерживается государством и зачастую подвергается всевозможной критике со стороны ряда госструктур, что не придает данному сектору инвестиционной стабильности. Иностранные инвесторы должны на практике видеть, как защищены их активы», — жалуется Роберт Абдуллин, почетный президент World Organization of Creditors.
   Левон Брутян отмечает следующие недостатки рынка: нехватка четкого понятия и неопределенность правового статуса коллекторского агентства и коллекторской деятельности в целом и наличие пробелов в законодательстве в области защиты персональных данных. К ним можно отнести и проблемы, перечисленные выше: использование черных методов при взыскании задолженности непрофессиональными коллекторскими агентствами, а также обваливание рынка в борьбе за новых клиентов.
   Больше года крупнейшие ассоциации коллекторов (НАПКА, Ассоциация по развитию коллекторского бизнеса) и банковские ассоциации (Ассоциация российских банков и Ассоциация региональных банков России) обсуждали совместный законопроект о регулировании деятельности по взысканию проблемной задолженности, и наконец к июлю 2010-го подготовили его финальную версию. Проект призван исключить злоупотребления при взыскании коллекторами долгов. «Предлагавшиеся до сих пор варианты законопроектов были полностью посвящены коллекторам, поэтому их внесение было довольно проблематично, — пояснил один из авторов нового законопроекта, вице-президент Ассоциации региональных банков России Олег Иванов.- В своем проекте мы акцентировали внимание именно на правах должника». Ожидается, что правительство сможет внести проект в Госдуму в первой половине 2011 года.
   «По нашим прогнозам, в ближайший год объемы задолженности, передаваемой в работу коллекторским агентствам, будут расти, — считает Ирина Поддубная. — Банки, кредитные организации и другие компании будут выводить на аутсорсинг все большую долю своей проблемной дебиторской задолженности для сокращения операционных затрат и резервных фондов на фоне продолжающегося роста неплатежей». Так что, возможно, на рынок еще не раз будут пытаться попасть желающие заработать самыми разными способами, и лишь принятие закона способно оградить индустрию от полулегальных сыщиков и откровенных вышибал.
   

   НА СТРАЖЕ ПОРЯДКА
   Нововведения, предусмотренные в проекте закона «О защите прав физических лиц при взыскании задолженности».
   Коллекторам запрещается:
   1. Звонить должникам с 23.00 до 8.00
   2. Представляться должностными лицами госучреждений и муниципалитетов, носить их форму, ненормативно выражаться; самостоятельно принимать от должника деньги или любое имущество в счет погашения долга (деньги должны поступать строго на банковский счет).
   3. Размещать на конвертах писем, направляемых должникам, информацию о наличии задолженности, а также «использовать изображения и рисунки, которые могут быть восприняты как угроза».
   Требования к коллекторам:
   1. Обязательное страхование риска профессиональной ответственности перед должниками, кредиторами и третьими лицами.
   2. Обязательное членство коллекторского агентства в одной из саморегулируемых организаций (СРО). На СРО возлагается обязанность следить за соблюдением прав должников, оперативно реагировать на жалобы должников и сообщать о результатах их рассмотрения в уполномоченные федеральные органы исполнительной власти (Федеральную антимонопольную службу, прокуратуру, Роспотребнадзор).
   3. Создание в СРО компенсационных фондов для возмещения ущерба, причиненного должникам в процессе взыскания долга. Средства фондов будут формироваться из взносов участников.

  

   ПО ЭТАПУ
   Попадая в коллекторское агентство, долг проходит три стадии. На стадии soft-collection коллекторы убеждают должника добровольно погасить долг, для чего ведут с ним переговоры по телефону, присылают SMS-сообщения, ведут претензионную переписку. Если все эти действия ни к чему не приводят, долг переходит в стадию hard-collection, что предполагает очное взаимодействие коллектора с должником — выезд бригады на место проживания, работы и даже отдыха последнего. Legal-collection — заключительная стадия, на которой ведется юридическая работа по принудительному взысканию задолженности через суд.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK