Наверх
24 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Ментоморфозы"

Назначив министра внутренних дел Сергея Степашина первым вице-премьером, президент Ельцин во многом доверил ему свою судьбу. При этом общее мнение таково: на уровне человеческих качеств Степашин выглядит куда как лучше абсолютного большинства сегодняшних российских политиков. И полностью соответствует известной присказке: «Хороший парень — это еще не профессия».Пугало для премьера

5 мая на встрече президента РФ с главными персонами страны по случаю подготовки празднования грядущего трехтысячелетия Борис Ельцин грозно попенял службе протокола за то, что новый первый вице-премьер Сергей Степашин оказался слишком далеко от первого лица государства. После чего президент велел Степашину пересесть к нему поближе — вплотную к премьер-министру Евгению Примакову.
Это следует понимать так, что Ельцин по-прежнему если не боится, то уж точно опасается предстоящего голосования по импичменту в Думе — потому-то он не мог отказать себе в удовольствии лишний раз пугануть распоясавшуюся оппозицию возможной заменой ее любимца Примакова на своего нового милицейского фаворита.
А может, и не на него, и даже, скорее всего, не на него. Но то, что Степашин ныне призван играть роль пугала для Примакова,— это точно.
Председатель думского комитета по геополитике Алексей Митрофанов (ЛДПР): «Степашина не будут двигать на пост премьера. Теперешнее его назначение связано с тем, что Кремль усиливает людей, верных президенту, накануне возможных событий, а именно отставки правительства, разгона Думы, проведения парламентских выборов. Для этого и продвигают силовиков — один, контрразведчик Владимир Путин, стал секретарем Совета безопасности, другой, Степашин,— первым вице-премьером».
Вообще-то Степашин — человек в окружении Ельцина свой. С президентом он еще со времен борьбы Кремля с хасбулатовским Верховным Советом. Тогда, в 1993 году, Степашин, будучи авторитетным депутатом Верхсовета, не поддержал линию Хасбулатова—Руцкого, открыто перейдя на сторону президента. С той поры Степашин главе государства предан беззаветно. Сейчас он, пожалуй, один из немногих, кто поставил на Ельцина все, и выполнит любой приказ верховного главнокомандующего не задумываясь. С другой стороны, для президента, разогнавшего практически все свое прежнее окружение и растерявшего львиную долю политического влияния, такие люди, как Степашин, на вес золота. Вопрос лишь в том, сумеет ли Степашин быть полезным, будь он хоть трижды первым вице-премьером и шефом МВД.
Люди, которые лично общаются со Степашиным, говорят о нем как о человеке порядочном и приятном во всех отношениях. Во всяком случае, утверждают они, на уровне человеческих качеств Степашин выглядит куда лучше абсолютного большинства сегодняшних российских политиков. При этом он полностью соответствует известной присказке: «Хороший парень — это еще не профессия».
Первый публичный провал Сергея Степашина случился в декабре 1994-го — январе 1995-го, когда в должности шефа контрразведки он организовывал печально знаменитое «новогоднее» наступление на Грозный.
Рассказывает бывший сотрудник Лубянки: «За месяц до того «рейда» на Грозный в думской фракции «Выбор России» состоялось совещание. Там имеющие опыт работы в условиях карабахского кризиса депутаты Юшенков и Шабад, как раз прилетевшие из Грозного, четко объяснили Степашину, чем может закончиться предполагаемая авантюра с наведением конституционного порядка в Чечне. Доводы Юшенкова и Шабада были предельно понятны и доходчивы, и было, по меньшей мере, опрометчиво не воспринять их хотя бы как дополнительную информацию — в специальных операциях любая дополнительная информация ценна. Тем не менее Степашин с упорством маньяка повторил слова Ельцина о наведении конституционного порядка и не сделал абсолютно ничего, чтобы проверить полученную информацию.
Результат известен, результат катастрофический. И этот эпизод показателен для Степашина. Впоследствии Степашин имел стабильный неуспех во всех фээсбэшных, а позже и милицейских спецоперациях, которыми он занимался,— возьмите рейды чеченцев на российскую территорию, после которых последние совершенно спокойно уходили к себе в Чечню.
Или история с похищением в Чечне генерала МВД Шпигуна, которого Степашин поклялся срочно освободить. Дело в том, что похищение Шпигуна — чисто коммерческая акция. Сначала чеченцы за него просили десять миллионов долларов, сейчас сумма снизилась до двух-трех миллионов. Задача Степашина — найти деньги. И он решил заставить выплатить эту сумму самых крутых представителей чеченской диаспоры в Москве — или просто посадить некоторых ее представителей, чтобы потом обменять их на Шпигуна, о чем намекнул в одном из телевизионных интервью. В ту же ночь все богатые чеченцы выехали из Москвы — кто в Чечню, кто за рубеж».
На безрыбье и рак свистнет

Резонно спросить: почему Кремль и президентское окружение, или, как говорят в народе, «коллективный Ельцин», постоянно выдвигает Сергея Степашина на ответственные посты? Ну, во-первых, Степашин — человек действительно приличный и вряд ли предаст того, кто его поставил на то или иное место. Во-вторых, милицейский первый вице-премьер человек простой — он делает что прикажут и говорит то, что надо говорить.
Чего стоит, к примеру, одно из его последних высказываний. В связи с делом генпрокурора Скуратова Степашин, бывший шеф контрразведки, бывший министр юстиции и нынешний министр внутренних дел, публично заявил, что целесообразность может быть важнее законности, чем вызвал шок даже у видавших виды, привыкших ко всему постсоветских политиков. Но именно здесь и спрятан ключ к высоким назначениям Степашина и именно поэтому «коллективный Ельцин» отдает ему значащие посты. Степашин, безусловно, олицетворяет главенство политической целесообразности над законом, а это для Кремля очень важно.
Сегодня «коллективный Ельцин» находится в крайне тяжелой ситуации. Здесь и президентское нездоровье, и президентский «полуимпичмент», и утрата влияния, и подконтрольное КПРФ правительство с немилым премьером во главе, и близящиеся парламентские выборы, и т.д. и т.п. В таких условиях «коллективному Ельцину» крайне необходим человек, который в случае чего поставит политическую целесообразность выше законности, как это было во время осенних событий 1993 года в Москве. А уж получится у него или нет — война план покажет. Как говорится, на безрыбье и рак свистнет.
Что же касается работы Степашина в кабинете Примакова, главное в этой работе заключается в том, что примаковское правительство практически обречено: политическое решение об отставке премьера и его кабинета уже принято, и теперь это вопрос времени. Если только не случится ничего непредвиденного, увольнение может произойти до середины мая, до голосования в Думе по вопросу об импичменте президенту, а может, и после. Главное, не позже августа—сентября: к началу кампании по выборам в Госдуму в Белом доме должен сидеть человек, полностью подконтрольный «коллективному Ельцину».
Готов к труду и обороне?

Как только произойдет отставка нынешнего правительства, по закону один из первых вице-премьеров становится и.о. премьера до утверждения нового главы кабинета. Надо ли доказывать, что этим «и.о.» окажется Сергей Степашин? При этом президенту даже не нужно добиваться утверждения его кандидатуры в Госдуме. Там Степашина неминуемо провалят, а распускать в этом случае Думу за полгода до выборов не имеет смысла.
Поэтому, если Кремль изберет этот вариант, Сергей Степашин, скорее всего, будет назначен исполняющим обязанности на срок два раза по три месяца — закон это позволяет, так, кстати, было в свое время с Егором Гайдаром. А потом ситуация плавно перетечет в следующую Думу.
Между прочим, вариант со Степашиным — главой кабинета совершенно необязателен. Премьером может быть кто-нибудь совершенно неожиданный, например министр путей сообщения Николай Аксененко или самарский губернатор Константин Титов,— кстати, оба они в последние дни имели личные встречи с Борисом Ельциным в Кремле.
Степашину и без премьерства найдется чем заняться. Дело в том, что ему поручено обеспечить если не победоносные, то хоть не катастрофические для Кремля думские выборы. Потому что если следующая Дума будет такая же оппозиционная, как нынешняя, то теперешние проблемы «коллективного Ельцина» только усугубятся.
Табуретка запасных

Чтобы выполнить возложенную на него задачу, Сергею Степашину надо первым делом нейтрализовать четыре десятка красных губернаторов, помешать им «сделать» выборы в пользу КПРФ. Но как? Почему-то считается, что МВД может, если что, заблокировать деятельность коммерческих структур, финансирующих неугодных губернаторов. Но милиционеры, хоть и подчиняются Степашину, живут в регионах под теми же губернаторами. И вообще, бороться со структурами, финансирующими неугодных режиму людей, МВД не может. Здесь скорее могут преуспеть налоговики, ведь для того, чтобы влиять на финансовые потоки, нужно хотя бы уметь это делать, а в МВД нет таких специалистов и нет соответствующей структуры.
Что же касается серьезных политических технологов и аналитических пиаровских центров, то их в милицейском ведомстве тоже нет. Можно, конечно, прибегнуть к помощи Анатолия Чубайса, с которым у Степашина традиционно хорошие отношения. Начальник РАО «ЕЭС России» способен взять на себя интеллектуальное обеспечение будущей кампании, организовать достойный пиар, разработать общую концепцию, но только вряд ли Чубайс, учитывая шаткость его нынешних позиций, будет ввязываться в эти выборы.
Можно вспомнить о Борисе Березовском, с которым Степашин в друзьях, но несгибаемый «олигарх» скорее использует Степашина для себя, постаравшись с его помощью удержать и профинансировать телеканал ОРТ и предотвратить уход «Сибнефти» из-под своего влияния.
С губернаторами же Степашину вообще не справиться: последний козырь, который выложил Борис Ельцин региональным лидерам перед голосованием в Совете Федерации по делу Скуратова (берите суверенитета еще больше, берите сколько хотите), был бит — губернаторы все равно проголосовали против отставки генпрокурора. А это значит, что им хотели всучить то, что они и так уже имеют. Никаких иных возможностей у Кремля нет.
Остается надеяться, что коммунистов на выборах сильно потеснят «Голос России» самарского губернатора Константина Титова и «Отечество» — «Вся Россия» Лужкова—Шаймиева. Тоже, конечно, не сахар, но и не КПРФ. И при этом подстраховаться каким-нибудь силовым вариантом, использовав упомянутую готовность Степашина поставить политическую целесообразность выше закона. А уж получится у него или нет — это, как уже было сказано, дело шестнадцатое. Все равно больше некому: скамейка запасных в Кремле сократилась до размеров табуретки.

ИВАН ТЕЛЕГИН

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK