Наверх
26 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "На всю Ивановскую"

В Ивановской области, где экономика в общем и целом давно лежит на боку, быть бизнес-лидером трудно. Поэтому те, кто как-то удержал свое предприятие на плаву, наперечет. А создавшие свой бизнес с нуля вообще экзотика.Широко шагающий экскаваторщик

Юрия Токаева, председателя совета директоров АО «Машиностроительная компания КРАНЭКС», знают в Иванове все. И не знает никто. То есть известно, что он практически создал заново предприятие по производству экскаваторов, но никто не может сказать, что это за человек. При этом он считается одним из самых влиятельных лиц в регионе, хотя всячески дистанцируется от местной власти.
Даже в официальной биографии Токаева размером в лист непосредственно о нем три строчки, все остальное — о том, какие замечательные экскаваторы делают на его заводе. Вот об этом, да еще об экономической ситуации в стране и мире Токаев готов говорить — и много. А о себе — ни слова.
Юрий Токаев родился в 1954 году в Коми в семье осетина-железнодорожника. В 1979 году он закончил Московский авиационный институт по специальности «космические энергосиловые установки». Всего же студентом Токаев пробыл аж десять лет, так как до этого учился в Институте легкой промышленности, откуда его исключили. Кстати, в МАИ Токаев пять лет просидел за одной партой с бывшим хозяином Инкомбанка Владимиром Виноградовым. По распределению Токаев, Виноградов и еще один их приятель попали на завод «Атоммаш» в Волгодонске. Отработали шесть лет, потом надоело. «Человек должен где-то помотаться»,— говорит Токаев, когда объясняет свою тягу к перемене мест.
Приехал в Иваново. Устроился на работу на предприятие, которое тогда называлось ПО «Ивторфотехника» и производило экскаваторы. Работал начальником цеха, бухгалтером-ревизором, начальником отдела снабжения. А в 1989 году принял участие в выборах гендиректора и победил. Проголосовали за него потому, что знали: на какой участок Токаев ни попадает, там все почему-то начинают работать. Кроме того, соперником у него был обкомовский работник, а партийцев в разгар горбачевской перестройки не любили.
Поначалу все было достаточно просто: все решал Госплан. Однако в начале 90-х пришлось самим заниматься и поставкой металла, и поставкой комплектующих, и сбытом продукции. Токаев лично ездил по предприятиям «Северстали» и Магнитки. Менял экскаваторы на металл. К 1994 году (завод к тому времени был преобразован в АО КРАНЭКС, где у Токаева контрольный пакет акций) рухнула система сбыта, так как у предприятий просто не было денег на покупку такой дорогостоящей вещи, как экскаватор. Не было денег на зарплату рабочим, начались забастовки.
Интересно, что в этой ситуации три категории работников по распоряжению Токаева все-таки получали зарплату: уборщицы (потому что нельзя работать в грязи), охрана (потому что никто не будет нормально охранять задаром) и молодые специалисты (потому что они понадобятся, когда все станет лучше). Остальным выплачивалось около 10% зарплаты, иногда продуктами (сахаром или мясом, в зависимости от того, какой организации понадобился экскаватор).
Одновременно Токаев озадачился созданием новой модели экскаватора. Чтобы был не хуже импортных, но дешевле. И чтобы был лучше отечественных, но подороже. Для этого он велел заводскому конструкторскому бюро разобрать японский экскаватор до винтика, начертить, как он устроен,— и ни в коем случае не привносить туда ни одной умной мысли: «Нечего умничать. В экскаваторе колесо не изобретешь». Дорогие импортные детали заменили на недорогие отечественные — и получился хороший продукт стоимостью $85 тысяч. Если учесть, что чисто японский, получше, стоил $120 тысяч, а наш, но гораздо хуже — $50 тысяч, то понятно, что Токаев попал в точку.
Благодаря этому Токаев потихоньку расплатился со всеми долгами перед бюджетом и работниками, а кредиты он и до того практически не брал. Что же касается японцев из фирмы «Комацу», у которой Токаев содрал экскаватор, то они на него не обиделись, потому как сами передрали экскаватор у немцев.
Когда речь заходит о стиле управления, то самое мягкое слово, которое подчиненные могут сказать о Токаеве,— «крут». Он предельно авторитарен, жесток, поблажек не делает никому, с провинившимися расстается сразу же. На удивление, работники признают подобное поведение справедливым. Мало того, попасть на КРАНЭКС — мечта многих. Средняя зарплата рабочего там 3,5 тысячи рублей в месяц (в целом по городу средняя зарплата чуть больше 1000 рублей).
При столь очевидных и немалых успехах в производстве Токаев независим от областной власти. Ну чем его могут наказать? Сам он во власть не рвется, налоги платит, экскаваторы делает. Даже электричество за неуплату у него нельзя отключить, так как щиток находится на его же охраняемой территории.
Что касается личности Токаева, то про него говорят: типично восточный человек. Капризен. Непредсказуем. Неуправляем. Гневлив. У него нет друзей. Никто не знает о его личной жизни, хотя говорят, что он пользуется успехом у женщин. Никто не знает даже, женат он или нет. В областной администрации говорят, что нет, но как-то неуверенно.
Живет Токаев в служебной квартире. Ездит на «мерседесе». Питается в заводском кафе, где круглосуточно работают три повара. Ест все подряд: «Мой желудок не страдает расстройствами».
Под знаменем Грефа

Увидев Александра Бабикова, президента группы предприятий «Союз», невольно примешься ломать голову над вопросами: где я его видел, кого он напоминает? Потом приходит озарение. Облик Бабикова — это собирательный портрет комсомольско-райкомовского вожака. Та же комсомольская челка, та же комсомольская неуемность. Да так оно и есть — Бабиков прошел все ступени комсомольского роста и, как наиболее сообразительные представители молодежи, из комсомола вовремя ушел в бизнес.
Александр Бабиков родился в 1962 году во Владимире. Мать — врач, отец был замдиректора завода. Через два года семья переехала в Иваново.
Бабиков рос примерным, типичным мальчиком-мажором — круглым отличником и любимцем учителей. С ходу поступил в Ивановский энергетический институт. Дальше пошла комсомольская карьера — возглавил факультетскую комсомольскую организацию, а потом стал заведующим отделом в райкоме ВЛКСМ.
В 1987 году Александр Бабиков первый в Ивановской области создал при райкоме ВЛКСМ хозрасчетное предприятие — ТНПО «Синтез»: строительство (посредством стройотрядов), видеосалоны, договоры касательно работы институтских ученых на различных предприятиях. Через два года — новое дело, фирма «Новинка», которая параллельно с государством продавала за границу палехские шкатулки (Палех находится недалеко от Иванова), а потом создала собственное производство.
В бизнесе Бабиков был всеяден. Как только дело становилось менее рентабельным, он немедленно выявлял новое прибыльное направление, которое обязательно давало хороший доход. В подходе к бизнесу он ориентировался не на процесс, как многие другие, а исключительно на результат. Этому его умению завидуют многие ивановские бизнесмены, зачастую даже преувеличивая присутствие Бабикова на региональном рынке: «Куда ни плюнь, там уже Саня сидит».
Вместе со своим другом Евгением Марковым в 1991 году Бабиков организовал ЗАО «Союз». Сферу деятельности выбрали самую прибыльную: торговля энергоресурсами (их бывшие однокурсники по энергетическому институту к тому времени уже занимали руководящие должности не только в энергетических организациях и разных ГРЭС, ТЭЦ и т.д., но и на угольных разрезах и НПЗ). Вот Бабиков с Марковым и начали слать эшелоны с углем и мазутом во все уголки страны (им даже практически не нужен был стартовый капитал: в то время энергетики платили за топливо живыми деньгами и по предоплате). Чтобы охранять эшелоны, создали в рамках «Союза» охранную фирму «Маяк». А чтобы было где расположиться серьезной компании — создали собственную строительную фирму, которая построила в Иванове несколько особнячков.
Заодно «подгребли» торговлю тканями, которые скопились на складах текстильных предприятий Ивановской области и продать которые те не могли. Со временем были созданы юридическая, инвестиционная компании (денег становилось в стране меньше, чаще рассчитывались ценными бумагами) и другие фирмы, обслуживавшие интересы главного — торгового направления. Сейчас основным направлением «Союза» сделалась перерабатывающая промышленность (прикупив мельницу в Иванове, мельницу во Владимире и два хлебных завода, «Союз» снабжает область мукой и хлебом).
Смычка «Союза» и власти произошла в 1996 году, когда на губернаторских выборах бабиковцы поддержали Владислава Тихомирова, который и победил. С тех пор, как поговаривают в обладминистрации, Бабиков слывет внештатным консультантом губернатора по экономическим вопросам. Поначалу Тихомиров доброжелательно выслушивал своего советчика и отсылал его предложения своим замам, которые идеи успешно хоронили. Однако благодаря Анатолию Головкову, ранее работавшему у Бабикова директором строительной компании, а впоследствии ставшему председателем правительства области, кое в чем губернатора удалось убедить. Например, в пользе сторонних инвесторов для текстильных предприятий.
Однажды на заседании облправительства Бабиков задал риторический вопрос: «Ну, как будем жить дальше (в смысле развивать экономику)?» Головков ответил: «Раз ты такой умный, то и напиши — как». И сделал Бабикова своим официальным замом «по стратегии», правда, на общественных началах. Некоторые сотрудники администрации иронизировали, что Бабиков нашел приключение на свою голову, однако сам он особенно не переживал: «Хотите идеи? Их есть у меня!» И Бабиков нанял коллектив ученых, которые написали эту самую стратегию развития Ивановской области до 2010 года в духе уважаемого нашим героем Германа Грефа. Прогноз, правда, неутешительный. За десять лет Ивановская область, как бы ни старалась, не догонит соседние регионы по уровню жизни.
Дружба с Головковым, кстати, иногда оборачивается для Бабикова тыльной стороной. Например, Головков неоднократно просил подогнать замерзающему поселку (школе, больнице и т.д.) эшелончик с топливом, обещая потом расплатиться. Бабиков подгоняет, а деньги не получает, на что философски замечает: «И «олигархи» когда-нибудь плачут». И списывает все на благотворительность.
Как руководитель Александр Бабиков остался типичным комсоргом — вечно возится со студентами (присматривает их уже на выпускных курсах институтов). Средний возраст его сотрудников 30 лет. Зарплата начальников отделов — 5—10 тысяч рублей в месяц. Сам себя характеризует как «крутой демократ» — обожает коллективные решения, чрезвычайно внимательно прислушивается к чужому мнению.
При этом Бабиков — многодетный отец, у него трое детей. Живет в офисном здании — на 6-м и 7-м этажах находится его двухуровневая квартира. Признается, что погорячился, когда закладывал в проект свое жилище: в восемь утра офисные лифты начинают возить сотрудников и спать совершенно невозможно.
В еде Бабиков непривередлив — утверждает, что нет ни одного блюда, которое бы он не попробовал. Отдыхать любит за границей два раза в год: зимой — лыжи, летом — море. И чтоб обязательно с семьей.
Героиня капиталистического труда

Имя Валентины Власовой за пределами Ивановской области никому ничего не говорит. Однако, когда выясняется, что имеется в виду Валентина Голубева, сменившая фамилию после второго замужества, многие вспоминают: «Как же! Это та самая знатная ткачиха! А почему о ней ничего не слышно?»
Не слышно о ней по вполне понятной причине: после распада СССР многие герои исчезнувшего государства оказались не в фаворе. Мало того, именно им пришлось пожинать плоды неприязни к этому государству. Кто-то из них уже умер, кто-то спился, а кто-то был вынужден приспосабливаться к новым условиям и доказывать снова, чего он стоит. Только Голубева делала это как никому не известная Власова.
Родилась она в 1949 году в Брянской области в семье сельского фельдшера. Окончила ПТУ в городе Шуе Ивановской области. В профессии ткачихи привлекали по ту пору высокие заработки. Она и пришла на Ивановский камвольный комбинат, где ткачихой проработала двадцать лет. Там же дважды становилась Героем Социалистического Труда. Благодаря этому попала в рабочую элиту — была членом Президиума Верховного Совета СССР, народным депутатом. Плюс поездки за рубеж, выступления на съездах, встречи с журналистами.
Окончила техникум, потом вечернее отделение института. А в 1987 году ее внезапно по личному распоряжению президента СССР Михаила Горбачева поставили директором ткацкой фабрики имени Кирова. Просто вызвали в обком и приказали. Именно там она и познакомилась с женщинами (финансистами, художниками, кадровиками, инженерами), которые исоставили костяк ее команды в дальнейшем. Голубева всегда понимала, что всего знать не может, да это ей как директору и не нужно. А кроме того, она, как женщина, подбирала просто подружек, с которыми было бы комфортно работать. Всячески сближала их, даже стихи в обеденный перерыв совместно читали.
Потом собрались из нескольких фабрик создать объединение, сделав головным Большую ивановскую мануфактуру (БИМ). Поставили во главе Голубеву, но объединение скоро распалось. А Голубева осталась руководить БИМом.
Как руководитель она мягка и женственна. Причем своей цели достигает тоже по-женски мягко и бесконфликтно. Так, на БИМе она столкнулась с откровенной враждебностью мужской руководящей половины, возглавляемой тогдашним главным инженером Владимиром Кондратьевым (в свое время он рассчитывал на директорский пост). Все ее предложения высмеивались, приказы исполнялись неохотно. Пришлось наладить контакт с главным инженером буквально на семейном уровне — подружиться с супругой, ходить в гости. Конфликта как не бывало.
Все это сопровождалось презрительным отношением части ивановских «красных директоров»: дескать, знаем мы ее таланты и образование. Так ткачихой и осталась. Только ездит теперь по Парижам за шмотками.
Валентина Власова болезненно относится к подобным выпадам, однако научилась скрывать эмоции — только попросила обладминистрацию убрать бюст, поставленный ей в Иванове в конце 80-х годов как дважды Герою Соцтруда (автор ленинградский скульптор Аникушин). Власова всегда доброжелательна, прекрасно одета (кстати, наряды ей шьет местная портниха), с качественным макияжем, маникюром и парфюмом. Как говорят в Иванове, не всякая народная артистка так выглядит, как Власова.
Недавно она потеряла второго мужа — бизнесмена Дмитрия Власова. Это было настолько сильным ударом, что она долгое время не появлялась на людях. Живет Голубева-Власова теперь одна в доме, который незадолго до смерти построил муж.

Рейтинг бизнес-лидеров Ивановской области

МестоБизнес-лидерПриблизительный объем активов всех контролируемых предприятийСостав и сфера деятельности контролируемых предприятий
1Юрий Токаев$20 млн.Машиностроительная компания КРАНЭКС, СП «КРАНЭКС-интернешнл»
2Александр Бабиков$15 млн.Группа компаний «Союз»
3Валентина Власова$3 млн.Большая ивановская мануфактура

НАТАЛЬЯ ШИРЯЕВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK