Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Николай Злобин, директор российских и азиатских программ Центра оборонной информации США:»У России нет разумной альтернативы сотрудничеству со Штатами»"

В конце этой недели Владимир Путин встретится в Кэмп-Дэвиде с Джорджем Бушем. Главная тема встречи — послевоенное обустройство Ирака. А главная интрига — на каких условиях и в каких формах Россия захочет помочь американцам в этом трудном и благородном деле.»Америка как никогда заинтересована в поддержке своих усилий в Ираке со стороны всего мирового сообщества, и в первую очередь России». Судя по всему, именно такой мессидж был передан российскому руководству Джорджем Бушем-старшим, посетившим на прошлой неделе Россию с «частным визитом» и с «группой товарищей», среди которых были замечены Збигнев Бжезинский и Генри Киссинджер. В Москве, видимо, вздохнули с облегчением — наконец-то американцы озвучили повестку предстоящего саммита. Ведь еще пару недель назад казалось, что помимо традиционных тем (совместная борьба с международным терроризмом и контроль над оружием массового уничтожения) президентам не о чем будет и поговорить.
Одни на всех

Теперь тема обозначена: России предлагается поддержать американский и отвергнуть альтернативный — франко-германский — проект резолюции Совбеза ООН по Ираку. Первый предусматривает сохранение в Багдаде проамериканской временной администрации как минимум до 2005 года. Согласно второму власть в Ираке немедленно должна быть передана подотчетному СБ ООН временному, а к весне 2004-го — законно избранному национальному правительству страны. Как известно, попытка выйти на согласованный вариант резолюции, предпринятая в середине сентября по инициативе Кофи Анана, потерпела крах.
Нежелание американцев делиться властью понятно: по словам госсекретаря Колина Пауэлла, в Ирак «партнеры по коалиции (США и Великобритания. — «Профиль») вложили политический капитал, финансовые ресурсы, а также жизни наших юношей и девушек». Поэтому «США не могут отойти в сторону» и передать ответственность за судьбу иракского урегулирования в руки ООН. Тем более что последняя к этому попросту «не готова».
Однако понятно и другое: до тех пор, пока Америка будет нести единоличную ответственность за то, что там происходит, рейтинг Буша, достигший в последнее время и без того рекордно низкой отметки 52%, рискует продолжить свое падение. Тем более что, по оценкам администрации, на восстановительные работы в Ираке в будущем году из госбюджета придется выделить от $50 млрд. до $75 млрд., а число возможных потерь живой силы вообще не поддается оценкам. И это за год до выборов.
По словам одного из ведущих российских американистов, «в этих условиях России предоставляется уникальный шанс исправить недавнюю оплошность (отказ наряду с Францией и Германией поддержать американо-британское вторжение в Ирак) и, сохранив лицо, оказать-таки американцам неоценимую услугу».
Формула успеха

Для американцев «цена вопроса» и впрямь достаточно высока. Как полагает член научного совета Московского центра Карнеги Андрей Рябов, в случае, если Россия поддержит американскую резолюцию, «французы уже не смогут устоять». А поскольку Германия не является постоянным членом СБ ООН, исход голосования вполне может оказаться в пользу Штатов. Кроме того, «для США важно хотя бы символическое участие России в иракских делах — пусть в форме направления туда отряда строителей или же отдельных подразделений МЧС», — полагает эксперт. Тем более что направление в Ирак российских миротворцев все равно маловероятно: при наличии своей Чечни Путин ни за какие посулы не захочет втягиваться в малопредсказуемую операцию. О чем Москва уже дала понять Вашингтону устами главы Минобороны Сергея Иванова, заявившего, что такой вариант «даже не рассматривается».
Судя по всему, именно условия и формы такой «символической поддержки» — как в СБ ООН, так и непосредственно в Ираке — станут главными темами саммита в Кэмп-Дэвиде. И не исключено, что Джорджу Бушу и Владимиру Путину удастся найти общую «формулу успеха». В этом случае первый имеет шансы несколько укрепить свой пошатнувшийся рейтинг, рейтинг же второго в подобных «накачках» и так не нуждается. Для России действительно важно вернуть себе отчасти утраченный статус стратегического партнера США — в противники Вашингтона Москва явно записываться не собирается. А дружить из-за любви к искусству Америка просто не умеет.
К тому же в дальнейшем у России и США (в первую очередь благодаря активной позиции последних по искоренению всевозможных потенциальных угроз собственной безопасности) вполне могут появиться новые сферы совместной деятельности. Как дипломатично заметил в интервью «Профилю» замдиректора Института Европы РАН Сергей Караганов, «Ирак — далеко не последняя страна, которая в перспективе будет разваливаться: либо благодаря внешнему вмешательству, либо под воздействием внутренних факторов. А значит, уже сейчас надо вырабатывать общую базу для российско-американского сотрудничества».

Рейтинги популярности президентов России и США (%)

ПрезидентСентябрь 2001Октябрь 2001Декабрь 2001Ноябрь 2002Февраль 2003Март 2003Май 2003Сентябрь 2003
В. Путин*7375738376757074
Дж. Буш-мл.**5190846358716752

* По данным ВЦИОМа.

** По данным Gallup.

Какую роль, по мнению роосиян, США играют в сегодняшнем мире (%)*

РольИюнь 2001Сентябрь 2001Март 2002Март 2003Сентябрь 2003
Положительную2026181425
Отрицательную5848627150

* По данным ВЦИОМа.

** По данным Gallup.

* По данным ФОМ.

«Профиль»: Можно ли говорить о том, что вслед за охлаждением, последовавшим после вторжения США в Ирак, российско-американские отношения вновь начинают улучшаться?
Николай Злобин: Наши разногласия по поводу войны в Ираке наглядно продемонстрировали, что стратегически мы видим мир по-разному, и если мы и партнеры, то лишь тактические, временные, для решения текущих проблем. Партнерство России и США оказалось, таким образом, отнюдь не стратегическим. Более того, после разгрома Ирака американский политический эстеблишмент все больше склоняется к тому, чтобы полностью игнорировать роль Россию. Врагом она уже не является и не сможет быть таковым в перспективе, но и серьезным партнером не стала. Поэтому, рассуждают во властных кабинетах Америки, будем дружить, но не более того. Что ж, американцы могут себе это позволить.
Однако мне непонятно, почему Москва не тревожится по этому поводу. Вместо того чтобы бить тревогу, российские политики вновь принялись обсуждать идею создания многополярного мира. Забывая при этом, что у России, в отличие от Америки, нет друзей в мире, а есть только временные партнеры. И в этом плане меня просто забавляют размышления по поводу того, с кем должна вступать в союз Россия — с США, Европой или азиатским миром. Вопрос ведь следует формулировать по-другому: а кто из них захочет вступать в союз с Россией? Сама-то Россия уже давно не выбирает. И оказывается, что никто, кроме США, ей дружбы и не предлагает. Получается, что у России просто нет разумной альтернативы.
«П.»: Но в России эту проблему многие формулируют несколько иначе: либо мы все-таки держимся на некотором отдалении от США, пусть даже Америка потеряет к нам интерес, либо мы попросту пляшем под ее дудку и тем самым теряем себя. Вы согласны с такой постановкой проблемы?
Н.З.: Страна может потерять себя по-разному: либо физически, либо политически. Предложенная вами постановка вопроса — из морально-этической сферы. В политическом же плане вопрос следует поставить несколько иначе: способна ли Россия — в союзе с Америкой или без нее — обеспечить свою собственную безопасность и целостность? Думаю, без Америки сделать это не удастся. В одиночку эту задачу не может решить ни одна страна мира — даже Соединенные Штаты. Тогда следующий вопрос: кто готов подставить плечо?
«П.»: А Америка готова?
Н.З.: По крайней мере, России следовало бы воспользоваться тем благоприятным для нее обстоятельством (как это цинично ни звучит), что она находится в непосредственной близости к очагам потенциальных угроз для США. Допустим, пройдет еще 10—15 лет, США зачистят Евразию от террористов, сделают ее более безопасной, и тогда, вероятнее всего, их интересы переместятся в сторону Африки. Именно там будет сосредоточение угроз. Но России в этом регионе фактически нет — для решения африканских проблем она будет не нужна. Таким образом, сейчас у России есть реальный шанс стать старшим партнером США в Евразии. Партнером, способным решить проблемы, которые американцы в одиночку решить здесь не могут. На сегодняшний день американцы заинтересованы в том, чтобы на территории Евразии действовала сила, способная обеспечить политическую стабильность, финансовую прозрачность, закрытость границ, контроль за наркоугрозой, нелегальными рынками оружия и т.д. Способна будет Россия решать эти задачи — США станут поддерживать Россию, будут заинтересованы в ней. Если же не способна — Америка окончательно потеряет интерес к России и займется поиском другого стратегического партнера. Вот и вся альтернатива.
«П.»: То есть, другими словами, России предлагается из некогда мировой превратиться в региональную супердержаву?
Н.З.: Именно так. И для этого России не обязательно терять себя. Она будет представлять в регионе интересы США и их партнеров, а в обмен те станут представлять ее интересы там, где Москва никак не представлена. Это будет система обеспечения взаимных интересов. В глобальном смысле Россия будет, конечно, младшим партнером США. Но в региональном плане ее роль вполне может быть доминирующей.
«П.»: Однако существует ведь вполне реальная проблема: обеспечение собственной безопасности, не говоря уж о безопасности целого региона, — задача, пока явно непосильная для России…
Н.З.: Согласен. Не буду скрывать, именно поэтому далеко не все в США рвутся делать ее региональной супердержавой. Бытует мнение, что экономически Россия все равно загнется в ближайшие 10—20 лет. И поэтому уже сейчас Америке надо искать других партнеров. И многие новости из России, многие ее шаги на международной арене, к сожалению, воспринимаются как подтверждение правильности такого подхода. Тем не менее, как мне кажется, Америка сегодня готова рискнуть и сделать ставку на то, что именно Россия может со временем стать ее стратегическим партнером в регионе. Отчасти это ностальгия по бывшему врагу, отчасти — признание того, что другие потенциальные партнеры еще хуже. Однако времени для самоопределения у России осталось не так уж и много.
Беседовал Владимир Рудаков

ВЛАДИМИР РУДАКОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK