Наверх
6 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "Начало Истории"

Двадцатый век пережил себя. На заре XXI века мы наблюдаем финал огромной исторической эпохи, который стал главным смыслом и содержанием прошлого столетия. Именно в это время человечество получило уникальный шанс — быть свидетелями развития, доминирования и в конечном счете краха двух противоположных идеологических систем. В первом случае система была построена на абсолютизации принципов справедливости при подавлении свободы (социалистический лагерь), а во втором — на полном доминировании принципов свободы, на которой базировалось в последнее время руководство развитых западных стран. Liberum arbitrium’а (права на свободу не привели к свободе). Поражение обеих идеологических систем не стоит рассматривать как конец истории, о котором писал Ф. Фукуяма, а, скорее, как начало «Новой Истории» — очередного исторического этапа развития человечества. Последний по времени исторический процесс породил глобальный кризис, затормозивший развитие мирового сообщества и, более того, ввергший большинство стран в ситуацию экономического хаоса. Выбираясь из-под обломков рухнувших конструкций, нам пора задуматься об очередном начале истории, но создаваемом не для избранных, а для всех свободных людей, живущих в справедливом мире.
   Попытки ускорить процессы социальной эволюции в глобальном масштабе на основании одной из выбранных идеологий, описанных выше, трансформировали средства в цель и последовательно обрушились, потеряв свои фундаментальные основы.
   В обоих случаях в жертву были принесены базовые нравственные ценности, нарушен баланс между свободой и справедливостью, который является единственной основой развития человечества. Это фундамент человеческого общества и основа создания его Истории. Погоня за абсолютной свободой трансформировалась в погоню за безудержным потреблением: богатство стало важнейшей и очевидной мерой социального успеха. В свою очередь, потребление все новых и новых ресурсов привело планету в состояние истощения.
   Реализация принципов Вашингтонского консенсуса 1989 года (поддержание фискальной дисциплины, снижение предельных ставок налогов, либерализация финансовых рынков, свободный обменный курс национальной валюты) на практике означала принуждение развивающихся стран через Мировой банк и Международный валютный фонд следовать режиму свободной торговли, снимать защиту от спекулятивного капитала, отдавать по бросовым ценам национальные предприятия и ресурсы в руки обладателей необеспеченных эмиссионных бумаг.
   В случае несогласия при дружном молчании мирового сообщества применялись силовые методы решения проблем. Цинизм войн за контроль над ресурсами стал беспримерным. За последние годы это привело к масштабному планетарному перераспределению богатств. Сосредоточив на одном полюсе мира золотой миллиард, а на другом 7 миллиардов человеческих жизней, лишенных права на выбор. Но неравенство порождает только большее неравенство. Через механизм свободной торговли, воплощенный в ВТО, дефляция заработной платы привела, в свою очередь, к возрастанию социального неравенства в развитых странах. Правительства, стремясь удержаться у власти, бросали в топку потребления все новые кредитные ресурсы, раскручивая спираль неконтролируемой эмиссии финансовых инструментов и производных от них.
   Молох потребления требовал все новых жертв. Ресурсы всей планеты стягивались в США в обмен на долговые обязательства, эмитированные в долларах. Построенное кровью и потом поколений новых американцев благополучие Города на Холме не удержалось из-за бескрайней жадности их потомков. Каждый стремился потреблять больше соседа и иметь больше признаков успеха, который измерялся только в деньгах. Произошла символизация денег, из протестантского символа успешности труда они стали языческим богом, которому надо приносить все новые и новые жертвы. Но богатство оказалось фиктивным, 62 трлн долларов лопнули как пузырь, посыпая прахом иллюзии преуспевающего общества потребления.
   Уроком из краха модели потребительского общества должна стать формула сознательного самоограничения, умеренности и экологичности. Нашим общим врагом является «Эгрегор» мертвого мира. Более того, восстановление приоритета морально-нравственных ценностей является целью создания нового механизма мирового развития, поддерживающего глобальный баланс свободы и справедливости.
   Важный аспект нового этапа развития цивилизации — это необходимость вовлечения всех стран в мировой процесс глобализации с одновременным усилением региональных центров, что позволит традиционным обществам более гармонично вступить в развивающееся мировое сообщество, сохранив самоидентичность. Настоящий устойчивый рост экономики сохраняет общественные институты, поддерживающие права и свободы граждан посредством системы социальной помощи, стимулирует совместную работу для общего блага, справедливо и равномерно распределяет произведенный продукт.
   Мир должен отказаться от принципов двойных стандартов и самообмана, перейдя к новой искренности, способности воспринимать действительность не через шоры идеологического выбора, а во всей ее множественности и противоречивости. Нельзя построить преуспевающую страну, общество и даже личное счастье на лживых постулатах, без осознанной оценки происходящего.
   Если мы хотим выжить как цивилизованное общество, мы должны отказаться от позднейших ложных толкований классических нравственных постулатов, создав школу для учителей будущего, которые научились бы воспроизводить мир реально, естественным образом.
   Насилие порождает неравенство, неравенство — ограничение свободы и несправедливость. Основное социальное противоречие сегодняшнего мира — это неравенство между странами, социальными группами, этносами и религиями. Мир неоднороден, но это не может быть причиной неравноправия.
   Настоящая архитектура мира должна основываться на согласии многих стран, а не на выборе одной страны.
   Застывшая система мирового порядка, кристаллизованная в таких организациях, как ООН и НАТО, уже не обеспечивает безопасности. Глубокое чувство несправедливости, двойных стандартов разделяет народы. Новая система безопасности должна основываться на соблюдении принципов свободы и справедливости на практике, подтвержденной действием мирового сообщества.
   Россия должна стать одним из лидеров неизбежной трансформации. В своей исторической и культурной традиции Россия основывается на пассионарности, порождаемой сочетанием полиэтнического и многоконфессионального общества, где мирно сосуществуют десятки этносов, все крупнейшие мировые религии. Это важнейшая тема в посткризисном мире, стянутом жесткими обручами глобализации. В действительности международное влияние и вес России больше отражают ее географические размеры, остатки военной мощи советского периода, нежели ее действительный экономический вес. В более сложном мире российская международная власть больше жесткая (hard power), нежели мягкая (soft power), являющаяся комбинацией экономического, идеологического и культурного влияния. Даже если «жесткая» власть не исчезнет с мировой политической сцены, эффективность использования «мягкой» власти, в особенности комбинация экономического и культурного влияния, будет являться все более важной с наступлением времени. Наша страна может выглядеть региональным центром силы и экономической привлекательности, если сумеет предложить соседям социально-экономическую и политическую модели, максимально сочетающие в себе свободу и справедливость в государственном устройстве.
   Находясь на пересечении Европы и Азии и связанная тесными экономическими и культурными связями со странами своего региона, Россия просто обречена на роль мирового лидера. Страны Центральной и Восточной Европы, Азии и Закавказья, затронутые глобальным экономическим кризисом, стремятся найти зону стабильности в происходящем хаосе глобального кризиса, защиту от социально-политических потрясений. Россия, успешно преодолевая кризис, создавая основы для нового этапа роста, может стать естественным полюсом притяжения, привлекательным своей открытостью, поливалентностью.
   Способность реализовать исторический шанс России зависит только от нас самих. В условиях кризиса есть два абсолютных приоритета в иерархии целей государства — это предотвращение социального взрыва и реализация регионального лидерства. Необходимо дополнить приоритеты антикризисных действий государства (выкуп обанкротившихся предприятий и спасение собственников) прямой адресной поддержкой работающего населения, эффективных предприятий, особенно малого и среднего бизнеса в регионах. Эти действия помогут воспитать лидеров посткризисного периода, которые не будут обременены наследием приватизации 90-х годов.
   Для того чтобы использовать эти возможности, Россия должна выбрать направления, в которых ее позиция будет наиболее сильной, и сформировать непротиворечивое послание по воссозданию мира после краха неолиберализма. Основанный на развитии национальный государственный капитализм, который в течение десятилетий был столь могущественным в Азии, возможно, постепенно станет новой доминирующей парадигмой мирового развития, по мере того как американская экономика будет все более погружаться в глубокий и долгий кризис. Но если эта парадигма будет согласованно и концептуально выдвинута азиатскими странами, Россия потеряет возможность дать почувствовать свой вес в международных отношениях. В течение ближайшего времени ни Китай, ни Япония не готовы принять лидерство по разным, но значительным причинам. Это «окно возможности» для России не будет оставаться открытым долго.
   Выступая инициатором и двигателем международного развития, наша страна сможет усилить свое влияние в большей степени, чем это позволяют ее размеры экономики и темпы роста. Чтобы это осуществить, внутренняя политика должна соответствовать поставленным внешнеполитическим задачам в рамках непротиворечивого послания миру. n

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK