Наверх
21 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "ОБЪЕКТИВная реальность"

Обычный человек с камерой может не только защитить себя, но и спасти других от произвола властей.   Региональные отделения ГИБДД начали просить россиян фиксировать нарушения на дорогах. Сперва к народу обратилась полиция Свердловской области, а затем и полиция Петербурга. Если это не победа, то как минимум выигранное сражение в войне за свои права — в войне, в которой не стреляют и не убивают, в которой оружие не пистолет и не нож, а обычная камера и диктофон. Эта война похожа на партизанскую. В ней нет больших отрядов, но есть бойцы-одиночки, готовые, рискуя собой, снимать нарушения и говорить в свои камеры то, о чем говорить не принято. Корреспонденты «Профиля» попытались понять, почему небольшая видеокамера становится главным гаджетом наших дней.
   
ПРЯМАЯ РЕЧЬ 
 «Меня пытается уничтожить как человека и как свидетеля преступная группа, занимающаяся рейдерством и мошенничеством с недвижимостью в Москве…» — у юриста Валерия Кулиша печальный взгляд. Его голос дрожит. Он волнуется, сбивается, но шаг за шагом объясняет суть своего дела. Его посадили в тюрьму за преступление, которого он не совершал. И ему уже нечего терять. Рассказывает все как есть — что работал юристом в «Военно-строительном управлении Москвы», что директор выводил все имущество в подставные фирмы и пытался продать недвижимость иностранцам, а получая с них деньги, просто «кидал». И что когда юристу предложили так же «кинуть» на $6 млн иностранца — он отказался. На этом моменте Валера запинается. И на секунду останавливает свой рассказ. Будто взвешивая каждое слово. Немудрено — как-никак, обращается к президенту.
   Видеообращение Кулиша к «президенту, журналистам и общественности», выложенное его друзьями в Интернет, уже собрало на YouTube более 75 тыс. просмотров. На видео Валерий в домашнем свитерке, на фотографии в своем блоге — в легкой полуспортивной курточке. Подтянутый молодой парень с открытым, светлым, располагающим к себе лицом.
   Валерий рассказывает, что большая часть акций ОАО, где он работал, принадлежит государству. На его глазах у страны было похищено $100 млн, партнеров управления «кидали» и возбуждали на них фиктивные уголовные дела, дабы они не сопротивлялись.
   Юрист отказался обжуливать некую иностранную компанию, за что на него завели уголовное дело. Валерий получил 12 лет лишения свободы за якобы совершенные экономические преступления.
   Никаких документов в видеоролике Валерий не демонстрирует, но рассказанная им история, похоже, задела больные мозоли: огромный срок за невнятные экономические деяния, расхищение государственных денег, рейдерство, фабрикация уголовных дел… Именно за все это сложившуюся в России общественную систему кто-то называет бронзовеющей, а кто-то и прогнившей.
   В результате общественного резонанса вместо карцера, полагавшегося за ролик, Кулиша перевели в камеру повышенной комфортности. Обращение было выложено в Сеть весной 2010 года, а уже к началу 2011-го Валерию скостили срок с 12 лет до 4. Кулиш требовал полного оправдания, но тот же следователь, который начал первое дело против него, инициировал второе, долженствующее описать другие якобы совершенные Валерием деяния, подпадающие под экономические статьи.
   Но борьба Кулиша оказалась не напрасной — гендиректор его ОАО стал героем ряда расследований СМИ, нынешней осенью возбуждено уголовное дело уже за махинации в «Военно-строительном управлении Москвы».
   
ЗАРЕШЕЧЕННЫЕ СЪЕМКИ  
Длинные съемки арестантов (нередко с видимыми повреждениями на лице), долго рассказывающих в камеру, как против них фабрикуют дело, часто появляются в Сети. Тюремщики даже безуспешно пытались пролоббировать законодательный запрет адвокатам проносить в СИЗО аудио- и видеоаппаратуру. Но по российским тюрьмам гуляет много мобильников, в том числе с выходом в Интернет. Потому на видеоканалах хватает как бытовых и «приколистских», так и остросоциальных записей заключенных.
   Снимать все, что скрыто, и говорить в камеру правду у нас начали не так давно. Как это часто бывает, хорошее веяние пришло к нам из-за границы. Инициатива Copwatch — «Наблюдение за полицией» — появилась в США в 1990 году. Американские активисты вооружались скрытыми камерами, фотоаппаратами и диктофонами, фланировали вечерами по не самым безопасным улицам своих городов и фиксировали неблаговидные действия блюстителей порядка по отношению к жителям неблагополучных кварталов. За два десятилетия борьбы наблюдатели неоднократно раскручивали случаи беспредела, записанные на аудио и видео, добивались наложения взысканий на распоясавшихся блюстителей.
   Так в жизнь вошел новый вид правовой защиты — медиаактивизм.
   Публицист Ольга Романова, главный живописатель произвола в системе исправления и наказания, не расстается со своей камерой. Она уверена: видеосъемки — перспективная технология гражданской самообороны. Ольга старается фиксировать случаи произвола и неблаговидные стороны работы системы, которую изучает.
   «Я по возможности стараюсь снимать все. У меня в телефоне «полное собрание сочинений и секретиков» из судов, следственных комитетов, архивов — отовсюду, — говорит Ольга. — Самое интересное публикую в «Фейсбуке». Я прихожу в суд, например, а напротив него написано «Россия для русских» и свастика нарисована. Я фотографирую. А на следующий день стены напротив суда покрасили».
   Много роликов о произволе, избиениях снимают заключенные и работники колоний. Появляются они, например, на сайте Gulagu.net. Несколько подобных записей есть о каждой зоне.
   Если набрать в Youtube «беспредел СИЗО», довольно быстро вылезает чудовищная запись усмирения тюремным спецназом бунта в колонии в Нижнем Тагиле в 1994 году. Бугаи в камуфляже и масках жесточайше молотят уже не сопротивляющихся зэков.
   Если устраивать вокруг каждого ролика шум, дело можно довести до суда.
   
МИЛИЦИЯ В КАДРЕ  
Впрочем, поначалу обыватели в России если и снимали людей в форме, то без особой цели, «для прикола» фиксируя непотребное поведение пьяных или же трезвых, но не очень умных милиционеров. Но постепенно этот видеоинтерес перешел в структурированные гражданские инициативы. В трех регионах России работают программы, схожие с американской Copwatch.
   «Гражданам предлагается, если они столкнулись, как им кажется, с незаконными действиями правоохранителей, если это возможно заснять, присылать такие ролики, и они будут предаваться огласке, — говорит директор фонда «Общественный вердикт» Наталья Таубина. — В Коми это делает правозащитная комиссия «Мемориала», в Нижегородской области — «Комитет против пыток», в Марий-Эл — организация «Человек и закон».
   «Приславшим самые яркие ролики мы даем призы — камеры, телефоны, — говорит пресс-секретарь организации «Человек и закон» в Республике Марий-Эл Наталья Ускова. — В основном марийские «копвотчеры» публиковали информацию о нарушении правил дорожного движения и парковки машинами ГИБДД и других подразделений республиканского МВД. Мы собрали материал и передали в республиканское МВД, но ответа, какие оргвыводы из них сделаны, пока не получили. Хотя в соседней республике Коми в результате схожей работы увольняли недобросовестных милиционеров».
   Наталья Таубина поясняет: сам по себе такой ролик ни на что не влияет, но в рамках последовательных действий по защите своих прав может являться хорошим доказательством. «У нас не так давно один из подзащитных смог отбиться от уголовного обвинения в сопротивлении милиции. Эта история происходила в общественном месте, и нашелся свидетель, заснявший конфликт на камеру», — замечает эксперт.
   
ПРОТИВ «МИГАЛОК»  
Второй любимый герой рунетовских видеороликов после жирного, с глупым лицом, в помятой форме сотрудника бывшей милиции, — «хозяин жизни» с «мигалкой». Сначала были просто ролики, потом много роликов, и вот в Интернете образовалось знаменитое движение «Синие ведерки». «Синие ведерки» утверждают, что не являются калькой с чего-то западного — это движение, появившееся именно в российских реалиях. Они снимают на видео машины министров, послов и депутатов. Ловят на «встречке» Никиту Михалкова и пытаются добиться наказания для нарушителей. Они, эти активисты, не злые и не подлые — просто хотят, чтобы перед законом были все равны.
   «Еще год назад ролики ни к чему не приводили, а с начала 2011 года правоохранители начали реагировать сами, без нашего давления — накопилась просто критическая масса, — говорит активист «Синих ведерок» Петр Шкуматов. — МВД, прокуратура заводят дела, отбирают мигалки — вряд ли они мониторят наше комьюнити, но из него информация расходится в прессу. У правоохранителей есть возможность возбуждать дела по информации СМИ. Раньше они ею не пользовались, а теперь стали». И тут же не без гордости Петр добавляет, что «гайцы» и сами теперь стали ставить камеры на своих патрульных машинах: «Вот она — еще одна победа».
{PAGE}
   
ОРУЖИЕ ПРОЛЕТАРИАТА  
Впрочем, люди в форме не единственные герои видеороликов. Сайт «Antijob: трудовое сопротивление» появился не так давно. На нем переписываются работники разных компаний и прямо тут же выкладывают подноготную о произволе своих боссов.
   Один из проектов Antijob — «Цифровое оружие пролетариата». Посетителей сайта не просто призывают писать сообщения вроде «в ООО «Рога и копыта» черная зарплата, ее задерживают, заставляют работать в субботу, начальник Семен Петров хамит и лапает секретарш», а собирать и публиковать аудио- и видеодоказательства.
   «Ты рот закрой и не вякай. Радуйся, что вернулся сюда работать… Чего ты борзеешь?.. Чего ты пи…ишь?.. Пошел на х…, понял? Х.., а не аванс вам всем!» — так с подчиненными общался территориальный супервайзер ОАО «Лебедянский» Андрей Баринов. Когда работники записали это видео и выложили в Сеть, Баринов в течение нескольких дней был уволен из компании.
   «Мы делаем хорошее дело», — говорит администратор портала Альберт Икс. Под загадочным псевдонимом скрывается программист, несмотря на активную общественную деятельность, желающий сохранять инкогнито. Он убежден, что наемному работнику могут сегодня помочь низовые инициативы, координирующиеся через Сеть и разоблачающие неблаговидные действия работодателей:
   «Нам зачастую пишут люди, которым уже некуда пойти — работодатель их обманул, работали они «всерую» или «вчерную», Инспекция по труду разводит руками, через суды тоже сложно что-то вернуть. В итоге работник идет к начальнику, который не выплачивает зарплату, со скрытой камерой. Происходит откровенный разговор, в котором босс открыто матом посылает сотрудника куда подальше. Обиженный работник выкладывает видео на YouTube и наш сайт — и начальник получает неприятную известность. После публикации таких роликов начальника, бывало, увольняли хозяева предприятия, а работникам возвращали деньги», — добавляет Альберт.
   
КАМЕРА — УНИВЕРСАЛЬНОЕ ОРУЖИЕ 
 Всего за какие-то пару лет отношение чиновников и властей к опубликованной в Интернете информации кардинально изменилось. Они за ней следят. Прислушиваются. Пригрозить «Твиттером» или «Фейсбуком», добиваясь справедливости, — теперь обычное дело. Благо «Фейсбук» появился и у президента.
   Умение снимать и монтировать стало столь же важным, как и умение писать. Не зря известный сатирик и оппонент власти Виктор Шендерович в конце прошлого года инициировал проект «Кирилл Мефодьевич» — дистанционное обучение по Skype созданию видеороликов. По его словам, видео — современный язык, которым должен владеть каждый.
   Одно плохо, что пока в судах видео еще не является стопроцентным доказательством. По словам лидера движения «За права человека» Льва Пономарева, приобщать записи к делу или нет, решает судья. И если приобщать не хотят, начинают утверждать, что якобы непонятно, где это снималось. «Но мы все равно будем снимать происходящее вокруг. Запускаем сейчас в Интернете Объединенное гражданское телевидение, и такие ролики нас интересуют. Рано или поздно на них начнут обращать внимание», — уверен Лев Пономарев.
   
   

   ЧТО О НАРОДНЫХ ОПЕРАТОРАХ ДУМАЮТ ПОЛИЦЕЙСКИЕ.
   Анна ЛОСЕВА, служила в столичной патрульно-постовой службе, недавно уволилась по просьбе мужа:
   «Девчонки, которые со мной служили в ППС, часто даже красовались, когда их снимали. «Мало ли куда это видео попадет… Вдруг мы кому-нибудь интересному понравимся?» — говорили они. Меня часто снимали кавказцы, недавно приехавшие в Москву. Не потому, что они хотели таким образом какие-то свои права защитить, а потому что их вообще шокирует вид женщины в милицейской форме. Но и коренные москвичи тоже снимали. Я всегда к этому относилась спокойно, думала: «Пусть вот будет запись, что есть сотрудник, который ведет себя вежливо, действует по закону». Парней, которые со мной служили, самозваные операторы бесили: я видела, как людям и руки заламывали, и в «обезьянник» отправляли, и телефоны о землю разбивали».
   
   Андрей СМИРНОВ, следователь одного из ОВД Юго-Западного округа Москвы:
   «Граждане часто пытаются нас заснять. По мне, так хорошо: если возник конфликт и завели уголовное дело, то на руках все доказательства. Угроза быть заснятым дисциплинирует сотрудников. Я не слышал, чтобы хороших милиционеров увольняли в результате скандалов, вызванных видеосъемкой. Думаю, скорее под такое могут попасть какие-нибудь уроды».
   
   Лейтенант полиции Владимир. Несет службу на Минском шоссе в составе 1-го полка ДПС ГУ МВД России по Московской области:
   «Моего коллегу снимали, когда он отчитывал водителя за грязные номера. Потом это видео появилось с такой озвучкой и комментариями, что ему пришлось объяснительные писать. А в остальном… Да пусть снимают. Только хорошо бы, чтоб эти «сам себе режиссеры» заодно и свои нарушения снимали. А то шпарит он себе вдоль пробки по обочине, а потом начинает рассказывать, что яму объезжал, грузовик его притер и так далее. Хоть сам с камерой стой».
   
   Капитан полиции Дмитрий, работает в столичном ГУВД:
   «В нашем городе часто проходят массовые мероприятия, в том числе и несанкционированные. Нам ставят задачу пресекать противоправные действия, а проще говоря, разгонять эту публику. Так вот там особенно часто можно встретить людей, снимающих происходящее на мобильные телефоны. Меня эти граждане, мягко говоря, бесят. Их деятельность не имеет никакого отношения к защите гражданских свобод. Для этого существуют журналисты, которых у нас не жалуют, но такая уж у них работа. А этих с мобильниками просто «прикалывает» показать все это потом приятелям и выложить в Интернет. Я достаточно видел таких записей под заголовком «Чуваку прилетело» и с глупыми комментариями за кадром. Такие короткометражки могут быть оскорбительными как для сотрудников, так и для граждан, оказавшихся в кадре. Такие действия следует пресекать».
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK