Наверх
16 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Небанковское дело"

Российские банки вынуждены брать на себя несвойственные функции соглядатаев и дознавателей. Борьбе с отмыванием денег это не слишком помогает, а вот издержки увеличивает.

Российские банки вынуждены брать на себя несвойственные функции соглядатаев и дознавателей. Борьбе с отмыванием денег это не слишком помогает, а вот издержки увеличивает.

   Среди многих проблем и недоделок российского банковского рынка есть три, которые стали притчей во языцех и примером нормотворческого долгостроя. Это принятие закона о потребительском кредитовании, внедрение института безотзывных вкладов и исполнение банками требования знаменитого "антиотмывочного" 115-го закона — закона о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. И если в первых двух случаях речь идет о недостаточности законодательного регулирования, то в последнем — о его избыточности.
   Думаю, многие со мной согласятся: в последние годы банки буквально стонут под гнетом требований "антиотмывочного" закона. Причем парадокс: никто не сомневается в его необходимости, полезности и актуальности. Потенциальные схемы финансирования терроризма надо выявлять. С легализацией преступных доходов нужно бороться. С этим банкиры не спорят. Вопрос лишь в том, как контролировать и как бороться.
   Сегодня банки России находятся в условиях, когда они обязаны сами вести весь финансовый мониторинг в рамках "антиотмывочной" деятельности. Российские же банкиры поставлены в положение унтер-офицерской вдовы, которая сама себя высекла. По сути, они за свой счет должны содержать "следовательско-дознавательский" аппарат. Положение усугубляется тем, что любая банковская транзакция может быть отнесена к "подозрительным", четких критериев тут нет. Наконец, российские банки долгое время были лишены возможности отказать вызывающему сомнение клиенту в банковском обслуживании и закрыть его счета. Иными словами: мы в ответе за тех, в отношении кого не имеем никаких прав, одни лишь обязанности.
   В большинстве развитых стран тоже ведется борьба с легализацией незаконных доходов — причем не менее, а часто куда более эффективно, чем в России. Но этим занимаются специальные структуры, оснащенные и техникой, и профессиональными ресурсами, необходимыми для подобной работы, — службы финансового мониторинга, финансовая разведка, финансовая гвардия и т.п. В наших же реалиях институт финансовой разведки — это институт не "бойцов", а чиновников, следящих за работой "добровольных дружин". Не думаю, что борьба с нелегальными доходами от этого становится эффективнее. В конечном счете достается на орехи не столько самим "нелегалам", сколько банкам, плохо выполнившим государственный урок.
   Любая работа стоит денег. Содержание огромной армии сотрудников, единственная задача которых — "мониторить" сделки клиентов, обходится банкам довольно дорого. Кто платит за это, в данном случае вопрос риторический. В конечном счете любые издержки производителя покрывает потребитель. В нашем случае — банковские клиенты, заемщики и вкладчики. Иными словами, в борьбе с нелегальной "обналичкой" получилось точно так же, как и с кредитными мошенниками: за нечестных платят честные. О принципе презумпции невиновности вообще умолчу: по сути, банкам ежедневно приходится доказывать, что они осуществляют законные денежные операции.
   Почему я считаю эту тему особенно актуальной сегодня? Прежде всего потому, что российский банкинг, равно как и весь финансовый рынок, ждут довольно трудные времена. И даже если разговоры о второй волне кризиса останутся лишь разговорами, здравый смысл подсказывает: время "жирного" рынка, "легкого" рынка осталось позади.
   При всем уважении к такому высокопрофессиональному эксперту, как Алексей Кудрин, не согласен с одним из его последних высказываний, сделанных на посту министра финансов, — о том, что Россию ждет "десятилетие приобретений". Уверен, что финансовую индустрию нашей страны ждут годы испытания на прочность, перспективность и жизнеспособность. И в этих условиях от нас во многом зависит то, с какими подчас излишними обременениями финансовая индустрия войдет в эти трудные годы. А значит, в конечном счете — и ее способность стать источником ресурсов для модернизации российской экономики. Известная китайская поговорка гласит: путь в тысячу ли начинается с одного маленького шага. Точно так же и эффективность финансовой системы начинается с того, чтобы обеспечить ей возможность работать в условиях минимальных, действительно необходимых государству и обществу обременений. Попытка превратить банкиров в квазиполицейских — шаг явно не в ту сторону.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK