Наверх
21 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "«Много умных людей»"

Депутат бундестага, член парламентской контрольной комиссии Вольфганг Нескович о своей практике в разведслужбе БНД.

58-летний Нескович стал первым депутатом бундестага, прошедшим в декабре недельную практику в Федеральной разведывательной службе (БНД). В прошлом судья Верховного суда ФРГ, сегодня Нескович представляет Левую партию в бундестаге и входит в парламентскую контрольную комиссию, которая должна наблюдать за деятельностью немецких секретных служб.
   
«Шпигель»: Левая партия частично находится под наблюдением Ведомства по охране конституции. Ваша практика в БНД была актом контршпионажа?

Нескович: Я прошел проверку без каких-либо затруднений. Мне было важно бросить взгляд за кулисы, узнать, как работают агенты и их кураторы. Тот, кто должен контролировать какое-либо ведомство, обязан иметь представление о его работе. Скорее, меня удивляет, что до сих пор ни один из моих коллег не попытался нанести в штаб-квартиру БНД подобный визит для получения информации.

«Шпигель»: И что же было разрешено первому политику-практиканту в Пуллахе?

Нескович: Я посетил все отделы и получил исчерпывающее представление о технике, используемой БНД, о механизмах сбора и анализа информации. Рано утром я присутствовал на оперативном совещании, где обсуждались только что поступившие сообщения агентов. Там работают 24 часа в сутки. Мой рабочий день продолжался, как правило, с 8.30 до 17.30 — в конце концов, сотрудники спецслужбы тоже являются госслужащими. БНД оказалась удивительно открытой по отношению к своему мнимому «классовому врагу».

«Шпигель»: Не наивно ли считать, что разведслужба раскроет вам свои методы работы

Нескович: По крайней мере, БНД не устраивала никаких «показательных выступлений», и мой рабочий день проходил так же, как у других. Я не делал лишь двух вещей — не ходил в одиночестве по зданию и не читал секретных документов.

«Шпигель»: Сегодня, после разных скандалов, у службы внешней разведки плохая репутация. Насколько силен фактор фрустрации сотрудников?

Нескович: Весьма силен. В Пуллахе считают большой несправедливостью, что следственная комиссия бундестага получила название Комиссии по делам БНД, хотя ей поручено проверять все органы безопасности, равно как и степень ответственности политиков. К тому же условия работы в штаб-квартире БНД трудно назвать роскошными: тесные помещения, полы, напоминающие о 50-х годах, голые потрескавшиеся стены в коридорах. Кроме прочего, массу беспокойств вызывает предстоящий переезд в Берлин.

«Шпигель»: Часто говорят о необычайно замкнутой и обособленной атмосфере в Пуллахе. Для этого есть основания?

Нескович: Сотруднику БНД приходится находить признание практически исключительно в пределах своей «конторы». Во внешнем мире многие из них живут по легенде и обязаны соблюдать полную секретность. В результате складывается специфическое психологическое ощущение обособленного мира БНД: внутри — мы, снаружи — все другие люди. У сотрудников разведки сильно развито чувство солидарности, многие даже спутников жизни находят среди коллег.

«Шпигель»: Насколько высока квалификация сотрудников?

Нескович: Как наблюдатель, довольно критически настроенный по отношению к спецслужбам, я был поражен: как много там собралось умных людей, имеющих высшее образование, — от искусствоведов и политологов до востоковедов. С другой стороны, техническому отделу БНД приходится конкурировать в борьбе за квалифицированных сотрудников с такими предприятиями как Siemens. Это тяжелая конкуренция, поскольку зарплата в разведке такая же, как в других государственных организациях.

«Шпигель»: Каковы, с вашей точки зрения, результаты работы БНД?

Нескович: Эффективность работы разведслужбы очень трудно оценить. И БНД, и политическому руководству полезно было бы узнать, в какой степени оценки, выносимые в Пуллахе, оказывают влияние на политические решения в Берлине. Однако эту информацию правительство Германии не обнародует.

«Шпигель»: По-видимому, сведения на эту тему должна была бы предоставлять парламентская контрольная комиссия.

Нескович: Деятельность этой комиссии — сплошной анекдот. Проведя неделю в БНД, я еще больше уверился в том, что мы безо всякого ущерба можем ликвидировать эту комиссию в ее нынешней форме. Само понятие парламентского контроля над деятельностью спецслужб — это обман общественности, своеобразное плацебо. У этого органа нет никаких эффективных средств воздействия. Тот, кого мы должны контролировать, главным образом и определяет масштабы и критерии такого контроля. Это абсурд.

«Шпигель»: То есть, по вашему мнению, БНД фактически работает бесконтрольно? 

Нескович: Девять членов комиссии не имеют даже малейшего представления о том, чем занимаются 6 тыс. сотрудников разведки. Мы собираемся раз в 3—6 недель и выслушиваем по большей части то, что нам хотят сообщить спецслужбы. Так это функционировать не может.

«Шпигель»: Что вы предлагаете?

Нескович: Мы должны иметь право во всеуслышание объявлять о недочетах в работе спецслужб, нам нужны компетентные сотрудники для проверки документации БНД. В случае настоящих скандалов мы должны получать полномочия следственной комиссии. Тогда сотрудники БНД в качестве свидетелей будут обязаны давать правдивые показания.


«Шпигель»: Не могли бы вы раскрыть еще какой-нибудь секрет БНД?

Нескович: Еда в их столовой лучше, чем в бундестаге.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK