Наверх
6 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Наука приглашать"

В России экономика растет, а прямые иностранные инвестиции падают. Это ставит под сомнение саму возможность модернизации страны.   Есть старый исторический анекдот. Наполеон спрашивает одного из своих генералов, почему тот отступил, не приняв сражения. Генерал докладывает: «Сир, у меня пять причин. Первая — у пушек не было зарядов…» Наполеон тут же его обрывает: «Тогда до пяти считать не обязательно».
   Это прямо-таки про современную российскую экономику. Перед ней стоит задача модернизации, но прямые иностранные инвестиции падают.
   Экономике ничего не остается, как отступить, не приняв сражения.
   
КРИВЫЕ ИНВЕСТИЦИИ  
25 февраля Росстат опубликовал статистику прямых иностранных инвестиций в Россию в 2010 году. Картина получилась откровенно пугающей: инвесторы не поверили в российский экономический рост, суммарный объем прямых иностранных инвестиций составил всего $13,8 млрд, что меньше кризисных $15,9 млрд. 2009 года. Напомним, в 2010 году российский ВВП вырос на 4%, а в 2009-м — упал на 7,9%.
   Между тем именно прямые иностранные инвестиции имеют, простите за каламбур, самое прямое отношение к модернизации — к передаче передовых технологий, к обновлению производственной базы. Их сокращение говорит, что курс на инновационное развитие теряет одну из главных опор.
   Положение не должна затуманивать статистика притока портфельных и других видов инвестиций, которые, прежде всего, нацелены на получение спекулятивных выгод от укрепления рубля в связи с ростом цен на нефть. О них 1 марта говорил первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев. Он рассказал, что на ММВБ инвесторы «сбрасывают» доллары и евро, вкладываясь в рубли. Чтобы не допустить чрезмерного укрепления курса национальной валюты, ЦБ вынужден скупать доллары и евро, создавая на них спрос. По данным Алексея Улюкаева, ЦБ только в феврале купил на внутреннем рынке $4,5 млрд. Из-за слишком большого объема интервенций в ЦБ решили расширить коридор, в пределах которого должен оставаться курс рубля к бивалютной корзине (0,45 евро и $0,55). Теперь нижняя граница корзины — 32,45 рубля, верхняя — 37,45 рубля.
   Другими словами, есть признаки, что приток краткосрочных и спекулятивных инвестиций может, как это уже было в предкризисном 2008 году, надуть финансовый пузырь, который лопнет, если вслед за ростом цен на нефть произойдет их резкое снижение. Такое развитие событий исключать нельзя — Wall Street Journal уже подсчитал, что при среднегодовой цене в $127 за баррель оживление мировой экономики может быть остановлено. Тогда неминуемо упадут и цены на нефть. Это еще один аргумент в пользу привлечения именно прямых иностранных инвестиций, которые связаны с долгосрочными интересами и проектами.
   
ЧЕМ ПРИВЛЕЧЬ?
 
 О необходимости улучшения инвестиционного климата в России не говорит только ленивый. Есть и конкретные предложения. Так, глава ФАС Игорь Артемьев подготовил поправки к закону, регулирующему привлечение иностранных инвестиций в стратегические отрасли российской экономики (а их закон насчитывает аж сорок две!). Главный смысл поправок — либерализация. Игорь Артемьев выбрал путь корректировки закона по блокам. Первый блок поправок касался банков и был одобрен в феврале. Согласно этим поправкам, иностранному инвестору не нужно получать одобрение правительственной комиссии на покупку российского банка. А ведь именно такое, «ручное» управление, когда утверждению подлежит каждая сделка, превышающая зафиксированный в законе порог, является сегодня основным тормозом для привлечения иностранных капиталов. Теперь для покупки российского банка (за исключением государственного) согласия правительственной комиссии не потребуется.
   Новый пакет, разработанный в ФАС, касается добычи сырья. Антимонопольная служба предлагает разрешить иностранным компаниям и международным организациям покупать без согласования с правительственной комиссией до 25% российских сырьевых компаний, владеющих лицензиями на разработку недр федерального значения. Сейчас иностранные компании должны получать согласие на сделку, если по ее итогам их доля превысит 10%, а международные организации — 5%.
   Логика либерализации понятна. Она идет вслед за потребностями дня. Стояла задача посткризисного восстановления банковской системы — решили расширить русло для притока иностранных банковских инвестиций. Повышается интерес крупнейших зарубежных компаний к российским нефти и газу (за готовностью ВР расширить свое присутствие в России последовала сделка с Total, которая, увеличивая свой пакет в «Новатэке», становится стратегическим инвестором проекта сжижения газа на ямальском месторождении) — шире раскрывается окно и для них.
   Вот только стоит ли ждать, когда инвесторы проявят интерес к созданию в России передовых производств в сфере информационных технологий и других отраслях? Не лучше ли заранее создать для этого льготные условия, и не только в «Сколково»?
   Ставка на «ручное» регулирование иностранных инвестиций, как показывает практика, — плохой помощник модернизации. Алексей Кудрин не зря в Красноярске поставил вопрос шире: «Нужно подготовить программу модернизации, которая опиралась бы не на отдельные предприятия и госкорпорации. Нам нужна программа модернизации, которая позволила бы на каждом предприятии создать инвестиционный потенциал обновления». В этой связи стоит прислушаться к ректору Российской экономической школы Серею Гуриеву. Он говорит: «Пока не поздно, нужно реализовывать программы по улучшению инвестиционного климата, а также по стратегии долгосрочного экономического развития до 2020 года, которая требует пересмотра. По конкретным шагам: прежде всего, нужно отменить закон о стратегических отраслях, уменьшить участие государства в экономике, реально бороться с коррупцией, обязательно провести реформу судебной системы, в первую очередь прекратить вмешательство государства в судебные процессы». С ним согласен управляющий директор, главный экономист компании «Тройка Диалог» Евгений Гавриленков: «За прошлый год Россия не увеличила свои рейтинги ни по коррупции, ни по конкурентоспособности. Одними действиями, которые предпринимает Дмитрий Медведев для привлечения инвестиций, зонами «Сколково», не отделаться».
   «Пока не поздно» — статистика прямых иностранных инвестиций подтверждает, что положение именно так и описывается.
   

   Стоит ли ждать, когда инвесторы проявят интерес к созданию в России передовых производств в сфере информационных технологий и других отраслях, отнесенных президентом Медведевым к ударным в деле инновационного прорыва? Не лучше ли заранее создать для этого льготные условия, и не только в «Сколково»?
   Ставка на «ручное» привлечение иностранных инвестиций, как показывает статистика, — плохой помощник модернизации. Алексей Кудрин не зря в Красноярске поставил вопрос шире: «Нужно подготовить программу модернизации, которая опиралась бы не на отдельные предприятия и госкорпорации. Нам нужна программа модернизации, которая позволила бы на каждом предприятии создать инвестиционный потенциал обновления».
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK