Наверх
13 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "«Неприятные тенденции»"

Глава финансового холдинга Citigroup Викрам Пандит о радикальной санации нью-йоркского банковского гиганта, новом буме на Уолл-стрит, американском долговом кризисе и экономическом подъеме в Индии.   «Шпигель»: Господин Пандит, вы объявили, что в 2010 году прибыль Citigroup превысила $10 млрд. Однако ваши инвесторы разочарованы — они рассчитывали на большее. Финансовый кризис миновал?
   Пандит: Пока делать такой вывод преждевременно: мы не знаем, как долго продержится нынешний подъем. Ведь вы понимаете, что вектор развития в банковском секторе зависит от восстановления экономики в целом. Кроме того, во многих странах разрабатывают новые правила функционирования финансовой отрасли. Как следствие бизнес-модель отдельных финансовых институтов может претерпеть изменения.
   «Шпигель»: Восстановление экономики — во всяком случае в США — задерживается. Безработица остается высокой, зато в банках на Уолл-стрит дела опять как нельзя лучше.
   Пандит: Праздновать нам нечего, тем более что при нынешнем положении, остающемся тяжелым, это было бы неуместно. Подъем, несмотря на положительные показатели, пока остается непрочным. Но дело в том, что он начинается с восстановления финансового сектора и рынка акций, затем, как следствие, появляются рабочие места, в том числе и в других отраслях. Когда дела у банков идут в гору, это хорошо для всех. Только функционирующая банковская система может обеспечить компании необходимым капиталом.
   «Шпигель»: Но можно сказать и иначе: страна с трудом расплачивается по счетам за то, что произошло. Тем временем банки, явившиеся причиной хаоса, работают как ни в чем не бывало. В частности, на спасение Citigroup потребовалось $45 млрд из карманов налогоплательщиков.
   Пандит: Мы признательны американским налогоплательщикам за такие инвестиции в Citigroup. В прошлом году правительство США — то есть налогоплательщики — продало последние наши акции, получив $12 млрд прибыли.
   «Шпигель»: Пример Citigroup прекрасно иллюстрирует тенденции, предварившие финансовый кризис. Холдинг заигрался с запутанными финансовыми инструментами, убытки в 2008 году достигли трудновообразимых $27,7 млрд. Сегодня банк вновь получает солидную прибыль. Как вам это удалось?
   Пандит: В 2008 году мы еще оставались «банковским супермаркетом», пытались каждому предложить продукт, который его заинтересует. Теперь же мы сконцентрировались на основном бизнесе, расстались с теми направлениями и активами, которые, как мы считаем, не вписываются в наши стратегические планы роста, в частности, поступились обслуживанием физических лиц в Германии. Всего мы продали 40% активов.
   «Шпигель»: И в результате брутальной перестройки сократили свыше 100 тыс. рабочих мест.
   Пандит: Это так. Теперь в мире на нас работают не 375 тыс. человек, а всего 260 тыс. Но большинство сокращенных работников перешли в компании, купившие у нас соответствующие направления. Впрочем, мы использовали трудные времена и для структурных перемен. Мы вернулись к понятной стратегии, предполагающей создание сети фирм и частных лиц в разных странах мира. Мы добились синергетического эффекта, снизили издержки на $12 млрд. Но труднее всего оказалось не это.
   «Шпигель»: А что?
   Пандит: Адаптировать корпоративную культуру. Банковский бизнес не может быть самоцелью, он должен работать на благо реального сектора. Перед кризисом подчас могло показаться, что некоторые об этом позабыли. И потому мы недвусмысленно напомнили: главное, чтобы в центре внимания оставался клиент.
   «Шпигель»: Значит, служители азарта одумались?
   Пандит: Такое обозначение мне не по душе, оно неверно. На самом деле преобладающая часть нашего бизнеса всегда ориентировалась на клиента. Но на периферии имели место и неприятные тенденции. Поэтому новые правила банковского надзора, внедряющиеся по всему миру, я воспринимаю как благо. Культурные установки могут измениться лишь за счет новых стимулов. Система оплаты должна больше зависеть от долгосрочных результатов. А руководители — служить добрым примером. Молодые сотрудники равняются на тех, кто наверху.
   «Шпигель»: В 2011 году ваш фиксированный оклад вновь составит $1,75 млн в год. Но до этого вы трудились за доллар. Хотели подать пример?
   Пандит: Это было мое личное решение, принятое с учетом финансовой поддержки, которую оказало нам государство. Но я имею в виду не только такие жесты. Молодые сотрудники видят, какими принципами руководствуется менеджмент, подмечают, насколько управленческие решения обусловлены чувством ответственности. Но нужно понимать: мы живем не на острове…
   «Шпигель»: …поэтому в этом году ваша банковская группа вновь сочла необходимым выплатить сотрудникам миллионные бонусы — чтобы те не ушли к конкурентам?
   Пандит: Я считаю, нужно создавать для сотрудников стимулы, ориентированные на долгосрочный результат. Но никто не хочет видеть тех перегибов, которые едва не привели к коллапсу финансовой системы. Важно, чтобы в отрасли этих принципов придерживались все. А тому, кто им не следует, стоит, мне кажется, периодически об этом напоминать.
   «Шпигель»: Во время кризиса мировой финансовой системы политики выступали с весьма серьезными требованиями — в частности, призывали к разделу крупных банковских холдингов наподобие Citigroup. Похоже, однако, для вас мало что изменилось.
   Пандит: Не думаю, что законодатели уже завершили свою работу. Нас еще ждут перемены — какие именно, пока сказать трудно. Но нужно понимать: крупные банки — лишь часть мировой финансовой системы. Кроме них есть теневая финансовая система, включающая в себя хедж-фонды и других важных игроков. Причем роль банков в ней падает. Законодателям нельзя упускать из виду всю мировую финансовую систему, а не только банки.
   «Шпигель»: Даже с банками законодатели потерпели фиаско. Как заявило правительство США, Citigroup по-прежнему слишком велик, чтобы его банкротство не вызвало краха мировой финансовой системы.
   Пандит: Мне кажется, изменение международных норм идет в правильном направлении. Необходим механизм ликвидации крупных банков. Кроме того, требуется улучшить капитализацию банков. Нельзя, чтобы они брали на себя такие колоссальные риски, как перед кризисом. Наконец, нужно позаботиться и о других участниках и игроках рынка. До сих пор не ясно, как быть с небанковскими институтами — со сферой, которую я называю теневой финансовой системой. Возможно, на нее стоит распространить правила, действующие для банков.
   «Шпигель»: Боб Даймонд, глава лондонского банка Barclays, убежден, что «время покаяния и извинений» для банков должно закончиться. Вы с ним согласны?
   Пандит: Перегибы, имевшие место в преддверии финансового кризиса, ни у кого гордости не вызывают. Критический настрой общественности по отношению к банкам можно понять. Клеркам следует уяснить: нам предстоит заново завоевывать доверие клиентов.
   «Шпигель»: Вследствие кризиса многие правительства столкнулись с колоссальным бюджетным дефицитом. Глава американского Минфина Тимоти Гейтнер недавно даже упоминал возможность дефолта в США. Насколько это реально?
   Пандит: Я полагаю, вы имеете в виду дискуссию о максимальном размере госдолга Америки? США в целом и многие штаты в отдельности обременены немалыми обязательствами. Необходимо снижать уровень задолженности и сокращать дефицит бюджета. Без сомнения, это процесс болезненный.
   «Шпигель»: Одна из причин улучшения дел в банковской сфере — дешевые деньги, которыми ФРС наводнила мир. Они не обернутся новым пузырем?
   Пандит: Эмиссионные банки многих стран очень хорошо поработали, обеспечив низкий уровень процентных ставок и насытив рынки ликвидностью. Были созданы оптимальные условия для рефинансирования. Именно в результате этого в 2010 году в экономике достигнуты такие успехи.
   «Шпигель»: Но оборотная сторона дешевых кредитов — разгон инфляции. Мировые цены на продукты питания существенно возросли. Не боитесь обесценивания денег?
   Пандит: Нам всем нужно внимательно отслеживать эти процессы. Но также стоит задуматься, не обусловлено ли отчасти такое подорожание ситуацией, связанной с увеличением спроса. В Китае и других странах с переходной экономикой, таких как Индия или Бразилия, спрос стремительно растет. Все больше людей в мире относятся к так называемому среднему классу, что приводит к повышению мирового потребления товаров и сырья.
   «Шпигель»: Стратегия Citigroup все больше определяется ростом в странах с переходной экономикой. А США вы на сегодняшний день списываете со счетов?
   Пандит: Что вы, конечно же, нет. Но нужно быть реалистами. Экономика США, вероятно, будет расти медленнее, чем хотелось бы некоторым. Это не значит, что инновационные прорывы или приятные неожиданности исключены. Соединенные Штаты были и остаются родиной Google и Microsoft. Нет ничего невозможного. Но в настоящий момент мы можем исходить из двух тенденций: многие страны с переходной экономикой переживают колоссальный экономический подъем, их ВВП ежегодно увеличивается на 10% и более. А объем мировой торговли и глобальных финансовых потоков неизменно увеличивается. Citigroup — глобальный банковский холдинг, и наша стратегия роста основана на этих двух трендах.
   «Шпигель»: Citigroup спасли американские налогоплательщики. Вы же сократили 100 тыс. рабочих мест и делаете главную ставку на рост за пределами Соединенных Штатов. Благодарностью это назвать трудно.
   Пандит: Вы не правы. Экспорт — один из факторов роста экономики США. Мы помогаем своим американским клиентам в их экспансии за рубежом. Кроме того, мы удвоили кредитование американских компаний. То есть у нас есть ясная стратегия поддержки отечественного бизнеса, предполагающая усиление нашей роли глобального банка. Но это плюс и для наших клиентов во всем мире.
{PAGE}
   «Шпигель»: Вы бываете на родине?
   Пандит: Я стараюсь наведываться в Индию не реже раза в год.
   «Шпигель»: Индийский авторынок вышел на пятое место в мире. Как вы оцениваете перемены в стране?
   Пандит: Мы живем в интересное время, и это касается не только Индии. Миллиарды людей впервые начинают активно влиять на экономические процессы. Я только что вернулся из Конго и Ганы. Почти 2 млрд жителей планеты никогда не имели дел с банком. Но ситуация быстро меняется. У большой части населения есть мобильные телефоны. К тому же в таких странах, как Индия, впервые формируется средний класс. Экономический рост там пойдет на пользу всему миру.
   «Шпигель»: Насколько Индия использует имеющийся потенциал?
   Пандит: Когда ВВП страны ежегодно увеличивается на 8-10%, то, конечно, многое меняется к лучшему. Есть немало энергичных предпринимателей, буквально заражающих своим оптимизмом. Но сохраняются и проблемы с инфраструктурой. В сфере дорожного строительства, ирригационных систем, электрификации развитие все еще запаздывает.
   «Шпигель»: Многие страны с переходной экономикой остро нуждаются в инвестициях. Вероятно, это хороший шанс для таких крупных банков, как Citigroup.
   Пандит: Мы и правда пытаемся этот шанс не упустить. Но выгоду могут извлечь, в частности, и немецкие производители. Чтобы поступательное развитие продолжалось, всем странам с переходной экономикой необходимо развивать инфраструктуру. В ближайшие годы такие инвестиции станут важным пунктом повестки дня.
   «Шпигель»: Ваш коллега Аншу Джайн, который, как и вы, родом из Индии, считается одним из вероятных преемников председателя правления Deutsche Bank Йозефа Аккермана. Это удачная кандидатура?
   Пандит: Мне он нравится. Джайн — очень талантливый человек, умеющий настоять на своем. Но выбирать будущего председателя правления Deutsche Bank не мне, а наблюдательному совету банка.
   «Шпигель»: Число индийцев, сделавших успешную карьеру в банковской сфере, впечатляет. Благодаря чему они так преуспевают на этом поприще?
   Пандит: Среди индийцев также немало хороших инженеров или врачей. А тот, у кого нет особых шансов в этих областях, подается в банкиры (смеется). А если серьезно, то мне всегда нравилось банковское дело. Работаешь с людьми, через тебя проходит колоссальное количество информации, подчас решения приходится принимать очень быстро. Разумеется, в этом помогает аналитическое мышление…
   «Шпигель»: …и определенное знание мира.
   Пандит: Как в Калькутте, так и в Шанхае холдинг Citigroup был представлен задолго до того, как появилось словосочетание «страна с переходной экономикой». Взаимозависимость мира усилилась. Если ты родился в одной культуре, вырос в другой, повидал разные страны, то тебе легче. Но важнее, как и раньше, другое: по-настоящему любить то, что делаешь.
   «Шпигель»: Господин Пандит, благодарим вас за эту беседу.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK