Наверх
24 января 2022
Без рубрики

Архивная публикация 1998 года: "Лучше сегодня посоветоваться, чем завтра отсидеть"

Вероятность успешного исхода дела зависит не только от его сути, но и от того, на какой стадии вы обратились за профессиональной помощью. Идеальный вариант, когда клиент обращается к адвокату, только-только затевая рискованное мероприятие.Брак и расчет


Предположим, вы женаты. Но чувствуете, что семейная лодка вот-вот даст трещину. Чтобы хоть как-то угодить "боевой подруге", вы влезаете в долги и покупаете дом за городом.

Но! Если придется разводиться, половину дома надо будет отдать жене: куплен ведь он в браке. И по закону часть дома принадлежит вашей супруге. Обидно, если дорожки бывшей семейной пары разойдутся.

Так вот, обратившись к адвокату до покупки недвижимости, вы, скорее всего, получите совет: оформляйте покупку дома на своих родителей. Желательно пенсионеров. А они тут же напишут вам дарственную на дом. Получится, что дачу вы вовсе и не покупали -- ее вам подарили. Например, к годовщине свадьбы. А как известно, все полученное во время брака по безвозмездным сделкам, то есть даром, при расторжении брака разделу не подлежит.

Поджигатель в законе


В пользе раннего обращения к адвокату убеждаются не только простые смертные, но и некоторые политики. Особенно несдержанные и эксцентричные.

Пример тому -- очередная скандальная история, происшедшая в феврале 1996 года. Тогда в один из холодных зимних дней Антифашистский центр и партия Валерии Новодворской "Демократический союз" пикетировали здание Госдумы, протестуя против "засилья в ней коммунистов". Разойдясь не на шутку в праведном гневе против народных избранников, пикетчики решили спалить государственный флаг России. Что с успехом и сделали. Работникам милиции такое поведение, естественно, не понравилось. Поджигателя -- Сайдара Шеяфетдинова из Демсоюза -- задержали и пытались наказать по статье 166-I часть 2 Кодекса об административных правонарушениях. Эта статья предусматривает ответственность за "поджег государственного флага". Вплоть до ареста на 15 суток.

Спас демократа-поджигателя адвокат Лев Симкин из адвокатского бюро "Галятин и партнеры", к которому буйные пикетчики обратились еще до того, как г-на Шеяфетдинова успели посадить на 15 суток. Он резонно напомнил представителям властей, что согласно указу президента от 24 мая 1993 года "пикетирование есть наглядная демонстрация группой граждан своих настроений и взглядов без шествия и звукоусиления". По его мнению, шествия не было: пикетчики стояли перед Думой. Звукоусиления тоже не зафиксировано: все просто кричали. А поджег флага -- это как раз и есть наглядная демонстрация своих взглядов: негативного отношения к государству. Милиционерам ничего не оставалось как выпустить поджигателя. А г-н Шеяфетдинов не отправился на две недели подметать улицы под присмотром сержанта только потому, что был явно подкован в вопросах пикетирования.

Переплет с "корочкой"


Вторая ситуация: вы обращаетесь к адвокату, когда дело уже сделано. Без всяких советов и консультаций. И тут вас начинают одолевать сомнения. Однако ничего серьезного пока не произошло. В этом случае адвокат еще может помочь. Если повезет.

На данной стадии многое зависит от того, какие против вас соберут улики. Поймают ли на вранье. Каких приведут свидетелей. Сделают ли экспертизу. И так далее. То есть ситуация достаточно уязвимая, зависящая от качества работы правоохранительных органов.

Один из самых распространенных способов действия адвокатов на этой стадии -- доказывать не вашу правоту, а незаконность действий правоохранительных органов. И надеяться на то, что таким образом все следствие против вас рассыплется. Может получиться, а может и нет. У руководителя адвокатского бюро "Аргумент" Анатолия Кучерены один раз получилось.

Дело возбудили против председателя правления Интурбанка г-на Обозинцева. Руководимый им банк приобрел в Хельсинки гостиницу "Риволи-Жарден". При этом у банка не было даже валютной лицензии. Кроме того, у самого г-на Обозинцева на депозитном счете в его банке лежало 500 млн. "старых" рублей, которые он скрыл от налоговой службы.

Банкира арестовали и обвинили в незаконных сделках с валютой, совершенных должностным лицом (ч. 2 ст. 162-7 УК -- до 3 лет), и в сокрытии налогов в особо крупных размерах (ч. 2 ст. 162-2 УК -- до 5 лет с конфискацией имущества). Поразмыслив, г-н Кучерена решил не поднимать вопрос о положении дел в банке, а сосредоточиться на действиях налоговой полиции.

Оказалось, что статью 162-7 УК, по мнению адвоката, его подзащитному вообще вменять не имели права. На момент покупки гостиницы (дело было в 1993 году) этой статьи в кодексе не было, а была пресловутая 88-я "валютная" статья (ответственность по которой предусматривалась вплоть до расстрела). Применять же закон к преступлениям, которые были совершены до его принятия, нельзя: закон обратной силы не имеет. Кроме того, в феврале 1994 года в отношении лиц, совершивших преступления, предусмотренные данной статьей, была объявлена амнистия. А это означает, что следователь должен был сначала спросить у Обозинцева, согласен ли он на применение к нему акта амнистии, и только в случае отказа возбуждать дело. Ничего подобного следователь не сделал.

С уклонением г-на Обозинцева от налогов также получилась неувязка.

Законодательство предусматривало ответственность по этой статье только в отношении юридических лиц. Обозинцев же держал деньги на счету как частное лицо. Пришлось банкира освободить.

То есть кончилось все для г-на Обозинцева достаточно благополучно. А ведь, не вмешайся вовремя адвокат, могли бы и посадить.

Так, адвокату Мосгорколлегии из Первого адвокатского бюро Лидии Бакановой пришлось буквально спасать от тюрьмы медсестру Ольгу К. И сделала-то всего медицинская работница, что купила на Черемушкинском рынке удостоверение Министерства обороны. Хотела ездить бесплатно на городском транспорте. Там ее и поймали. Возбудили уголовное дело о попытке использования поддельных документов (ч. 3 ст. 196 УК -- до 1 года). Потом добавили еще ч. 1 ст. 196 -- "Изготовление фальшивых документов", срок до 2 лет, за то что наклеила на удостоверение свою фотографию.

Черемушкинский суд приговорил девушку к полутора годам исправительных работ с вычетом 15% из нищенской зарплаты. Пришлось Лидии Бакановой подавать кассационную жалобу в Мосгорсуд. На новом процессе выяснилось, что на самом деле у Минобороны удостоверения такого образца нет и никогда не было. А это значит, что не было и подделки документов. Адвокат сумела убедить суд, что уголовно наказуемо лишь использование документов установленного образца. Так, собственноручное заполнение купленной с рук трудовой книжки можно расценивать как подделку документов. А "удостоверение" молоденькой медсестры Ольги -- нельзя. Оно имеет такое же значение, как удостоверение "Почетного алкоголика". Статью за "попытку использования поддельного документа", по мнению адвоката, применять в этом случае также было нельзя. Ведь Ольга думала, что оно настоящее. Вот и получилось, что судить ее в общем-то не за что.

Дело опять-таки закончилось благополучно. Но справедливости ради отметим, что произошло это по чистой случайности. Просто продавцы этих поддельных удостоверений никогда в глаза не видели настоящей "корочки" Министерства обороны. А если бы видели, то работать бы Ольге "на благо Родины" полтора года.

Дальше только нары


И наконец, третья, самая тяжелая и одновременно наиболее распространенная ситуация. К адвокату клиент обращается только тогда, когда понимает, что все складывается против него: улики собрали, вину доказали, долг не отдадут, жена (муж) имущество отсудит...

По сравнению с двумя предыдущими историями здесь возможности адвоката ничтожны. Теперь ему придется не самому выстраивать ситуацию, а приспосабливаться к той схеме, которую уже создали ваши противники.

Еще хуже, если клиент вообще забывает о существовании адвокатов, надеясь, что их предоставят сотрудники милиции. Они, конечно, это сделают, но только после того, как добьются от обвиняемого всего, что им нужно.

Отметим, что в безнадежности позднего обращения к адвокату, а тем более во вреде попыток собственной защиты уже имели шанс убедиться не только простые смертные, но и некоторые весьма состоятельные люди.

Однажды ночью на автобусную остановку вылетел автомобиль BMW. Машина сбила человека, стоявшего на остановке (тот погиб), еще двое молодых людей получили телесные повреждения различной степени тяжести. За рулем автомобиля находилась жена предпринимателя г-жа Г. Рядом с ней на переднем сиденье была ее подруга, а сзади сидел 19-летний студент Алексей Крылов, сосед Г. по дому. Для своей защиты г-жа Г. ничего умнее не придумала, как заявить, что во всем виноват сидевший сзади студент. По ее версии, Алексей Крылов, ревнуя ее к мужу, набросился на нее сзади и стал душить. Так, судя по ее показаниям в суде, и произошла авария. Но с выстраиванием столь экстравагантной версии дама не справилась.

Адвокат студента Елена Нежельская резонно указала на то, что в деле, кроме схемы ДТП и справки о ДТП, отсутствуют все первоначальные документы, в том числе объяснения пассажиров BMW. Не было и необходимого в таких случаях акта освидетельствования водителя машины (г-жи Г.) на алкогольное опьянение.

В то же время свидетели и сам Крылов показали, что Г. была пьяна. Крылов, например, утверждал, что обе подруги перед поездкой выпили на двоих бутылку водки. И сами предложили студенту составить им компанию.

Елена Нежельская обратила внимание также на то, что факт нападения Крылова на Г. ничем, кроме ее собственных слов и показаний подруги, не подтверждается. Медицинской экспертизы на предмет обнаружения следов удушения тоже не проводилось. Возразить на это жене предпринимателя было нечего. В результате после проведенного дополнительного расследования пришлось г-же Г. отвечать перед судом по полной программе.

Обратись она к профессионалу, последний, скорее всего, нашел бы разумные обстоятельства, смягчающие ее вину. Например, в виде неисправности машины или сложной дорожной ситуации.

Слишком поздно пошел к адвокату и московский студент Андрей Антипов.

Андрей с приятелем, кстати, курсантом Высшей школы милиции, отдыхал в парке имени Горького. Выпили пива. Решили продолжить вечер, пригласив в гости знакомую девушку. Антипов позвонил из автомата приятельнице, но та не захотела составить ребятам компанию. В сердцах студент швырнул трубку в стекло телефонной будки. Стекло разлетелось вдребезги. Проезжавшая мимо патрульная машина задержала друзей, доставив их в отделение милиции. Там в отношении Антипова возбудили уголовное дело за умышленное повреждение чужого имущества с причинением значительного ущерба (ч. 1 ст. 149 УК, санкция до 5 лет). Во тут бы Андрею и вспомнить про адвоката. И вообще прекратить дело, что называется, "на корню". Но он понадеялся на случай. И сперва случай его вроде бы не подвел. Тверская межмуниципальная прокуратура обвинение в отношении Антипова не утвердила, поскольку ущерб, нанесенный им телефонному узлу, составил всего 89 тысяч рублей. Антипов его возместил.

Однако потом в прокуратуре решили, что студент должен до конца прочувствовать всю тяжесть содеянного, и распорядились переквалифицировать обвинение со ст. 149 на ч. 2 ст. 206 УК -- злостное хулиганство, за которое тоже полагается до 5 лет.

Антипова снова вызвали в милицию и арестовали. Тогда его родственники обратились за помощью к адвокату, а сам Андрей тем временем отправился в СИЗО. Ни доводы адвоката об отсутствии злого умысла, ни показания свидетелей, утверждавших, что все происшедшее не более чем порыв юношеской злости, уже не помогли. Антипова приговорили за злостное хулиганство к 2 годам лишения свободы.

Как украсть по закону?


Для этого кражу необходимо обсудить... с адвокатом.

Предположим, вам приглянулось лобовое стекло на иномарке соседа. В голову вселилась крамольная мысль, что оно просто создано для вашей машины. Вы понимаете, что если не украдете это стекло, то остаток дней будете мучиться.

Тут самое время сходить к психотерапевту. Если его советы не помогают -- отправляйтесь к адвокату.

Похвалить за желание своровать у ближнего он вас, конечно же, не сможет. Но, поняв, что решение твердое, станет спасать клиента.

Совет будет приблизительно следующий: кражу вы должны организовать с кем-нибудь из своих приятелей. Схема такая: вы снимаете стекло с машины соседа и ставите его рядом с автомобилем. После чего исчезаете с места происшествия. Далее на сцене появляется ваш друг, который, прогуливаясь, замечает "бесхозное" стекло. Он берет его и уходит... к вам домой.

Посадить вас в тюрьму за кражу нельзя. Ничего вы не воровали. Вы просто взяли и сняли стекло с машины. Чтобы не отсвечивало вам в окно и не мешало спать. А это никакая не кража. В крайнем случае, мелкое хулиганство, достойное порицания участкового милиционера.

Ваш друг при этом виноват еще меньше. Он шел себе мимо и ни о чем не думал. Вдруг видит -- стоит стекло. Ничье. Взял и ушел. Это, конечно же, нехорошо, но не наказуемо. Называется это присвоением находки. За это, в крайнем случае, могут пожурить. И если никто не видел, как вы договаривались с другом о совместных действиях, то перед соседом и законом вы чисты.

Не надо воспринимать эту шутку (впрочем, юридически верную) как руководство к действию. Вывод здесь такой: идите к адвокату задолго до того, как совершить даже самый что ни на есть некрасивый поступок. Это избавит адвоката от необходимости ходить к вам в СИЗО. Да и стоит совет значительно меньше, чем судебная защита.

ИРИНА ЛАВРЕНТЬЕВА

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое