Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Ложка дегтя Бочкарева"

Губернатора Василия Бочкарева местные жители называют генеральным директором холдинга под названием «Пензенская область». Да и сам Бочкарев не стесняется титула главного областного коммерсанта и репутации авторитарного начальника.Чужой среди чужих

Перед избирателями Василий Бочкарев предпочитает изображать доброжелательного «батьку», по-отечески поучающего, как нужно жить. Перед высокопоставленными столичными чинами — тонкого и умелого льстеца. Для местных чиновников он жесткий и даже грубый начальник.
Василий Бочкарев стал губернатором Пензенской области в апреле 1998 года, обыграв двух своих начальников — мэра Пензы Александра Калашникова и главу областной администрации Анатолия Ковлягина. В первом же туре тогдашний глава администрации Железнодорожного района Пензы набрал 59,5% голосов.
Столь громкий успех аналитики позже объяснят умением подлаживаться под аудиторию, которое Бочкарев во время выборов демонстрировал от раза к разу все убедительнее.
Политтехнологи точно подметили и другую причину бочкаревского успеха у избирателей. Все дело в ностальгических настроениях обедневших пензенцев. В советские годы жители соседних областей завидовали высокому уровню обеспечения Пензенской области, напичканной предприятиями привилегированного в то время ВПК. И говорили: «Хотим жить, как в Пензе». Во время выборной кампании Бочкарева в 1998 году этот лозунг стал основным, правда в слегка переделанном виде: «Хотим жить, как в Железнодорожном районе!».
Действительно, Железнодорожный район, которым Бочкарев руководил с 1987 года, резко выделялся на общем фоне. Глава администрации занялся благоустройством подведомственной территории, провел газ в отдаленные дома, реально содействовал развитию малого бизнеса. Одним из первых в России он создал фонд поддержки социально незащищенного населения, куда все районные предприятия и организации в добровольно-принудительном порядке перечисляли пожертвования. Только в этом районе выплачивались детские пособия.
Видя растущую популярность Бочкарева, его перед выборами тайно или открыто поддержала почти вся деловая элита и силовики. Перевес в поддержке был настолько очевидным, что, говорят, прежний губернатор Анатолий Ковлягин начал собирать вещи в своем кабинете еще за неделю до дня голосования.
Среди московских чиновников Бочкарев пользуется поддержкой, вероятно, за непревзойденное умение вовремя и правильно польстить нужному человеку.
У себя же в области губернатор — царь и бог. Авторитарный, жесткий — порой до грубости. По этой причине недостатка в оппозиции не испытывает. В нее входят и мэр Пензы Александр Калашников, считающийся политиком «правого» толка, и областная организация КПРФ.
Что же касается населения, то за последнее время Бочкарев подрастерял былую популярность. Сейчас в Пензе о нем говорят как о «прихватизаторе», продавце государственных предприятий, новые владельцы которых не торопятся повысить уровень доходов своих работников. В категорию недовольных перетекают и представители деловых кругов, вытесненные из тех видов бизнеса, которые оказались в сфере интересов так называемой финансовой «семьи» губернатора. Таким образом, Василий Кузьмич успешно скорректировал имидж «своего мужика» в «мужика для своих».
Генеральный директор

Губернатора Василия Бочкарева люди за глаза называют Лесником, памятуя, что до начала своей чиновничьей карьеры он работал главным лесничим области. Он и до сих пор руководствуется прежними навыками: выращивает предприятия, будто деревья, опекает их, а когда настает пора — «спиливает» и продает в «надежные руки».
Пензенскую область природа не особо наделила своими дарами: здесь не добывают нефть, газ или золото.
Когда Бочкарев принимал дела, область была в упадке: бюджетные счета из-за долгов арестованы, оборонные предприятия, костяк областной промышленности, стояли, колхозы задерживали начало посевных работ — из-за безденежья не могли купить горюче-смазочных материалов.
Словом, экономику области Бочкарев принял в «коматозном» состоянии.
В своей промышленной политике новый губернатор сделал ставку на сотрудничество со стратегическими партнерами, которые в состоянии были обеспечить пензенские предприятия заказами на сумму от 100 млн. рублей. Бочкарев лично разработал проекты договоров машиностроительных предприятий области с АвтоВАЗом и ГАЗом. Тогда, в 1999 году, это казалось чудом: заключить договор с Горьковским автозаводом на 160 млн. рублей — о таком главы многих регионов могли только мечтать. Сейчас на автомобильные заводы страны пензенский машстрой поставляет крылья, мосты, замки, стеклоподъемники, поршни и прочие комплектующие.
По договору с «Газпромом», с тогдашним главой которого Ремом Вяхиревым у Бочкарева были прекрасные отношения, местные промышленные предприятия получили заказы на строительство единственного в Поволжье центра по переоборудованию автомобилей на газовое топливо и их техническому обслуживанию.
Другой бочкаревский метод подъема промышленности — продажа простаивающих производств тем, кто готов их купить. У пензенских чиновников даже существует особое понятие: «откорм объекта на продажу». Инвестиционно-привлекательное, но финансово-нестабильное предприятие реанимируют за счет создания льготного режима налогообложения, рассрочки выплаты долгов. Так было с дрожжевым заводом.
Предпродажная подготовка может проходить и по-иному. К примеру, оборонное госпредприятие ВЭТП подвергли процедуре принудительного банкротства, а уже затем продали в 2000 году «Очаковскому пивзаводу» (сумма сделки не разглашается).
Впрочем, политика открытых дверей для сторонних инвесторов не принесла ожидаемого эффекта. Многие предприятия, сменившие собственников, по-прежнему стоят. К примеру, группа компаний «МАИР» купила в 2001 году часовой завод «Луч» за 10 млн. рублей, обещая инвестировать в развитие производства до конца года 40 млн. рублей. Но инвестиций на заводе не дождались и до сих пор.
Однако главным направлением промышленной политики пензенского губернатора стало создание формально независимой, а фактически подконтрольной только ему группы предприятий, куда с подачи Бочкарева в кресла руководителей были посажены преданные лично ему люди. Бочкарев умеет договориться с собственниками — как московскими, так и местными, а с несогласными поступали жестче: предприятие бакротили. Так, сменили хозяев на «Пензаспиртпроме» (путем банкротства), «Пензанефтепродукте» (договоренность с руководством ЮКОСа), «Пензаэнерго» (договоренность с РАО ЕЭС) и т.д. Всюду Бочкарев расставил своих людей. Кроме губернаторских в Пензенской области не осталось независимых «олигархов», влиятельных коммерческих или чиновничьих группировок. Как говорят в Пензе, здесь есть только одна ФПГ — так называемая Губернаторская семья, состоящая из родственников, друзей и компаньонов Бочкарева. Эта «семья», как утверждают, контролирует все наиболее привлекательные сферы бизнеса: хлеб, бензин, крупные супермаркеты, связь и пр. Один из ярких примеров тому — фирма «Сатурн» (владеет сетью авторынков, бензоколонок и магазинов), хозяева которой — шурин и жена губернатора.
Что касается малого бизнеса, то после принятия в 1998 году федерального закона и введения единого налога на вмененный налог в Пензенской области создана 21 тысяча предприятий малого и среднего бизнеса, где работает 17,5% населения и которые дают 25% доходов областного бюджета. Как признаются в областном правительстве, эта сфера экономики им почти неподконтрольна. Может быть, именно поэтому она успешно развивается.
В целом почти четырехлетний период правления Бочкарева, как считают в областном правительстве, позволил вытащить промышленность из кризиса. Рост объемов производства в 1999 году составил 23%, в 2000 году — 5%, за 9 месяцев 2001 года — 4,9%. Что, впрочем, соответствует средним по России показателям за эти годы.
Оппоненты губернатора добавляют: хотя рост и имеется, однако доля убыточных предприятий в промышленности и сегодня составляет свыше 44%.
Суть — в кулаке

Сельское хозяйство Бочкарев предпочитает развивать так: забрать скот у слабых хозяйств и передать его в аренду на личные подворья, где животина должна тут же прибавить в весе.
В таком подходе суть областной программы «Борьба с бедностью в деревне», которая начала реализовываться с 1999 года. Сам губернатор области в своем кругу предпочитает называть ее «кулак». «Коль убили кулака, — говорит Бочкарев, — надо также административной силой его возрождать. — И как бы в шутку комментирует: — Нужно создать бригады, которые пойдут в крестьянские семьи и скажут: «Если через неделю придем и у тебя на дворе не будет скотины, дадим по харе сапогом». Таким образом, по замыслу пензенского губернатора, власти должны заставить мужика работать.
Конечно, своих «комиссаров военного капитализма» Бочкарев в деревни не направил. Но четкая установка районным властям отдавать приоритет в закупках продукции личным крестьянским хозяйствам дала свои плоды — доля подворий в валовом производстве сельского хозяйства сегодня составляет 60% (год назад — 41%). В деревне появились тысячи подворий, где не по одной-две буренки — как было прежде, а по три-четыре. С каждой из них семья в месяц зарабатывает по 800 рублей. В результате удои молока за прошлый год выросли на 20% и составили 107 тысяч тонн.
Другой аграрный «конек» Бочкарева — развитие переработки сельхозпродукции. Губернатор не поленился изучить аграрную систему США и защитил диплом в Российской сельхозакадемии по теме: «Молочный подкомплекс Пензенской области». Экспериментальной лабораторией для проверки выводов диплома (а суть их проста: главное — создать на селе замкнутую цепочку от производителя до переработчика) стала вся область. В частности, его система была апробирована в кооперативе «Молоко», которым владеет Владимир Юрин. Этот весьма близкий к губернатору предприниматель в течение последних трех лет скупил (как утверждают — не без помощи административного давления Бочкарева) несколько убыточных маслозаводов, комбикормовый завод, взял «на поруки» два совхоза, арендовал сельхозтехнику, завез племенной скот и начал производить молочную продукцию. По аналогичной схеме замкнутого цикла производства выстраивается структура «Пензахлебопродукта», Черкизовского мясокомбината.
Ставка на развитие личных подсобных хозяйств, с одной стороны, и на создание агрохолдингов на базе убыточных хозяйств — с другой, дала результат. По данным правительства области, рост производства на селе в 2000 году составил 4,6%, за 9 месяцев 2001 года — 9,8%. Если в 1998 году доля убыточных хозяйств в области составляла 47%, то к началу нынешнего года — снизилась до 8%.
Вместо чистых дотаций областное правительство в прошлом году выделило сельхозпроизводителям из бюджета 100 млн. рублей на погашение разницы между рыночной (28—32% годовых) и льготной (5—6% годовых) ставкой по кредитам, что позволило привлечь в отрасль от коммерческих банков кредитов на 460 млн. рублей.
Сейчас, считает губернатор, область полностью вышла из зависимости от ввоза продовольствия из других регионов.
Однако губернаторскую уверенность в том, что пензенское село сейчас на подъеме, разделяют далеко не все. Оппоненты считают, что областное правительство фальсифицирует данные статотчетности. В вину Василию Бочкареву ставят и то, что агрохолдинги монополизировали отрасли сельского хозяйства. А где монополия — там необоснованный рост цен. И против этого трудно возразить: если в среднем по России продукты питания подорожали за прошлый год на 14,6%, то в Пензенской области — на 26%.
Как зарыть деньги в землю

Пензенский губернатор умеет договариваться со столичными чиновниками. Благодаря деньгам из центра область вышла на одно из первых мест по дорожному строительству.
Пензенская область — высокодотационный регион: 35% (1,75 млрд. рублей) региональной казны составляют трансферты.
Умелое лоббирование в столице и личные связи губернатора с высокопоставленными столичными чинами, среди которых называют вице-премьера Валентину Матвиенко, позволяют привлекать в область помимо трансфертов на покрытие бюджетного дефицита еще и дополнительные средства. Только в 2001 году область получила сверх трансфертов около 1 млрд. рублей федеральных инвестиций в социально значимые стройки области.
Прежде всего — в дорожное строительство. За последние два года в области построена одна седьмая всех новых дорог России — по 400 км ежегодно.
С гордостью говорят в Пензе и о газификации региона.
Сельхозпредприятия области в счет долгов перед газовиками поставили последним технику, трубы и прочие материалы. «Газпром» же взамен своими силами прокладывал в села газопроводы, которые затем оформил в свою собственность По такой схеме пензенские должники погасили «Газпрому» свыше 1 млрд. рублей. В результате абсолютное большинство сел области газифицировано.
Активное привлечение федеральных дотаций и инвестиций позволило направить средства губернской казны на погашение внутреннего долга, обслуживание которого ежегодно составляет 15% от областного бюджета.
Зона повышенной бедности

Надеждам избирателей на Бочкарева-губернатора, которому в масштабах области якобы удастся повторить опыт построения «рая» в отдельно взятом городском районе, не суждено было сбыться. По зарплате и пенсиям регион недотягивает даже до среднероссийских показателей.
Если в промышленности и на селе авторитарная политика Бочкарева и дала плоды, то в социальной сфере ему хвастаться нечем. А ведь именно по состоянию своего кошелька люди судят об успехах любой власти.
Сейчас средняя зарплата в области — около 1700 рублей (в среднем по России — 3515 рублей). Мало того что зарплата невелика, так ее еще и выплачивают с задержками — средняя задолженность по области составляет 2950 рублей на каждого работающего. Эта проблема настолько злободневна, что губернатор вынужден был создать специальные межведомственные комиссии — они проверяют финансовое состояние предприятий, заставляя их платить зарплату своим работникам.
За чертой бедности находятся 57,3% жителей области (31,2% в среднем по России).
Невысок и средний размер пенсий в губернии — 902 рубля (при 950 рублях в среднем по России). По этому показателю область занимает 63-е место среди всех 89 российских регионов.
Иначе как критической нельзя назвать и демографическую ситуацию в губернии. И без того небольшое население области (1,55 млн. человек) ежегодно сокращается почти на 8000 человек. Число умерших превышает число родившихся в 2,2 раза.
Чтобы хоть как-то повлиять на демографическую ситуацию, областные власти после долгой и громкой презентации наконец-то приступили к реализации областной социальной программы «Молодая семья».
Суть ее состоит в том, что из бюджета области сельсоветам переводятся средства на строительство домов, которые затем передаются молодым специалистам в рассрочку на 10 лет под процентную ставку, равную официальному уровню инфляции. За каждого родившегося ребенка семье списывается 25% долга. Таким образом, после рождения четвертого ребенка возвращать государству ссуду уже не придется.
В прошлом году был запущен пилотный проект строительства 40 домов по программе «Молодая семья». Незаметность этой цифры в сравнении с поднятой вокруг начинания шумихой крайне негативно сказалась — не без помощи оппозиции, конечно — на имидже губернатора. «Молодую семью» в Пензе называют чисто рекламной акцией Бочкарева. Такой же, как, например, губернаторская раздача ветеранам автомобилей, покупка которых финансируется из федерального бюджета.
Беспросветная бедность абсолютного большинства пензяков, «пропагандистские» проколы властей в последнее время сказались на популярности Бочкарева. По данным различных социологических исследований, за него готовы вновь проголосовать не более трети избирателей.

Некоторые основные социально-экономические показатели Пензенской области

ПоказателиНа 1.01.1999 годаНа 1.01. 2000 годаНа 1.11.2001 года
Объем промышленного производства (по сравнению с предыдущим периодом)97% — 42—49-е место*; (95%)**123% — 7-е место; (108%)105,1% — 56-е место; (104,7%)
Доля трансфертов федерального бюджета в доходной части местного бюджета32,6%0%35%
Индекс потребительских цен175,7% — 23-е место; (184,4%)148,4% — 10-е место; (136,5%)116,6% — 48—53-е место; (116,7%)
Удельный вес населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума (в общей численности населения региона)54,0% — 7-е место; (23,4%)***68,7% — 10-е место; (29,9%)57,3% — 16-е место; (31,2%)
Среднемесячная начисленная заработная плата598,2 тыс. рублей — 82-е место; (1051,5 тыс. рублей)911,4 рубля — 72-е место; (1522,6 рубля)1954,3 рубля — 74-е место; (3514,7 рубля)
Просроченная задолженность по заработной плате701 млн. рублей450 млн. рублей357,5 млн. рублей
Средний размер назначенных месячных пенсий382,7 тыс. рублей — 59-е место; (402,9 тыс. рублей)495,0 рубля — 64-е место; (521,5 рубля)902,4 рубля — 63-е место; (949,4 рубля)
Общая численность зарегистрированных безработных26,5 тыс. человек13,4 тыс. человек12,0 тыс. человек

Данные по Чеченской Республике не учитываются.

* Место среди других субъектов РФ.

** Здесь и далее в скобках указан среднероссийский показатель.

*** Без учета данных по Еврейской автономной области и Чукотскому автономному округу.

ВАДИМ РОГОЖИН

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK