Наверх
23 января 2022
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Михаил ЮЖНЫЙ: «Истерики остались в прошлом»"

Сенсацией теннисного чемпионата US Open стала победа российского теннисиста Михаила Южного над второй ракеткой мира Рафаэлем Надалем и выход в полуфинал. Сам Южный признается, что для него неудобных противников не существует. — Вы сами от себя ожидали такого прорыва?

— У меня был большой спад, и действительно для всех стало неожиданностью, что я стал что-то выигрывать. Лично я не думал о том, что обыграю Надаля, но знал, что смогу показать игру на уровне.

— В теннис играете с пеленок?

— Примерно так. Мне было два года, когда моего брата Андрея отвели заниматься теннисом два раза неделю в СК «Дружба» — родители достали абонемент. А меня не с кем было оставить дома, так что я ходил на корт с братом за компанию. Через год уже тренировался вместе с ним — удалось достать еще один абонемент. До шести лет мы вместе с ним летом играли в теннис, а зимой занимались фигурным катанием. Потом нас отправили тренироваться на Ширяево поле в «Спартак». С тех пор я практически все время тренировался только там, никуда не уезжал и не переезжал.

— Получается, теннис — это был выбор родителей?

— Как я мог понять в шесть лет, чего хочу? Конечно, это был родительский выбор, но я никогда не тренировался из-под палки. Мне нравилось играть.

— Как сложилась спортивная карьера брата?

— В семнадцать лет он стал играть фьючерсы — начальные этапы профессиональных турниров. А через два года закончил. Андрей помогал моему тренеру, играл со мной в спарринге, и окончательно перешел на тренерскую работу. Сейчас он — главный тренер юношеской сборной России по теннису.

— Вы помните свою первую победу?

— В восемь лет вышел в финал турнира в Ивано-Франковске. Но пошел дождь, и финал мы так и не сыграли, поделили с противником первое и второе место. Точно сказать не могу, но лет с десяти я уже выигрывал какие-то турниры.

— Вы тщеславный человек?

— Думаю, каждый спортсмен не лишен этого чувства. Проигрывать не люблю — это точно.

— В истерику впадаете?

— Истерики остались в прошлом. Сейчас я в принципе спокойно воспринимаю, если кто-то на данный момент лучше меня. Стараюсь больше концентрироваться на себе, анализирую ошибки. Я вижу, что нужно сделать, чтобы обыграть первую ракетку — Роджерa Федерерa, хотя обыграть его очень тяжело.

— Предел мечтаний — «Большой шлем»?

— Раз я играю, я хочу выиграть все, но, конечно, «Большой шлем» — самый значимый турнир.

— В теннисе у вас есть кумир?

— Сейчас нет. В свое время был Стефан Эдберг. Мне нравилась не столько техника его игры, сколько поведение на корте. Он очень сдержанно себя вел, как настоящий джентльмен. Бывает, что кто-то орет, кто-то ракетки ломает, а кто-то спорит с судьями. Эдберг — никогда.

— А вообще дикие крики на корте мешают?

— Кому-то мешают, кому-то — помогают. Но у ребят такого нет, чтобы кто-то постоянно истошно кричал.

— А вы спокойный человек?

— Черт его знает. В детстве точно был психом. И ракетки ломал, и орал на всех, посылал куда подальше, если что-то не получалось. Сейчас повзрослел. Иногда бывают срывы, но редко.

— Для вас существует понятие — неудобный противник?

— Некоторые теннисисты действительно не любят игры с тем или иным соперником. Я на этом не зацикливаюсь. Есть противники, которых я ни разу не обыгрывал, но совсем не потому, что они особенно меня раздражают манерой игры или поведением на корте.

— Подозрений в предвзятости или продажности судей не возникало?

— В теннисе нет такого, как в футболе или хоккее. Если играешь на грунте, то можно проверить отскок. Сейчас вводят новую систему. Игрок два раза за сет может попросить видеоповтор. Если окажется прав в этом видеоповторе, то игровой момент не засчитывается. Если судьи и ошибаются, то не специально.

— Вы тренируетесь в Москве?

— Да, и никуда уезжать не собираюсь. Очень многие теннисисты уезжают от безысходности — нет тренера, базы, партнера, а на Западе в академиях есть все условия. Лично у меня в Москве никаких проблем. Спорт-клуб «Вита-спорт» дает мне зал столько раз в неделю, сколько мне нужно. Хочешь — два раза в день, хочешь — три и тренажеры, если понадобятся. И тренер у меня с одиннадцати лет один и тот же — Борис Львович Собкин. Но наша с ним история нетипична.

— А Шамиль Тарпищев как-то помогал?

— Если возникали какие-то сложности, например, бюрократического характера, лично меня он от них оберегал.

— Почему женский теннис у нас сильнее?

— Он не сильнее. Просто нашим девушкам легче пробиться. У мужчин более жесткая конкуренция. На Западе у женщин другие ценности, их быт в целом обеспечен. Их не интересует спорт в том объеме, как наших теннисисток. Наши же с детства делают ставку на спорт. Если есть желание, характер и хорошо набитая рука, то попасть в двадцатку сильнейших реально. А у мужчин должна быть какая-то изюминка в игре, и еще кто-то должен помочь тебе пробиться наверх. Талантливые ребята доходят до уровня трехсотой ракетки, а дальше не могут перейти эту планку. Потому что нет хорошего наставника.

— Работа спортсменов в рекламном бизнесе мешает результатам?

— Я еще не на том уровне, чтобы судить об этом. У меня есть контракт с «Адидасом» на ракетки, струны и форму. Думаю, что Роджер Федерер и Рафаэль Надаль могут себе позволить зарабатывать на рекламе, когда они все уже выиграли. Опять же и за рекламу платят разные деньги, в зависимости от того, десятый ты или пятидесятый.

— На что тратите призовые деньги?

— У теннисистов, в отличие от футболистов, которые одиннадцать месяцев в году сидят на сборах на полном обеспечении, много расходов. Мы же за все платим сами — тренер, массажист и т.д. Во время турнира гостиницу мне оплачивают на пять ночей, но если я беру тренера, то за его проживание и перелет плачу сам. Все расходы ложатся на игрока. Поэтому юноши из небогатых семей не могут ездить на все турниры и возить собой тренера — нет средств.

— Ваша семья могла себе это позволить?

— В детстве родители крутились, как могли, занимали деньги. А в четырнадцать у меня уже появился первый контракт с фирмой «Автогон». Они дали деньги — в долг. Когда я начал получать призовые, то полностью все им вернул.

— Какой у вас распорядок дня?

— Сейчас занимаюсь своей спиной — лечу старую травму. С утра тренировка два часа, потом час ОФП (общая физическая подготовка), потом еду к врачу, а после, если удается, еще полчаса кросса.

— Травму получили на соревнованиях?

— Нет, это наработано годами. У меня очень сильный дисбаланс между правой и левой частями тела. Все время играю правой рукой — из-за этого и боль в спине. В прошлом году Тарпищев помог найти доктора Евгения Ивановича Блюма, который занялся мной по своей специальной методике. Главное, что мы выяснили причину заболевания и стали работать над причиной, а не следствием. До этого у меня болело колено, мне сделали операцию, а оказалось, что заниматься надо было спиной, тогда бы и операция не понадобилась.

— Кто ездит на турниры болеть за вас?

— Иногда моя девушка Юля, иногда мама, а так в основном тренер.

— Позволяете себе расслабляться?

— В ноябре у нас недели две — законный отдых. А в декабре много лет подряд тренируемся в Таиланде, где климатические условия максимально приближены к первому в сезоне большому турниру — Australian Open...

— А без ракетки отдыхать можете?

— Если удается куда-то выбраться, то первую неделю предпочитаю отдых пониженной активности, лежа в шезлонге. Потом могу и на корт в отеле заглянуть. В последний раз удалось так отдохнуть в позапрошлом году. Мы с Юлей летали на Мальдивы.

— Есть увлечения помимо тенниса?

— Футбол. Хожу на матчи, когда есть время. Люблю русскую баню с веником.

— Где паритесь?

— В Сандунах.

— А книги читать успеваете?

— Я очень люблю читать, особенно за границей. Прийти в номер почитать — одно удовольствие. На тренировках у меня много свободного времени. Даже на корте, если пойдет дождь, делать нечего, так что сидишь и читаешь.

— Что читаете? Модные бестселлеры?

— Нет. Я даже не знаю, какие модные. Правда, «Код да Винчи» и «Ангелов и демонов» Брауна прочитал. «Ангелы и демоны» мне больше понравились. Сейчас увлекся Фейхтвангером — «Лисы в винограднике», «Иудейская война», Пушкина перечитал.

— Кино любите?

— Раньше много покупал на DVD, а в последнее время редко попадаются хорошие фильмы. Начинаешь смотреть и сразу бросаешь.

— Вы уже думали, чем займетесь по окончании спортивной карьеры?

— Сейчас я учусь в аспирантуре Института физкультуры. Надеюсь, что останусь в теннисе на тренерской работе. Хочу создать свою академию. Чтобы молодые перспективные теннисисты не уезжали из России. В Москве открывается много кортов, но все они чисто коммерческие, а школы потихоньку загнивают.

У меня есть друзья, которые могут взять на себя организационную часть, а со спортивной проблем не будет. Главное — это база. В России нет базы, где могут тренироваться одаренные дети, чтобы из глубинки мог приехать игрок, зная, что в Москве он получит корт, тренера, спарринг. Если ко мне подойдет завтра какой-нибудь дядя и скажет: «Нате вам — тренируйтесь», то мы начнем все делать уже завтра.

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое