Наверх
6 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Морская дорога к недрам"

Буровая установка «Ду Санг» возникает неожиданно в тумане Охотского моря прямо по курсу нашего судна. Гигантская конструкция, а по сути небольшой плавучий город — часть сложного технического комплекса, который занимается разведкой западнокамчатского шельфа.   Освоение новых месторождений — это часть перспективного плана нефтяной компании «Роснефть» по увеличению разведки и добычи углеводородов.
   Проект освоения западнокамчатского шельфа начинался еще в 2003 году, когда было принято решение поручить геологам изучать огромную (62 440 кв. км) территорию. Понятно, что для того, чтобы обеспечить необходимыми ресурсами проект, он должен иметь очень развитую инфраструктуру: освоение новых месторождений всегда означает создание новых предприятий и приличную «встряску» всей отрасли. Ведь наращивание производства — это изменение общих параметров иногда целого региона: капитальное строительство, создание новых рабочих мест, решение огромного комплекса социально-бытовых проблем.
   Даже сегодня, на стадии разведки шельфа, проект уже вобрал в себя огромные ресурсы. О том, чего ждут от освоения этих территорий, легко догадаться по цифрам сейсморазведки. В объемной графике (3D и 2В) отображено 8000 погонных км и 420 кв. км, а бурение осуществляется тремя поисковыми скважинами. А цифры инвестиций на 2008 год весьма убедительны: $127 млн и 3117, 4 млн рублей. Тем не менее сегодня пока рано говорить о том, что месторождение разведано и здесь наверняка есть либо нефть, либо газ. Понятно это станет только тогда, когда будет достигнута расчетная глубина бурения 3025 метров. До конца октября работы по бурению должны быть завершены, потому что в это время года начинаются шторма.

   Экологи никогда не спят

   Что такое — пробурить скважину в современных технологических условиях? Комплексная задача заключается в том, чтобы состыковать огромное количество мелких и крупных технических операций по цели исследования. Последовательно работы на западнокамчатском шельфе начинались с поиска полупогружной буровой установки (ППБУ), которая могла бы эффективно работать в непростых климатических условиях Охотского моря. И в 2007 году был подписан контракт на аренду южнокорейской ППБУ «Ду Санг» с учетом модернизации буровой к российским условиям разведки. Но до начала работы буровой необходимо не только подготовить всю техническую документацию и пройти все государственные согласования, но и заключить более 100 контрактов для обеспечения буровой всем необходимым. Региональные и федеральные согласования так или иначе основываются не только на законодательстве страны, но и на экологической экспертизе. Ни одно современное производство невозможно без разрешения Росприроднадзора и без постоянного контроля экологов за производством работ. Достаточно сказать, что вокруг «Ду Санга» в режиме непрерывного мониторинга работает судно экологов, которое каждые сутки берет пробы воды, считает птиц, обитающих вокруг буровой установки посреди моря, и тщательно контролирует обработку и вывоз шлама — породы, которая выбирается во время бурения из недр земли. Кстати, однажды «Ду Санг» довольно долго не работал, потому что любопытный морской котик приплыл, забрался на трубу буровой установки и не собирался уходить. У обитателя моря были свои планы: пока котик не удовлетворил своего любопытства, он сидел и таращился на людей, которые пытались убедить его уйти.
   Сегодня защита планеты от воздействия на нее людей становится главным параметром любой промышленной деятельности человека. Слишком давно и, увы, эффективно мы портим среду своего обитания. Именно поэтому проблема невмешательства человека в природный баланс сегодня — это проблема самосохранения человечества.
   Что нужно делать, чтобы работа буровиков не была опасной для моря, для его рыбных ресурсов? Как избежать вредных отходов производства? На самом деле организовать безотходную работу даже такого сложного производственного механизма, как буровая, вполне возможно. Так же, как впоследствии сделать безопасной и саму нефте- и газодобычу.
   Практика показывает, что соблюдение чрезвычайно жестких российских и международных стандартов и технологий безопасной промышленной деятельности вполне достижимо, если это — часть стратегии компании, которая рассчитывает не только на цивилизованную разработку недр, но и на безопасную эксплуатацию разведанных скважин. Тем более если речь идет о долгосрочных программах.
   Сегодня выбросы буровой «Ду Санг», ведущей работу в открытом море, являются нулевыми. Возможно ли это? Вполне возможно, комментирует ситуацию генеральный директор ООО «Камчатнефтегаз» Дмитрий Антонов:
   — Наша задача заключается не только в том, чтобы не нанести вред окружающей среде, но и в том, чтобы извлечь из этого максимальную пользу. Шлам, который мы поднимаем из скважины, не должен попасть обратно в море. На буровой вся эта масса аккуратно упаковывается в контейнеры и отправляется судном на материк. Там она перерабатывается в почвогрунт — перемешивается с торфом до получения однородной массы с последующим складированием в бурты. А что же можно делать с этим дальше? Например, рекультивировать земли, отсыпать откосы железнодорожных веток, использовать в качестве изолирующего слоя на полигонах товарно-бытовых отходов. Но не только эта безотходная технология позволяет не загрязнять море и не нарушать баланс экосистемы. При бурении скважин используется буровой раствор на водяной основе, что исключает попадание в акваторию веществ, вредных для обитателей моря.
   Опыт экологически чистой разведки в мире накоплен немалый. В этом смысле «Камчатнефтегазу» есть на что опереться. К примеру, шельф Мексиканского залива. Первая морская скважина здесь была пробурена с плавучей баржи еще в 1933 году, и уже тогда у экологов были совершенно конкретные требования и рекомендации к объектам подобного типа.
   У берегов штата Луизиана пробурена самая глубокая морская скважина (6952 м). Используя самый передовой опыт взаимодействия экологов и производственников, можно рассчитывать на то, что акватория Охотского моря не пострадает от деятельности человека. Ведь ничего не случилось с прекрасными пляжами Бразилии от того, что в море работают нефтяные платформы! Не говоря уже о Норвегии, которая ведет добычу нефти морским способом. В этой северной стране разведка и добыча углеводородов сопряжена с контролем экологов буквально на каждом этапе, поскольку здесь разведка и добыча углеводородов в море связана с ловом рыбы. Российские специалисты считают, что только самые жесткие мировые стандарты по соблюдению экологической безопасности должны быть поставлены во главу угла процесса разведки и разработки месторождений.

   Перед тем как бросить якорь

   Почему все-таки акватория Охотского моря? Чем этот участок разведки лучше и почему было принято решение бурить именно здесь? Ведь любая разведка — дело рискованное и связано с серьезными экономическими затратами. Магадан был выбран для проведения поисковых буровых работ не только с учетом перспективной геологической разведки, но и потому, что от самого порта Магадана до буровой платформы — всего 470 км. Порт может вовремя обеспечивать буровую всем необходимым. И конечно, есть возможность утилизации и захоронения отходов бурения в непосредственной близости от порта. Кроме того, порт является и пунктом пропуска через государственную границу РФ. В Магадане есть международный аэропорт.
   Чтобы вовремя и полностью обеспечивать буровую всем необходимым, здесь была создана полная транспортная инфраструктура. Период работы на буровой довольно короток — в октябре на Охотском море начинаются шторма, поэтому логистика — значительная часть стратегической и тактической задачи. Вовремя доставить на буровую все, что нужно для обеспечения жизнедеятельности, — значит увеличить шансы по достижению максимального результата работ. Сегодня к «Ду Сангу» ходят пять транспортно-буксирных судов, в режиме непрерывного мониторинга работает экологическое судно «Агат», самолет АН-24 и вертолет Ми-8 решают самые срочные транспортные задачи.

   Экономика, регион, будущее

   Первый интервал скважины в 420 м пробурен. Ежедневные отчеты буровиков руководству на материке — это не только управление процессом разведки. Как добывающая структура, подразделение «Роснефти» — часть государственной программы развития и, разумеется, огромная социальная ответственность большого бизнеса. Ведь создание полной производственной инфраструктуры, налоги, распределение бюджета компании — это процветающая страна, в которой детям хватает мест в детских садах, в городах работают социальные программы, развивается здравоохранение, культура и спорт. Такова стратегия компании: развитие собственного производства с учетом потребностей региона позволяет с уверенностью говорить, что дальнейшее продвижение проектов по разведке и добыче нефти и газа на Русском Севере — это инструмент возрождения и процветания страны.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK