Наверх
9 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "КОРРУПЦИЯ.NET"

Целый ряд признаков свидетельствует о том, что объявленная Дмитрием Медведевым борьба с коррупцией спущена на тормозах.    В ноябре России пред-стоит отчитаться о выполнении двадцати шести рекоменда-ций Группы государств по борьбе с коррупцией (ГРЕКО) Совета Европы. На их реализацию России было да-но полтора года, однако как минимум девять из двадца-ти шести рекомендаций — самых ключевых — так и не были реализованы отечест-венными законодателями и правительством.
   
ЖЕНЫ «ЦЕЗАРЕЙ» ВНЕ ПОДОЗРЕНИЙ


   Весной этого года не было СМИ, которое не пересказывало бы истории про безработных жен депутатов, се-наторов и членов правительства, чьи доходы в 2009 году в сто раз превышали скромные заработки высокопос-тавленных мужей. В соответ-ствии с требованиями закона мужья обнародовали декла-рации о доходах — свои и членов семей, но дальше предположений о сомнительном происхождении состояний отдельно взятых чиновничь-их жен дело не пошло. Ни одним из этих случаев не заин-тересовалась ни прокуратура, ни Следственный комитет, ни даже пресловутая комиссия по соблюдению требований к служебному поведению госслужащих и урегулирова-нию конфликтов интересов. Возможно, какая-то антикор-рупционная работа и происходила, но за наглухо закрытыми дверями.
   «Комиссии созданы во всех ведомствах, но начать какие-либо проверки в отношении руководителей госведомств они просто не могут, да и полномочий для установления, например, достоверности све-дений у них просто нет. Поэтому если какие-то решения они и принимают, то только в отношении рядовых чинов-ников и госслужащих», — признается председатель ком-иссии Госдумы по законодательному обеспечению про-тиводействия коррупции Алек-сей Волков. «Комиссии по урегулированию конфликтов интересов если и работают, то весьма закрыто и кулуарно, так как, c одной стороны, те люди, которые назначены в них, вряд ли полностью подготовлены к той работе, которую на них возложили, а с другой, во многих ведомст-вах есть стремление спустить все антикоррупционные ин-новации на тормозах», — за-явила «Профилю» глава рос-сийского офиса Transperency International Елена Панфилова.
   В результате, несмотря на все принятые меры по борьбе с коррупцией, снизить ее уровень так и не удалось. По данным Следственного комитета, только за последний год федеральный бюджет потерял из-за коррупции 3,2 млрд рублей. Но эти циф-ры касаются раскрытых дел, а среди них большинство составляют мелкие взятки в не-сколько тысяч рублей. По дан-ным Научного центра противодействия коррупции российской правовой академии Минюста РФ, сами чиновники и госслужащие признаются, что приговоры судов охватывают лишь 14,5% от всех коррупционных правонарушений.
   
КОНФИСКАЦИИ НЕ БУДЕТ
    Депутат Волков признается, что даже если бы комиссия по урегулированию конфлик-тов интересов и стала действенным органом, побороть коррупцию все равно бы не удалось. Ведь без санкций в отношении чиновников-взя-точников, владеющих миллиардными состояниями при небольшой зарплате, борьба с коррупцией все равно превращается в фикцию. О необходимости распространения института конфискации и контроля за расходами чиновников говорит каждый второй госслужащий, опрошенный научным центром. Но до конкретных инициатив дело так и не доходит. В Госдуме кивают на администрацию президента, а там говорят лишь о необходимости соблюдения уже действующего антикоррупционного законодательства.
   В новом национальном плане противодействия коррупции на 2010-2011 годы прописана лишь необходимость правового просвещения обыч-ных граждан, чиновников и улучшение контрольно-над-зорных функций. «Опрошенные нами госслужащие отмечают, что контроль над доходами — это хорошо, но нужно вводить еще и контроль над крупными расходами чиновников и их семей, — заявил «Профилю» руководитель На-учного центра противодействия коррупции Виктор Астанин. — Например, по итогам подачи деклараций о доходах в следующем году можно бы-ло бы сравнить расходы и траты чиновников в 2010 го-ду по сравнению с офици-альными доходами чиновников. В результате проверки чиновники должны обосновать свои расходы и доказать, что новый дом или машина были куплены на честно заработанные деньги».
   Но для того, чтобы запус-тить этот механизм, отмеча-ет ученый, необходимо вводить в российский Уголовный кодекс статью за незаконное обогащение. Однако эта норма еще с 2006 года яв-ляется камнем преткновения для российских законодате-лей. Тогда из ратифицирован-ной конвенции ООН против коррупции как раз и выпал самый важный — двадцатый пункт, предписывающий необходимость введения в УК статьи «Незаконное обогащение». Депутаты объясня-ли это тем, что российское общество еще не готово к введению института конфискации, которая стала бы естественным наказанием за коррупционное обогащение госслужащих.
   Введение института конфискации — рекомендация и группы ГРЕКО. В соответствии с ней Россия еще до 31 июля этого года должна бы-ла ввести в Уголовный кодекс конфискацию «in rem». При этом бремя доказывания законности происхождения имущества должно было быть перенесено на самих чиновников — например, при приобретении автомобилей или вещей стоимостью свыше 600-700 тыс. рублей. Но воз и ныне там. «В Совете при президенте по противодейст-вию коррупции об этом нет и речи, да и вообще вся работа спущена на тормозах: даже с главной страницы сайта пре-зидента убрана ссылка на ан-тикоррупционный план», — сетует источник «Профиля» в администрации президента. По его данным, на сегодняшний день готовится к внесению законопроект о запрете дарения чиновникам подарков независимо от их стоимости, а также поправки в регламент работы комиссий по конфликту интересов. «Больше ничего», — говорит он.
   
ДВА ШАГА НАЗАД
   В последнее время складывается впечатление, что борьбе с коррупцией дан если не красный, то уж точно жел-тый свет. Так, 1 июля 2010 го-да президент подписал но-вый указ о функционировании кадровых комиссий. По этому документу уже в следующем году депутаты, сенаторы, чиновники и госслужащие смогут не раскрывать информацию о доходах и имуществе своих супруг и несовершеннолетних детей «по объективным причинам». Какие причины могут считаться объективными для утаивания семейных доходов, в документе не указывается. Устанавливать эти причины предстоит членам комиссии по урегулированию конфликтов интересов в закрытом режиме.
   Минфин и еще ряд министерств уже подготовили соответствующие внутренние приказы. В числе причин для утаивания сведений могут оказаться проживание супруги или супруга чиновников, а также их детей за рубежом или просто нежелание близких родственников раскрывать информацию о доходах и имуществе для государст-венных кадровых служб. «Ес-ли эти приказы будут зарегистрированы в Минюсте, идея борьбы с коррупцией будет в буквальном смысле дискредитирована, ведь в этом случае проверить источник благосостояния семьи будет уже невозможно», — отмечают в думской комиссии по противодействию коррупции.
   То есть уже следующей весной прессе не удастся напи-сать разоблачительные мате-риалы о большинстве высо-копоставленных чиновников и их богатых женах. «Информация либо будет не опубликована вовсе, либо ее сложно будет найти на сайте, ее постараются запихнуть максимально глубоко», — говорит источник в администрации президента. В Думе поговаривают, что шумиха, которая поднялась в прессе вокруг доходов крупных правительственных чиновников, сильно раздосадовала весьма вли-ятельных людей в высших эше-лонах власти, и даже премьер-министр на одном из антикоррупционных совещаний якобы посетовал на то, что продолжение этой кампании «бросает тень на годы его правления». Ведь многие чиновничьи состояния-то наживались в течение последних десяти лет.
  
{PAGE}
БЕЗ ПРАВА НА ПРЕСЛЕДОВАНИЕ
    Россией не было реализовано и еще одно важное требование Совета Европы — сократить число людей, обладающих правовым иммунитетом. По словам председателя След-ственного комитета при прокуратуре России Александра Бастрыкина, ни в одной европейской стране нет такого огромного количества лиц, которые защищены законом от уголовного преследования за совершение тяжких преступлений. По его словам, только за первое полугодие 2010 года в России было инициировано уголовное пре-следование 800 спецсубъектов, в том числе 500 муниципальных депутатов и глав местных самоуправлений, 23 региональных депутатов, 14 членов избиркомов, 5 судей, 17 прокуроров и 92 следователей. Именно чиновники высшего звена все больше попадают в поле зрения следственных органов в связи с взяточничеством и участием в рейдерских захватах. Однако сами депутаты к лишению правового иммунитета явно не готовы. «Иммунитет нужен нам для того, чтобы честно говорить то, о чем мы думаем, и не бояться последующего уголовного преследования», — объясняет Алексей Волков.
   В результате через месяц в Страсбурге России вновь придется давать обещания учесть рекомендации Совета Европы «в самое ближайшее время». Однако, уверен председатель национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов, борьба с коррупцией по-прежнему будет вестись лишь на бумаге. Ведь для власти это своего рода пиар-кампания, позволяющая, с одной стороны, решать задачи по укрепле-нию имиджа — того же Дмитрия Медведева, выступив-шего инициатором антикор-рупционной борьбы, да и тандема в целом. А с другой стороны, при помощи уже созданных антикоррупционных механизмов сводить счеты с теми, кто не устраивает начальство. Примечательно, что кампания по снятию мэ-ра Москвы Юрия Лужкова идет под флагом борьбы с кор-рупцией и чиновничьим произволом в столице.
   

   Председатель Счетной палаты Сергей Степашин предлагает следить за коррупционерами из космоса. «Существует мировая практика налоговых органов использовать в своей работе результаты космических съемок. Все видно: у кого, где и какая недвижимость. Не надо людей посылать. Может быть, нашим налоговикам стоит воспользоваться таким методом? Хотя и без космических съемок все обо всем знают, чего лукавить». Говоря о заработках жен чиновников, глава СП РФ отметил, что его жена тоже много зарабатывает, потому что является вице-прези-дентом ВТБ. «Все зависит от того, каким образом близкий родственник пришел к своим доходам, к той или иной должности», — считает Степашин.

   

   Очередным шагом в борьбе с коррупцией может стать законопроект, подготовленный зампредом комитета по гражданскому, арбитражному и процессуальному законодательству Сергеем Груздевым («Единая Россия»). Он предложил не сажать в тюрьму коррупционеров, впервые попавшихся на взятке, не превышающей 3000 рублей. Груздев считает, что его поправка позволит «защитить наиболее уязвимые категории мздоимцев» — учителей и врачей, которым вместо тюремных сроков будут грозить крупные штрафы от 250 до 300 тыс. рублей и принудительные работы. Одновременно он предлагает снизить нижний порог крупного размера взятки — с нынешних 150 до 100 тыс. рублей, а срок заключения за взяточничество увеличить с 2-12 до 7-15 лет.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK