Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "НАСИЛИЕ, ХАОС И… ПРЕДПРИИМЧИВОСТЬ"

 ДОНЕСЕНИЕ ИЗ ИРАКА
Каждый день перед колючей проволокой и танками, блокирующими вход в отели Palestine и Sheraton Ishtar, собираются толпы. Большинство из тысячной когорты иностранных журналистов живут именно здесь. Кто-то приходит покричать по-английски или по-арабски: «Американские военные, убирайтесь домой!» и «Америка — враг Бога!» Но большинство приходят в поисках работы. Они заполняют бланки заявлений, которые уличные торговцы продают по 10 центов, и отдают их солдатам у входа. «У меня заявление отца и два заявления братьев, — говорит 18-летний Хусейн Али (Hussein Ali). — Я уверен, что американцы дадут нам работу».
Солдаты собрали штабеля таких заявлений (около 10 000 или даже больше) и говорят, что нескольких обратившихся наняли переводчиками. Отчаянные поиски работы — один из признаков того, до какой степени сотрясено иракское общество свержением Саддама Хусейна (Saddam Hussein). Большинство два месяца не получали зарплату и не могут позволить себе овощи и мясо по подскочившим вдвое и даже втрое ценам. Однако, несмотря на критику американской оккупации, многие иракцы считают, что только США могут исправить ущерб, нанесенный более чем тремя десятилетиями правления жестокого режима и экономических ошибок. «Если американские войска уйдут сейчас, будет чудовищный кавардак, — утверждает Мустафа Аль-Бунния (Mustafa Al-Bunnia), генеральный управляющий H. Mahmood Al-Bunnia & Sons Group, одной из крупнейших частных иракских компаний по производству сельхозпродукции и стройматериалов. — США должны доказать, что они могут не только свергнуть президента, но и построить демократию и запустить экономику».
Приехавшим сегодня в Багдад достижение столь грандиозных целей может показаться отдаленной перспективой. Настроение в городе царит мрачное. Множество американских танков, бронетранспортеров и джипов Humvee постоянно кружат по улицам, но, по-видимому, чтобы справиться с хаосом, возникшим сразу после краха Саддама, этого недостаточно. Автоматные очереди стали привычным фоном, на который мало кто обращает внимание.
От разграбленных и сожженных мародерами зданий исходит едкий запах гари. Но мародеры не успокоились. В один из последних дней апреля группы мужчин и молодых людей обшаривали коробку бывшего министерства обороны, некогда симпатичного здания из желтого кирпича на берегу Тигра. «Только и остается, что воровать», — говорит Джабер Мохаммед Али (Jaber Mohammed Ali), безработный электрик, помогавший друзьям грузить в машину вырванные с корнем алюминиевые оконные рамы.
Есть опасность, что беззаконие станет нормой жизни. Вокруг Багдада возникло множество рынков, где продается краденое и награбленное. Недавно один торговец просил $800 за позолоченный пистолет с дарственной надписью президента. Самый крупный рынок раскинулся в беднейшем районе компактного проживания шиитов, некогда носившем название Саддам. Сейчас его переименовали в Садр в честь убитого по приказу Саддама аятоллы. На импровизированных прилавках вдоль дороги мрачные мужчины раскладывают любой товар — от маек олимпийской сборной Ирака по легкой атлетике до оружия и боеприпасов. Постоянно слышны выстрелы: это молодые торговцы демонстрируют качество товара. Один из них, Амар (Amar), продает новую снайперскую винтовку российского производства за $90. «Люди покупают оружие для защиты от грабителей и банд», — говорит он. Похоже, и это не сулит ничего хорошего, ведь молодежь с оружием — это некое начало вооруженного ополчения.
Иракцы считают, что неспособность американцев восстановить закон и порядок — основная причина недовольства оккупационными силами и главное препятствие на пути возрождения Ирака. Некоторые деловые люди отмечают, что нарушения закона приобретают все более серьезные масштабы. «Сначала это были отдельные люди. Теперь это группы», — говорит Аль-Бунния. Банды нацелены на деньги, питающие экономику. Для мелких сделок иракцы обычно пользуются динарами, но за крупные покупки кое-кто платит в долларах. Чтобы не хранить много динаров дома, иракцы иногда приносят свои сбережения к менялам в коробках и получают за них доллары. Обменный курс сильно колеблется. Когда война стала неизбежной, он поднялся с 2000 до 4000 динаров за доллар. Сейчас он снова выровнялся примерно до 2100. Такие путешествия с деньгами делают иракцев и приезжих вероятными жертвами грабителей.
Разумеется, у кого-то вдруг оказалось на руках немало наличных. Хассан Аль-Вахид (Hassan Al-Waheed), торговец бытовой электроникой и товарами для дома, заявляет, что его бизнес процветает как никогда. Люди приходят и выкладывают толстые пачки долларов, даже не пытаясь, как это здесь принято, торговаться. «Где они взяли деньги, я не знаю, — говорит он. — Они не спорят. Они просто платят». Его брат, Махди Аль-Вахид (Mahdi Al-Waheed), преподаватель экономики из Technical College of Administration в пригороде Багдада, в происхождении средств не сомневается: «Эти покупатели — мародеры; возможно, деньги они украли или похитили товары, которые потом продали». Аль-Вахид опасается, что такие люди сколотили достаточный капитал, чтобы стать в послевоенном Ираке новой криминальной экономической силой.
Процесс формирования нового политического устройства в Ираке также оставляет впечатление сумбура и неразберихи. Целая куча политических партий, от Курдской демократической партии и компартии Ирака до непримиримой Исламской партии Да’ва, захватили по всему городу множество зданий, принадлежавших партии Баас и правительственным учреждениям павшего режима. Один из наиболее влиятельных бывших политэмигрантов, руководитель Иракского национального конгресса (ИНК) Ахмед Чалаби (Ahmed Chalabi) обзавелся самой роскошной штаб-квартирой, имеет эксклюзивный частный клуб с собственным парком. Территорию охраняют люди Чалаби в камуфляже и с автоматами. ИНК связан с военизированными формированиями, так называемыми Iraqi Free Forces («силы свободного Ирака». — «Профиль»), которых готовили спецслужбы США.
Почти все иракцы относятся к Чалаби скептически, считая его ставленником Пентагона. Однако он встречался с видными иракцами и искал у них поддержки. Его люди также захватили тонны материалов из архивов спецслужб, чтобы дать ему позднее возможность разоблачить преступления режима. Чалаби постоянно твердит, что не заинтересован в том, чтобы стать новым иракским лидером, но уже давно работающий у него помощником американец Фрэнсис Брук (Francis Brooke) считает, что Чалаби может передумать. «Джордж Вашингтон (George Washington) много раз отказывался от президентского поста, — говорит он. — Я не удивлюсь, если иракский народ отдаст ему [Чалаби] предпочтение. Ведь он известнее многих других кандидатов».
Разумеется, говорить об этом пока рано. Несмотря на хаос, американцы и иракцы имеют все шансы превратить Ирак в процветающую страну. Основанием для оптимизма может служить высокая приспособляемость иракцев. Когда во время войны в Багдаде была выведена из строя телефонная связь, мелкие иракские предприниматели заказали в Иордании спутниковые телефоны Thuraya по $900 за штуку и прямо на улицах продавали минуту времени за $10 всем желающим позвонить и успокоить родных и близких в других странах. Осама Ахмед (Osama Ahmed), один из таких дилеров Thuraya, работает на тротуаре перед известным рестораном Saa. По его словам, он окупил телефон за неделю. Теперь таких деловых людей стало много, поэтому цены упали до $2 за минуту. Продаются также спутниковые антенны и декодеры, благодаря которым иракцы впервые могут настраиваться на телеканалы Al Jazeera и Abu Dabi TV — при наличии электричества, конечно.
Но одной предприимчивости для создания стабильного общества недостаточно. Для установления порядка в Ираке требуется руководство, и, вероятно, руководить будут США, так как бывшие политэмигранты разобщены, а те, кто оставался в Ираке, десятки лет жили вне политического плюрализма и не имеют соответствующего опыта. Однако пока глава американской гражданской администрации Джей Гарнер (Jay Garner) и его команда, похоже, не стремятся сближаться со многими влиятельными иракцами, которые даже не знают, как связаться с американцами. Американские власти притаились в бывшей резиденции Саддама — Дворце республики — за цепью бронемашин. Обычных телефонов у них нет, а по спутниковым связаться с ними очень трудно.
К числу немногих встреч между американской администрацией и иракцами относится багдадская конференция 28 апреля. Триста присутствовавших на ней иракцев решили снова собраться через месяц для обсуждения вопроса о создании переходного правительства. Но в этом уравнении все равно остается слишком много неизвестных, и иракцы, покидая конференцию, не знали, чего ожидать. В разговоре с американским другом один иракский политик озабоченно спросил: «А у США есть план [в отношении будущего Ирака]?» Увидеть этот план в Ираке хотели бы многие.

СТЭНЛИ РИД (STANLEY REED). — BUSINESS WEEK

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK