Наверх
14 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Новая русская роскошь — безопасный труд"

В Дюссельдорфе прошла грандиозная выставка по охране труда и безопасности жизни человека. Русские посетители открыли для себя много нового. Несмотря на то, что сегодня у нас в области охраны труда действует более 300 документов, а за их исполнением следят 24 надзорных органа, смертность на производстве ниже не становится. Ежегодно в России травмы на производстве получает 150 тыс. человек, 5 тыс. травм заканчивается смертью, 20 тыс. работающих становятся инвалидами. Как избежать новых жертв?   Выставка A+A — крупнейший международный форум, посвященный охране и безопасности труда. Он проводится раз в два года немецкой Ассоциацией по охране труда и здоровья уже 50 лет. На него съезжаются ведущие мировые производители и потребители спецодежды и средств индивидуальной защиты (СИЗ). В центре внимания — человек и его профессиональная среда. Темы — самые разные: безопасность на рабочем месте; медицина труда; измерительные и испытательные приборы; основные методы и средства защиты от огня и шума, при работе со взрывоопасными и вредными веществами. Представлены и средства защиты окружающей среды.

   Чего только мы не увидели: защитные костюмы, которые не горят; массажные кресла, делающие массаж лучше тайского; какие-то волшебные кремы, с первого раза отмывающие руки, заляпанные машинным маслом. Все это, вплоть до суперновых крепежных средств, при помощи которых можно без опаски подняться на самую крутую гору, под крышу самого высокого дома или на самое ветвистое дерево, можно потрогать, понюхать и испытать на себе. Почему-то неизгладимое впечатление на неискушенных русских произвели обычные беруши, спасающие не только от производственных шумов, но и от храпа любимого супруга.

   Часть этих полезных во всех отношениях изобретений потихоньку просачивается и в Россию.

Гастарбайтеров не считают, лесорубов не ищут
   За последние годы, по официальной статистике, число работающих на производстве в России увеличилось до 50 млн. человек. По закону каждый рабочий должен обеспечиваться средствами индивидуальной защиты в зависимости от производства.

   Однако интенсивное развитие российских предприятий — это не только экономические показатели, но и высокий уровень травматизма и профессиональных заболеваний по сравнению с аналогичными показателями в Евросоюзе.

   В Европе считают количество часов без травматизма. Мы — численность погибших на предприятии в год. Когда о ней узнают французы, англичане или немцы, то задаются вопросом: почему ваши директора предприятий сидят в своих кабинетах, а не в тюрьме?

   У НИХ на опасных производствах на костюме каждого рабочего закреплен специальный датчик, фиксирующий движение. Движется человек — все нормально. 30 секунд без движения — датчик поднимает тревогу, вызывая медицинские и спасательные службы. А У НАС, как сказал корреспонденту «Профиля» один высокопоставленный посетитель выставки, «лесорубов и гастарбайтеров никто не ищет. Ну что делать, если человек просто ЗАБЛУДИЛСЯ в лесу или упал с крыши?»

   Раньше думай о пенсии, а потом — о себе

   Есть и еще одна национальная особенность охраны труда в России. Дело в том, что наши рабочие не заинтересованы в использовании лучших средств защиты. Ведь, используя, например, лучший респиратор, сварщик уйдет на пенсию не в 45, а в 50 лет. Поэтому он, получается, просто материально заинтересован, калеча здоровье, работать в худшем, чтобы врач на медкомиссии, увидев его задымленные легкие, упал в обморок и раньше отпустил на заслуженный отдых.

   «Лидерами» по травматизму и пренебрежению правилами защиты стали электрики. Наибольшее количество несчастных случаев приходится именно на эту категорию работающих. Так, в 2004 году был зарегистрирован 951 несчастный случай, 266 человек погибли. Большая часть поражений приходится на термические ожоги, полученные при попадании пострадавшего в зону электродуги. Поэтому компания «Восток-Сервис» даже сконструировала специальный костюм для защиты от воздействия электродуги. Он был представлен на выставке впервые и уже востребован представителями не только энергетической отрасли. Как, впрочем, и светоотражающие эксклюзивные материалы, разработанные по специальной технологии компанией 3М. В Европе световозвращающие полосы, благодаря которым ночью без труда можно заметить человека на проезжей части, стали хитом не только среди полицейских, пожарных и дорожных рабочих, но и среди обычных граждан. Их, например, активно применяют при пошиве детской одежды. В Скандинавских странах пешеходы на дороге даже держат в руке (той, что ближе к проезжей части) или прикрепляют на рукав специальный светоотражающий брелок. А у нас пока материалы 3М используют на дорожных знаках, разметке, в форме сотрудников ГАИ и на номерных знаках машин.

   Ежегодно европейские предприятия тратят 50—70 евро на приобретение средств защиты для одного человека. В России — $10—30. Поэтому печальная статистика несчастных случаев на наших предприятиях вполне логична: пока мы не поймем, что лучше инвестировать в здоровье и безопасность, чем тратиться на компенсации, ситуация не изменится.

   Правда, для предприятий болезни сотрудников не проходят даром: социальное страхование и в нашей стране приносит свои, пусть и печальные, плоды. Например, рабочий «Норникеля» в среднем получает 50 тыс. рублей. Если ему удастся доказать, что свое тяжелое заболевание он получил «благодаря» работе на родном предприятии и это заболевание стало профессиональным, то предприятие до конца жизни будет платить своему рабочему ежемесячно 50 тыс. При таком раскладе богатым предприятиям с белой зарплатой выгоднее вкладываться в охрану труда, нежели в пожизненные пенсии своим сотрудникам, потерявшим здоровье в борьбе за черное золото или белый металл.

   Наш путь тернист, но перспективы — светлые!

   В условиях рыночной экономики решение вопросов безопасности на производстве полностью ложится на работодателя, который обязан обеспечивать комфортные и здоровые условия работы на предприятии. Экономия на средствах защиты со стороны предпринимателей влечет чудовищные материальные потери, судебные иски и ухудшение деловой репутации. Даже в России.

   Поэтому крупные предприятия, такие как «Норникель», «РусАл», ОАО РЖД и «ЛУКОЙЛ», решили пойти другим путем — приодеть и защитить своих рабочих по европейской «моде». Ведь западные партнеры присматриваются не только к соблюдению разных технологических норм, но и к внешнему виду рабочих. Из этого складывается деловая репутация любой фирмы.

   Благодаря заказам крупных компаний за последние годы российский рынок спецодежды и средств индивидуальной защиты изменился в лучшую сторону. Во времена СССР почти 50% средств охраны труда создавалось в тюрьмах и колониях. Теперь это сфера доходного бизнеса.

   Сегодня в России, как и во всем мире, отмечается тенденция к более жесткому регулированию в области безопасности труда. Идет ужесточение требований, законов. «Это связано и с развитием технологий, — отмечает Андрей Неустроев, директор по развитию бизнеса компании 3М в России. — Растут требования к комфорту, современному дизайну средств индивидуальной защиты, к использованию инновационных технологий и материалов».

   По оценкам аналитиков, российский рынок спецодежды и средств индивидуальной защиты в 2005 году оценивается в $800 млн. (без учета силовых структур). Мировой рынок продаж спецодежды и СИЗ оценивается в 11 млрд. евро. Но рост нашего рынка за последние три года составляет более 20% ежегодно, что в несколько раз превышает европейские показатели.

Каждому работнику — свое СИЗ!
   Федеральный закон об охране труда обязывает работодателя обеспечить своих сотрудников СИЗ. Каждому работнику, занятому на производстве, что-то да положено. Говорят, даже журналистам.

   В Европе сильной мотивацией для обеспечения работников СИЗ являются выплаты по несчастным случаям и профзаболеваниям. Там работодатель заключает со страховыми компаниями договоры, которые, случись что, не дают ему покоя. Нашим работодателям страховщики не указ. Их можно пробить только популярной в народе социальной ответственностью бизнеса. Теперь модно, чтобы предприятие «в миру» называлось социально эффективным.

   В феврале 2000 года первые две премии по социальной эффективности получила компания ЮКОС. Сегодня ее знамя подхватили другие лидеры нефтяного производства. И при этом каждому нужно, чтобы у него было лучше, чем у соседа.

   В любой западной компании есть закон: начальник ходит по производству в той же спецодежде, что и его рабочий. В кабинете инженера по охране труда на железной дороге Франции висит несколько костюмов. Идет он к путейщикам — надевает их форму, идет в сварочный цех — облачается в костюм сварщика. Общается с проводниками — есть у него и костюм проводника. Это нормально и естественно. Для Запада…

   На дюссельдорфской выставке, кстати, обсуждали, кто из глав государств лучше прочих соблюдает правила техники безопасности. Наш лидер был не на лучшем счету. Ему не раз напомнили, как, будучи на одном из промышленных предприятий, он не надел положенного белого халата и, выступая перед журналистами, снял каску. А ведь безопасность и в стране, и на предприятии начинается с начальника. Так считают немцы.

Похвальное слово валенкам
   Передовые технологии передовыми технологиями, но и о «старом добром» забывать не стоит. Производители СИЗ, например, не могут найти замену простым русским валенкам, особенно на производствах, связанных с высокими температурами. В металлургическом цехе, где платформа нагревается до 250—300 градусов, валенки на спецподошве — вещь незаменимая. И не только в горячем цехе.

   Три года назад Латвийские железные дороги решили гордо отказаться от услуг наших валяльных фабрик и перейти на утепленную обувь немецкого производства. Но наши валенки стоят $12 за пару, а обувь из морозоустойчивого материала — до $30. Гордые латыши повернулись к России.

   От валенок, конечно, избавиться можно. Можно сделать так, чтобы обувь на людях не горела. Для этого всего лишь нужно поменять технологию нашего сталелитейного производства, разработанную в 30-х годах. А на это отечественные промышленники пойти не могут: дорого. Дешевле валенки раз в неделю менять. Сейчас в России всего три фабрики по валянию валенок. Будущее им обеспечено.

   При подготовке таблиц и графиков для данной статьи использована информация Росстата и Минсоцразвития.






   Компания 3М (3M Company) — многопрофильная международная корпорация с годовым оборотом $20 млрд. и численностью сотрудников более 67 тыс. человек. Начиная с 1976 года 3М прочно входит в тридцатку компаний, составляющих расчетную базу индекса Доу-Джонса (Dow Jones Industrial Average) — самого старого и наиболее популярного индикатора американского фондового рынка.







   Ассоциация предприятий текстильной и легкой промышленности «Восток-Сервис» была основана в 1992 году. Сегодня в ассоциацию входит более 16 текстильных, обувных и швейных фабрик. Ее оборот в 2004 году составил более $175 млн. Компания входит в пятерку крупнейших европейских производителей и поставщиков СИЗ и является лидером на российском рынке.







   Евгений Шувалов, старший вице-президент ассоциации «Восток-Сервис»:

   «Хорошая спецодежда та, которую приятно носить и на работе, и дома»

   — Евгений Сергеевич, какое из современных российских предприятий является лидером в области обеспечения без-опасных и комфортных условий труда?

   — «ЛУКОЙЛ», «Газпром», РЖД, «РусАл» и «Норникель».

   — В России так мало тратится на защиту каждого рабочего…

   — В развивающихся странах и того меньше: от $6 до $12 на человека в год. У нас — от $8 до $12. Но все зависит от отрасли. В нефтяной отрасли у нас тратится $250—300. Это вполне по-европейски.

   — Кто может заставить нашего работодателя тратить деньги на защиту рабочих?

   — По идее — федеральная инспекция, которая, придя на предприятие и не обнаружив у рабочих надлежащих СИЗ, может это предприятие закрыть. Но на практике я такого не припомню. Профсоюзы могут сказать веское слово. Но у нас почему-то не говорят.

   — На выставке были представлены известные бренды — Michelin, Goodyear. Под их марками, оказывается, производятся средства защиты. Например, обувь. Зачем им это нужно?

   — На своем громком имени много в высокой моде они не заработают (там огромное перепроизводство), а на рынке спецодежды можно заработать плюс репутацию хорошую приобрести.

   И мы тоже, кстати, разработали материал, который годится как для спецодежды, так и для горно-лыжных курток. Сегодня в спецодежде, созданной талантливыми дизайнерами, не стыдно не только на работе ходить, но и на улицу выйти. Это мировая тенденция. Хорошую спецодежду можно носить и на работе, и дома. Помните, насколько прорывным в свое время было изобретение кирзы? В 1939 году ее разработчику даже вручили Сталинскую премию — настолько велик был экономический эффект. Почему бы не продолжить традиции предков?

   Но проблема в том, что, как только мы начинаем делать одежду для наших рабочих более модной и casual, они… начинают утаскивать ее домой. Работодателя это, естественно, выводит из себя. Но я думаю — пусть тащат, главное, чтобы рабочий знал: в положенное время он получит новую одежду, а не будет годами ходить в одной и той же фуфайке. Это меняет психологию и, может, в будущем отучит воровать. У нас ведь даже на дозаторы для крема пока замки ставят. Нет культуры потребления.

   — На этой выставке много говорили про знаменитые световозвращающие материалы. Неужели Россия, в свою очередь, не может удивить мир своими разработками СИЗ?

   — Никаких перспектив! В разработку передовых материалов на Западе вкладывают миллиарды долларов. А в России 20 лет ничего нового не разрабатывалось. Для России предел инвестиций — $1 млн. в год. Это не деньги.

   — Как СИЗ влияют на производительность труда? Есть ли конкретные цифры, исследования?

   — Я предлагаю грант для института, который пожелает заняться этой проблемой. Готов заплатить деньги. В том, что польза есть, никто не сомневается. Но в цифрах она пока не выражена. Существуют другие исследования. Например, подсчитано, что рабочий на вредном производстве тратит один час в день на снимание и надевание защитной маски. Улучшили крепление маски, сделали более удобным, и теперь на снятие-надевание уходит всего полчаса. Представляете, какая экономия средств при стоимости времени западного рабочего?

   — Раньше на любом предприятии инженер по охране труда был малоуважаемым специалистом, среди ИТР он слыл неудачником. Изменилось ли что-нибудь сейчас?

   — Конечно! На сайте «РусАла» недавно висело объявление. Искали специалиста по охране труда на одно из производств в Гвинее. Оклад — от $5 тыс. На Shell у охранника труда зарплата от $4,5 тыс. плюс бонусы за «безаварийную» работу.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK