Наверх
28 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Косово — ватиканский плацдарм"

Ватикан никогда не оставлял планов обращения населения Косово в католицизм. Сегодня, поддерживаемые брюссельскими бюрократами, войсками НАТО и исламскими экстремистами-косоварами, католические миссионеры приступили к реализации этих планов.   Главный католический епископ Косово Доде Дьердьи, выступая некоторое время назад в Брюсселе перед представителями демократических партий Европы, заявил, что косовские мусульмане — это «исламизированные католики, насильно обращенные в свое время в мусульманство». Позднее в американском Конгрессе он вновь подчеркнул, что абсолютное большинство косоваров — «прохристиане», а следовательно — «проевропейцы и проамериканцы». Эмиссара Святого престола везде выслушивали с особым удовольствием, ибо он, по сути, подвел религиозное обоснование под тезис об «уникальности» края, его особых духовных связях с Европой. Идея католизации Косово, его «культурное крещение» (так не без гордости называет свою миссию в крае Доде Дьердьи) должна послужить Приштине «входным билетом в Европу» и успокоить европейское общественное мнение, испытывающее дискомфорт в связи с «исламским проникновением» в Европу.
   Официальный Ватикан публично от слов косовского епископа открестился, однако никаких «оргвыводов» в отношении него не предпринял, что свидетельствует, скорее всего, о том, что Дьердьи, озвучил реальные планы Апостольской столицы.
   В этой связи есть все основания полагать, что Ватикан гораздо серьезнее вовлечен в процесс суверенизации Косово, чем хотел бы признавать.
   Совершенно очевидно, что Ватикан активно участвовал в антисербской игре на протяжении всей югославской истории, решая глобальные задачи прозелитизма на востоке Европы. В этих долгосрочных планах использовали и исторические ситуации, и войны, и сотрудничество с тоталитарным режимом Тито. Югославия лишь формально была для папства враждебной страной, препятствующей осуществлению старых миссионерских планов. На деле внутри этого наднационального государственного образования были созданы, крепли и развивались национальные группировки на религиозной основе — прежде всего на католической. Сербская политическая бюрократия по этому пути не пошла, поскольку до Второй мировой войны ощущала себя полновластным «хозяином в доме». Она упорно охраняла общий дом югославянства, не обращая внимания на то, что другие постоянно расширяли свое жизненное пространство за счет сербов, подрывая к тому же основы сербской самобытности. Между тем первые сепаратистские группировки — Комитет народной защиты Косово, Косовский комитет — создаются уже в 1918 году как католические организации. Католическая церковь, имея свою опору на территориях бывшей Австро-Венгерской империи, в рамках довоенной Югославии получила, как пишет профессор Веселин Джуретич, «возможность продолжить работу по гомогенизации хорватского народа на клерикальной основе и вести политику прорыва в «серые зоны» сербского этноса, «национально полуоформленные». Такое впечатление, что идея юго-славянства действовала на сербские политические элиты совершенно демобилизующим образом. Конкордат, подписанный между правительством в Белграде и Святым престолом, начинался со слов «Королевство Югославия — государство миссии». Таких формулировок после Первой мировой войны не позволяло Ватикану навязывать себе ни одно европейское государство.
   Можно сколько угодно удивляться, но положение ничуть не изменилось и в социалистической Югославии, когда, казалось бы, религиозные факторы во внутриполитической жизни страны в условиях титовского тоталитаризма были сведены к минимуму. Особая линия Тито на покровительство хорватскому национализму подразумевала весьма тесное, хотя и неафишируемое сотрудничество с католическими церковными кругами. Привилегиями в стране пользовался только католический клир, а глава католической церкви в Хорватии архиепископ Алоизие Степинац, всю войну благословлявший усташей на истребление православных сербов, в 1946 году был осужден лишь на изоляцию и временно помещен в монастырь. В 1952 году Ватикан настоял на возведении его в кардиналы, а впоследствии вообще канонизировал как святого (!). Сербская же православная церковь при Тито находилась под полицейским надзором, и снисхождения не было даже к патриарху Гавриилу, бывшему узнику концлагеря Дахау.
   После смерти Тито Ватикан одним из первых в 1980-е годы выступил за раздел Югославии и выход из нее католических республик — когда еще даже правительство США и видные представители Трехсторонней комиссии выступали против этого. А уже в 1992 году в Ватикане сверстаны конкретные планы создания на развалинах Югославии «великой католической Хорватии». Эти планы реализуются достаточно быстро — в самой Хорватии, как выясняется, процесс окатоличивания оставшихся там сербов в 1990-е годы не прекращался ни на один день. В результате прямого запугивания сербского населения 30 тыс. сербов, в том числе 10 тыс. детей, были перекрещены в католичество. Об этом не так давно объявил иерарх Сербской православной церкви митрополит Загребский и Люблянский Иоанн.
   Неотъемлемой частью планов по созданию «великой католической Хорватии», по замыслу ее архитекторов, должно стать включение в ее состав Черногории, Албании и… Косово.
   Подобные устремления могут показаться наивными — католиков среди албанцев лишь 10% против 70% мусульман, мягко говоря, недоумевающих по поводу перспективы своего перехода в латинскую веру, и 20% православных. В самом Косово католиков не более 3%. Кроме того, албанскому руководству Приштины явно импонирует модель европейского секулярного образования: с организацией «неправедных дел», на которых, собственно, и выросло Косово, проблем в этом случае куда меньше. Но ведь лиха беда начало. Сегодня Косово как православная историческая колыбель сербского народа существует только в памяти сербов. С 1999 года, когда в край были введены международные силы ООН, разрушены сотни исторических памятников, православных храмов и монастырей. Большинство из утраченных безвозвратно памятников являлись наследием архитектуры и искусства Х—ХIII веков, пережившим 500-летнее турецкое иго. Косово повторяет судьбу Албании, где сегодня повсюду исследователи находят сотни разрушенных сербских кладбищ и церквей. Что имел в виду руководитель ватиканской дипломатии кардинал Жан-Луи Торан, выступая в 2000 году в Белграде, заявив, что сербские исторические памятники принадлежат «всем живущим в Косово народам»? Не развалины ли, над которыми, будто в издевке, возвышается «символ милосердия» — памятник матери Терезе (тоже албанке), воздвигнутый в Приштине в знак «благодеяний» албанцев? В прошлом году здесь же началось строительство католического собора, посвященного матери Терезе. Сияние ее католицизма призвано, видимо, затмить сербских святых Косово, вопиющих с его сербских руин. Поруганные православные святыни косовские власти восстанавливать не собираются.
   Что же дальше? Традиционные ватиканские интересы на востоке Европы, ослабление там позиций православия удачно вписываются в нынешний политический курс США и евроатлантического сообщества. Балканы и Косово — хорошая возможность для Ватикана продемонстрировать свою «профпригодность» для западной цивилизации и перспективный плацдарм для дальнейшей экспансии — теперь уже в Россию.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK