Наверх
27 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Ньютон : законы жанра"

Один из самых известных фотографов ХХ века Хельмут Ньютон, до предела сгустивший в своих снимках и без того напряженную энергетику послевоенных лет, ненадолго пережил свой век. Он погиб в январе 2004, через несколько недель после того, как завещал свой архив берлинским музеям.
Хельмута Ньютона часто называют изобретателем современного гламура, думая сделать ему комплимент. Однако тем самым лишь умаляют вклад маэстро в искусство фотографии. Фэшн-фотографии — это далеко не все, что успел наснимать Ньютон за свою долгую 83-летнюю жизнь. Сделанные им портреты не имеют ничего общего с гламуром, однако это важная, а пожалуй, даже и наиболее ценная часть его наследия.

Ньютон привнес в фотографию новую энергетическую составляющую — дикое напряжение ХХ века. Вспомнить хотя бы культовую серию мастера, на которой он сделал себе имя: фото моделей, которые идут по подиуму одетыми, а потом те же женщины, идущие по тому же подиуму обнаженными. Ньютон снял их так, что на контрастных фото без одежды они выглядят куда более укутанными, чем в кринолинах и шелках. Ньютон дал искусству новые образы женщин. Его модели, демонстрируя глубокое декольте, остаются, что называется, «застегнутыми на все пуговицы». Совсем не такими, какой привыкли показывать обнаженную натуру. Ньютон постоянно нарушал правила, хотя, будучи учеником модного немецкого предвоенного фотографа — дамы, работавшей под псевдонимом Ива, прекрасно знал каноны.

Успех Ньютона состоялся тоже вопреки правилам, вопреки индустрии производства «звезд», в котором ставка делается на молодых. Признание к нему пришло поздно — в 55 лет. В 1975-м — всего лишь первая выставка, а уже год спустя — Prize of the Art Directors Club, Tokyo в номинации «Лучшее фото года.» В том же году выходит книга White Women, за которую Ньютон награжден призом American Institute of Graphic Arts. Еще пара лет — и по итогам 1978-1979 годов ему дали Gold Metal of the Art Directors Club в номинации «Лучшее фото в прессе». Затем — знаменитая серия Big Nudes, которая приносит Ньютону существенные деньги.

Он наконец начинает жить широко, на два дома — в Лос-Анджелесе и Монте-Карло. И давать интервью, в которых вспоминает о сложном детстве сына еврейского фабриканта в предвоенной Германии, об эмиграции в Сингапур. И — со смехом — о том, как его выгнали из его первой газеты за профнепригодность. В 1940-м попал в Австралию. Далее скороговоркой: получил гражданство, отслужил в армии, открыл вместе с другом фотостудию и женился на модели по имени Джун. В 1956-м они вместе переезжают в Париж. В этом месте мастер любил рассказывать о том, как бедствовали они с Джун в городе-мечте и пили дешевое вино. И в самом деле — ну снимал Ньютон для парижских и лондонских глянцевых журналов, но до мирового признания было еще далеко. После инфаркта в 1973 году фотограф вдруг понял, что жизнь ужасно коротка, и начал работать только на имя.

Одни говорят, что на съемочную площадку он приходил, до мелочей продумав композицию. А другие — что творил он прямо с камерой в руках. На самом деле справедливо и то и другое. Российская модель Ольга Родионова, которой посчастливилось дважды работать с Ньютоном, вспоминает, что во время первой их встречи в 2000 году мастер был неприступен и суров, добиваясь от стилиста, модели и ассистентов придуманной им композиции. А во время съемки 2003 года импровизировал прямо на площадке — решительно отмел затребованные им сначала обувь и одежду известных марок и просто сказал: «Нет ничего лучше голой женщины».

Последние 20 лет жизни Ньютон — один из самых дорогих фотографов современности. Цены на фотографии нового тиража — от $15 тыс. до $100 тыс. Среди его моделей Сальвадор Дали, Ив Сен Лоран, Дэвид Боуи, Мик Джаггер, Софи Лорен, Изабель Юпер, Настасья Кински, Элизабет Тэйлор, Катрин Денев, Джек Николсон, Маргарет Тэтчер. За съемку частных лиц мастер просит от $40 тыс. до $50 тыс. Статую Моисея работы Микеланджело он снимает за $270 тыс.

И вот все многомиллионное (по оценкам экспертов) наследие за несколько недель до роковой аварии на выезде с голливудской парковки классик завещает берлинским музеям. Шаг не такой уж экстраординарный для западного художника. Музеям завещали свои работы и документалист Анри Картье-Брессон, и хроникер ночного Парижа Брассай, и фотограф Робер Франк, и скульпторы Огюст Роден и Константин Бранкузи. И дело здесь не только в желании сделать доступным произведение искусства как можно большему числу людей, хотя и в этом тоже. Дело еще и в том, что, как показывает жизнь, будучи завещанными родственникам, художественные коллекции неизбежно распыляются, а попутно еще и вызывают настоящие семейные войны. Фотографии разбрасывает по разным уголкам света, галерейщики уже с трудом находят их для выставок, и имя мастера постепенно забывается. И наоборот — попадая в профессиональные руки, произведения художника после его смерти продолжают работать на его авторитет: грамотно выставляются, включаются в нужные каталоги. А значит, и дорожают — порой в десятки и сотни раз. Вместе с ними растут в цене и те работы, которые оказались в частных собраниях при жизни фотографа. В России фотографии Ньютона имеются в частных коллекциях Ольги Слуцкер, Ольги Свибловой и еще нескольких частных ценителей.

Без сомнения, после смерти Ньютон станет стоить еще больше, чем при жизни. И никакого глумления или кощунства в этом тезисе нет. В конце концов, сам мастер называл себя «дитя капитализма». И честно признавал размер гонорара мерой таланта. Определенно, ему и с тем и с другим повезло безмерно.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK