Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Крупнейший продюсерский проект Тарака Бен Аммара"

Сможет ли киномагнат и мастер закулисья спасти KirchMedia?За тихим ужином в роскошном мюнхенском ресторане в феврале 1998 года Лео Кирх (Leo Kirch) сообщил важную новость: он решил наконец допустить внешние инвестиции в созданную им медиаимперию. Кирх неожиданно заявил об этом своему сотрапезнику, давнишнему другу, франко-тунисскому кинопродюсеру Тараку Бен Аммару (Tarak Ben Ammar). Всего за три года до этого Бен Аммар разработал сделку на $1 млрд. для Сильвио Берлускони (Silvio Berlusconi), итальянского короля СМИ, ставшего политиком, когда тот продал 25% своей империи сторонним инвесторам, включая Kirch. «Тарак, я знаю, что ты сделал для Сильвио, — сказал Кирх. — Давай сделаем то же самое здесь».
Бен Аммар вспоминает о судьбоносном вечере в заполненной произведениями искусства гостиной своей парижской виллы. Вскоре после этого ужина два друга составили дерзкий план, конечной целью которого было заставить могучих инвесторов типа Берлускони, Руперта Мердока (Rupert Murdoch) и саудовского принца Альвалида (Alwaleed), близких к Бен Аммару, выложить $3 млрд. за второстепенные доли в компаниях Кирха. На первый взгляд все было идеально: Кирх получал новый капитал, а друзья Бен Аммара — кусочек привлекательного немецкого рынка и шанс неплохо заработать с выходом KirchMedia на публичный рынок, как это было в случае с компанией Берлускони Mediaset в 1996 году. План назвали Project Traviata, тонко намекнув на фильм Франко Дзеффирелли (Franco Zeffirelli) по мотивам оперы Верди — этот хит в 1983 году продюсировал Бен Аммар. «Может, не стоило использовать это название. Ведь в финале героиня умирает», — говорит Бен Аммар.
Да уж. Банкротство KirchMedia, о котором было объявлено 8 апреля, означает конец выдающейся полувековой карьеры Лео Кирха. Может показаться, что это и грандиозный провал Бен Аммара. Но, в отличие от туберкулезной Виолетты в La Traviata, медиаимперия Kirch может через месяц-другой возродиться, хотя и без самого Кирха.
Кредиторы и акционеры пытаются разработать план возрождения стоимостью не один миллиард долларов. Если все пройдет удачно, то в немалой степени благодаря усилиям Бен Аммара, который, похоже, готов восстановить свою репутацию специалиста по сложным сделкам любой ценой. «Он настоящий герой. Последние несколько недель он практически в одиночку не дает сорваться переговорам между Мердоком, Берлускони и Кирхом», — говорит Руджеро Маньони (Ruggero Magnoni), вице-председатель компании Lehman Brothers Europe, одного из инвесторов, а равно кредиторов KirchMedia.
Реструктуризация Kirch потребует от 52-летнего Бен Аммара настоящего героизма. Инвесторов, видевших гибель своих ценных бумаг, попросят принять участие в рекапитализации KirchMedia, которая контролирует прибыльную коммерческую сеть ProSiebenSat.1. Рекапитализация обойдется в $700 млн. Предполагается, что контроль над большей частью новой KirchMedia получат немецкие банки-кредиторы и немецкие группы. По информации инсайдеров, самостоятельный коммерческий телеканал Premiere World теряет почти $2 млн. в день, а на его рекапитализацию потребуется не менее $2 млрд. Как заявил пресс-секретарь News Corp., ни News Corp., ни British Sky Broadcasting Group PLC, принадлежащие Мердоку, вовсе не намерены вкладывать в Premiere хоть цент.
Если кто и может выжать из инвесторов деньги, так это Бен Аммар. И хотя он вообще-то продюсер почти 50 фильмов, в том числе с такими режиссерами, как Роман Полански (Roman Polanski) и Роберт Редфорд (Robert Redford), Бен Аммар великолепно умеет подбирать ключи к запертым дверям и отлично исполняет роль советника четырех главных игроков европейского рынка СМИ. Благодаря ему Берлускони, Мердок, Кирх и Альвалид имеют тесную связь через многочисленные альянсы и холдинги. «Это те, кто контролируют компании или владеют ими. Поэтому если завтра вам что-то захочется купить, то главное, что вам нужно, это четыре телефонных звонка», — говорит Бен Аммар. Он утверждает, что ни на кого не работает и не занимается инвестициями. Но он получает приличные гонорары, обычно — 1,5% от суммы сделки.
Первая крупная сделка Бен Аммара в СМИ была с Берлускони, вместе с которым они продюсировали телесериалы начиная с 1983 года. 10 лет спустя неоднозначное решение итальянского магната пойти в политику потребовало быстро преобразовать семейную «компанию одного человека» в корпорацию с руководителями-профессионалами и инвесторами со стороны. И Берлускони обратился к Бен Аммару, который в Голливуде чувствует себя как дома и свободно говорит по-английски, по-французски, по-итальянски и по-арабски. Выбор оказался верным. Через несколько месяцев тунисец нашел инвесторов, включая Альвалида и Кирха, которые вложили в Mediaset $1 млрд.
Для Альвалида Бен Аммар просто стал его «глазами» и «ушами» в мире СМИ. Когда в 1997 году саудовский принц купил акций News Corp. на $400 млн., к неформальной группировке медиабаронов присоединился и Мердок. На следующий год Альвалид вложил в News Corp. еще $250 млн. и обменялся с Мердоком идеями о совместных операциях. В начале 1999 года при содействии Бен Аммара Альвалид, Берлускони и некоторые другие вложили в KirchMedia $1,3 млрд., а Мердок вложил $1,4 млрд. в Premiere. Все хотели выйти на немецкий телерынок — крупнейший в Европе.
Достаточно здравая концепция столкнулась с ужасным менеджментом Кирха, в особенности на платных телеканалах. Кирх использовал банковский кредит на покупку дорогостоящей собственности, например, прав на трансляцию автогонок Формулы-1 и чемпионата мира по футболу. И вся его империя пострадала, когда в прошлом году рынок СМИ и телекоммуникаций начал рушиться. Бен Аммар признает, что Кирх, остающийся для него и сейчас «дорогим другом Лео», прятал убыточные сделки в недрах сложной структуры KirchMedia: «Мы все еще находим скелеты в шкафах».
При всем своем даре убеждения Бен Аммар не всегда добивается успеха. В январе платные телеканалы Кирха уже были в плачевном состоянии, но Бен Аммар помог договориться о переходе контроля к Мердоку. После нескольких месяцев секретных переговоров Кирх отправился в Великобританию подписывать договор. На обеде в штаб-квартире BskyB Кирх, к удивлению присутствовавших, заявил, что передумал. Через несколько недель построенная Кирхом с нуля империя пошла в разнос. «Он создал свой бизнес и не хотел от него отказываться», — считает Бен Аммар.
Бен Аммар по-прежнему снимает фильмы. Его последний фильм — картина Брайана Де Пальмы (Brian De Palma) Femme Fatale с Антонио Бандерасом (Antonio Banderas) в главной роли. Премьера в Америке планируется на ноябрь. Но, по его словам, «едва ли не больше всего на свете его будоражит» работа с ключевыми фигурами медиабизнеса — Мердоком, Берлускони, Альвалидом и Кирхом. Кирх, положим, выбыл из этой группы навсегда. А вот для Бен Аммара игра продолжается.

Джон Россант (John Rossant) в Париже. — Business Week.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK