Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Нефть приморского разлива"

Строительство нефтепровода в Приморский край обеспечит геополитические интересы России и новую жизнь начавшему выходить из кризиса региона.К середине осени российское правительство должно окончательно определиться в выборе между двумя способами транспортировки добываемой в Восточной Сибири нефти. Напомним, выбор идет между двумя направлениями — китайским и тихоокеанским. Правительственные метания между этими двумя вариантами, продолжающиеся два года, вполне объяснимы. На стороне китайского варианта — частные средства и лоббистские усилия компании ЮКОС, в то время как на стороне тихоокеанского варианта — экономические и геополитические интересы России.
На распутье

Страсти вокруг трубопроводных проектов стали накаляться полтора года назад. Тогда, после нескольких лет переговоров наших властей с Китаем, к восточно-сибирской нефти стала проявлять жгучий интерес Япония. В январе 2003 года в Москву приезжал премьер-министр Японии Дзюнъитиро Коидзуми, на встрече с Владимиром Путиным предложивший всемерную поддержку проекта.
Параметры конкурирующих проектов таковы. Ветка в Китай длиной примерно 2400 км, по предварительным подсчетам, будет стоить России около $3 млрд. Маршрут к берегам Японского моря длиннее на 1400 км и обойдется значительно дороже — в $5 млрд.
В течение последнего года китайские и японские высокопоставленные чиновники наведывались в Москву практически ежемесячно, однако однозначного ответа им никто так и не дал. Переговоры по-прежнему велись параллельно с китайской государственной нефтяной компанией (CNPC) и японской национальной нефтяной корпорацией. Вплоть до последнего времени шансы обеих сторон выглядели равными.
Впрочем, несколько месяцев назад наблюдатели могли отметить ряд факторов, меняющих ситуацию в сторону тихоокеанского проекта. Так, в марте этого года парламентская ассоциация «Газовая вертикаль России», возглавляемая депутатом Виктором Бородаем, отправила письмо в Минэнерго России, в котором изложила преимущества проекта. Минэнерго позицию поддержало, отметив, что выход российской нефти на рынки АТР может рассматриваться как приоритетное направление в диверсификации экспорта.
После этого были сформулированы два компромиссных варианта: «труба» в Китай с ответвлением в Приморье либо «труба» в Приморье с ответвлением на Китай. В данном случае от перестановки мест слагаемых суть проектов очень даже менялась — ведь речь идет о первоочередности строительства, а это очень большое время и, соответственно, очень большие деньги. Впрочем, более подробные расчеты государственной «Транснефти» показали, что для реализации компромиссных вариантов Восточная Сибирь должна обеспечить «трубе» загрузку в 80 млн. тонн нефти в год. В перспективе такие ресурсы могут появиться, но в ближайшие годы аналитики не ждут от этого региона больше 30 млн. тонн, а тратить огромные деньги сразу на две «трубы» невозможно.
И вот в середине июля, во время встречи президента РФ Владимира Путина с губернатором Приморского края Сергеем Дарькиным, японская сторона услышала наконец-то от российских властей сильно обнадеживающие слова. Приморский губернатор продемонстрировал самую деятельную поддержку тихоокеанскому проекту, обозначив при этом президенту выгоды, получаемые Россией от его реализации. «Я поддерживаю проект строительства тихоокеанского нефтепровода и считаю, что проект этот очень выгоден как для Приморского края, так и для России в целом», — заявил губернатор. Президент отнесся к проблеме серьезно, поручив правительству к сентябрю доработать проект с учетом геополитического влияния России в Азиатско-Тихоокеанском регионе.
Большая игра

Обрисованные губернатором Дарькиным преимущества выглядят действительно весомо. Тихоокеанская «труба» дает России свободный выход на рынки АТР на выгодных условиях — в отличие от варианта Ангарск—Дацин, обрекающего страну на зависимость от одного китайского потребителя. Экономический выход на страны АТР означает усиление стратегического влияния в этом регионе. А усиление стратегического влияния может в практической плоскости означать все, что угодно: от возвращения российского флота в воды Тихого океана и до реализации выгодных совместных проектов с потребителями российского сырья.
Так, в настоящее время обсуждается возможность реализации такого проекта в Иране. Пытаясь играть на антиамериканских настроениях, Тегеран отказал Японии, как союзнику Соединенных Штатов, в праве на разработку своего крупнейшего месторождения Азадеган, обозначив в числе фаворитов на его разработку Россию. По сведениям иностранной прессы, Япония в случае утверждения приморского проекта готова финансировать российскую нефтедобычу в Иране.
Помимо всего прочего проект позволит осваивать ресурсы Восточной Сибири и Дальнего Востока комплексно. Ведь прокладка трубопроводов — дело фантастически дорогое. Общая стоимость приморского проекта оценивается в $5—6 млрд. Однако реализация его дает возможность проложить общий транспортный коридор для нефти и газа. С учетом реализации гигантских газовых проектов в Иркутской области и на Сахалине — это важная преференция. Помимо того транспортный коридор поможет удешевить экспортные проекты энергетиков. И не исключено, что — после запуска трубопроводных проектов — РАО ЕЭС сможет приступить к реализации проекта энергомоста в Японию, план которого вынашивается уже добрый десяток лет.
Судя по всему, в правительстве к пониманию этих вопросов уже подходят. Так, на прошедшей в конце июня во Владивостоке встрече Виктора Христенко с японской правительственной делегацией вице-премьер подчеркивал необходимость наращивания экономических взаимодействий с Японией. В этом направлении уже ведется работа: принято решение об увеличении инвестиций в проект «Сахалин-2», форсируется программа утилизации отработавших свой срок атомных подводных лодок (АПЛ) и опять же до конца года произойдет актуализация технико-экономических обоснований по поводу энергомоста Сахалин—Япония. «Решение вопроса строительства нефтепровода из Восточной Сибири в порты Приморского края связано с реализацией положений, заложенных в энергетическую стратегию РФ до 2020 года, в соответствии с которой Восточный коридор выбран как приоритетное направление развития трубопроводной системы по поставке углеводородов Восточной Сибири на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона», — подчеркнул Виктор Христенко.
Владивосток — город нашенский

Ощутимые выгоды тихоокеанский проект даст непосредственно Приморскому краю. По расчетам специалистов, строительство трубопровода обеспечит области приток инвестиций в 19—21% и такую динамику налоговых поступлений, что к 2008 году регион выйдет на бездотационный уровень. Экономия федерального бюджета за счет создания новых рабочих мест и налогов составит порядка $1,2 млрд.
А уровень благосостояния пограничного региона имеет и демографический аспект. «Строительство трубопровода, как это ни странно, имеет кроме всего прочего важное геокультурное значение, — считает Сергей Дарькин. — Благодаря этому можно усилить влияние русского населения на Дальнем Востоке России». Таким образом, можно будет остановить миграцию китайцев в регион, которая в последнее время приняла угрожающий размах.
Несмотря на сложившееся мнение, что в китайском варианте проблем с финансированием не будет (ЮКОС платит — чего ж еще?), а под приморский проект денег не собрать никогда, в действительности дело обстоит не совсем так. ЮКОС сегодня испытывает определенные сложности, и нельзя сказать, что эти сложности никак не связаны с неприятием властями жестко лоббируемого маршрута трубопровода.
Китайцы же, со своей стороны, денег не гарантируют. По договоренности с ЮКОСом российская сторона должна полностью оплатить строительство трубопровода по своей территории, а китайская, соответственно, по своей.
Зато японцы сулят России за нефть золотые горы. На разработку месторождений Восточной Сибири Япония готова выделить $7—8 млрд. Впрочем, посулам есть конкретное подтверждение. Японская национальная нефтяная корпорация выразила готовность финансировать строительство нефтеналивного терминала с отгрузкой нефти танкерами на Японию, Корею и Китай. Объем инвестиций в терминал за четыре года составит более $1 млрд. Из них $500 млн. будет направлено на строительство терминала, остальное — на финансирование самого нефтепровода. Желание получать российскую нефть в Японии столь велико, что корпорация уже гарантировала инвестиции, при этом, против обыкновения, не требуя гарантий возврата инвестиций со стороны России.
Следует отметить, что вдумчивое принятие правительственного решения по поводу маршрута трубопровода — факт отрадный. Ведь если бы решение было принято два года назад, Россия могла упустить уникальный исторический шанс использовать имеющиеся у нее ресурсы максимально выгодно. Сегодня условия сложились таким образом, что мировая конъюнктура благоприятствует победоносному выходу России на рынок АТР. И упустить этот шанс мы просто не имеем права.

ИВАН ТИШИНСКИЙ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK