Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Орбита без сахара"

Балет и, естественно, Енисей остались. А вот позиции в космосе Россия постепенно сдает. Если в 1998 году наша страна заработала на космических программах $800 млн., то США, главный наш конкурент, как минимум в три раза больше. Каковы в ближайшие годы перспективы России на рынке космических услуг?Космос всегда был и останется той сферой деятельности человечества, по которой можно судить об интеллектуальном, техническом и финансовом состоянии государства. На заре космонавтики Россия и США — основные «звездные» конкуренты — соревновались, кто первый запустит спутник (победила Россия), человека в космос (опять мы), высадится на Луне (первыми были американцы).
Объяснялось такое противостояние просто. Исторически развитие мировой космической промышленности определяли военные программы и программы пилотируемых полетов. Противостояние сохраняется и сегодня, правда, теперь уже в другой сфере. Начавшееся в начале 90-х годов бурное развитие рынка телекоммуникаций определило дальнейшую судьбу мировой космонавтики.
Именно этот рынок стал одним из важнейших источников средств и локомотивом развития космической индустрии во всех странах мира. Так, по данным Российского авиационно-космического агентства (РАКА), только в прошлом году общие затраты на гражданскую космическую деятельность шести ведущих стран мира (США, Россия, Япония, Франция, Китай и Индия) составили $22,4 млрд. А в предстоящие 8 лет — до 2007 года — объем мирового космического рынка, согласно прогнозам зарубежных аналитиков, достигнет $100 млрд. Из них $30 млрд. придутся на запуски космических аппаратов.
Это тот сегмент мирового рынка, на котором Россия традиционно лидировала, создавая по сравнению с США и странами Западной Европы наиболее конкурентоспособные ракеты-носители, ракетные двигатели и пилотируемые космические станции.
Однако на получение значительной части этих $30 млрд. Россия претендовать вряд ли сможет. Ведь уже в недалекой перспективе наша страна может не только потерять гарантированный доступ в космос, но и прекратить самостоятельную космическую деятельность по обеспечению телевещания, связи, метеорологии и прогнозированию опасных явлений природы.
Систематическое невыполнение государством обязательств по оплате государственного оборонного заказа (сумма долга на конец 1999 года превышает 3 млрд. руб.), а также регулярное недофинансирование со стороны федерального бюджета гражданских программ привело к тому, что начало следующего тысячелетия отрасль встретит фактически банкротством.
Попытки правительства погасить федеральные долги по госзаказу за счет традиционного проведения зачетных операций проблем отрасли не решат. Мало того что предприятия не получат живых денег. Цена зачетного рубля по отношению к живому составляет всего 45%. К тому же пока погашаются долги трехлетней давности, то есть 1996 года, причем без учета инфляции. Наконец, зачеты производятся с головными предприятиями, то есть с теми, кто выпускает конечную продукцию, а смогут ли они, в свою очередь, рассчитаться со смежниками — неизвестно.
Не забудьте выкинуть телевизор

Не меньше проблем и с кадровым потенциалом. За последние 10 лет отрасль потеряла свыше 70% высококлассных специалистов. Средний возраст ее работников перевалил за 45 лет, а директорского корпуса — далеко за 60. Отсутствие перспектив и низкая зарплата, средний размер которой в 1998 году составлял чуть больше 1 тысячи рублей (около $44), а в 1999 году — полторы тысячи рублей в месяц (около $60), привели к тому, что молодежь не торопится идти на заводы и в КБ.
Проблема в том, что новые конструкторские и технологические решения уже в самое ближайшее время будет некому выполнять, да и не на чем. С 1989 года оборудование на предприятиях отрасли не обновлялось, в результате чего средний возраст доброй половины станков перевалил за 20 лет.
Не лучшим образом обстоят дела и с текущим финансированием научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР). И без того скудные государственные средства, считают в Российском авиационно-космическом агентстве, тонким слоем размазываются по всем программам. В результате приоритетные темы систематически недофинансируются и сроки создания новой техники многократно затягиваются.
В частности, для того чтобы восстановить функции космической системы навигации, многие из которых утеряны, и спутниковой связи, требуется более 1,5 млрд. рублей. Однако ни в федеральном бюджете, не в самом космическом агентстве таких денег нет. И если этот вопрос в ближайшее время не решить, произойдет разрушение единого информационного пространства России. Это значит, что в один прекрасный момент жители Владивостока или Камчатки не увидят программы ОРТ, РТР или НТВ. Впрочем, НТВ в этой ситуации пострадает меньше других общероссийских каналов, ведь дочерняя компания этого канала — «НТВ плюс» — распространяется через собственные спутники. А те из дальневосточников, кто не подписался на «НТВ плюс» и другие спутниковые телеканалы, свои телевизоры в этом случае смогут просто выкинуть за ненадобностью.
Кроме того, существует колоссальная проблема с модернизацией ракет-носителей «Протон» и «Союз», при помощи которых на орбиту выводятся все спутники (военные и гражданские — телекоммуникационные, метеорологические), а также грузы жизнеобеспечения для станции «Мир».
«Союз», например, был разработан в начале 50-х годов. И хотя эта ракета-носитель прошла несколько ступеней модернизации, принципиально она осталась прежней. На «Союзе» до сих пор стоит аналоговая система управления, которая морально устарела. (В отличие от цифровой, которая позволяет гибко менять программу полета, аналоговая дает возможность настроить космический аппарат только на одну программу.) В 1988 году была принят проект коренной модернизации «Союза». Правда, реально начать эту работу космическое агентство смогло только в 1996 году.
Между тем сегодня становится очевидным, что модернизацию «Союза» из-за нехватки средств закончить не удается. А если в течение ближайших 2—3 лет эту проблему не решить, заменив систему управления, ракета просто перестанет летать. Это будет означать, что Россия прекращает свою космическую деятельность, поскольку космонавтика, как известно, начинается с ракет-носителей. Если страна обладает возможностью запустить в космос спутник, значит, она имеет гарантированный доступ в космос. Для России «Союзы» и «Протоны» — это те ракеты, которые зарабатывают и кормят сегодня всю отрасль.
К тому же Россия — единственная страна мира, которая не имеет своего космодрома. Лишь Байконур, расположенный в Казахстане, позволяет запускать все типы ракет и осуществлять пилотируемую космонавтику. Возможности космодрома в Плесецке ограниченны.
Запад нам поможет?

Таким образом, если Россия в ближайшие несколько лет не решит все вышеперечисленные проблемы, а заодно не займется коренной реструктуризацией отрасли, как это уже сделали США и страны Западной Европы, то будущее отечественной космонавтики окажется под угрозой. А наше место займут, например, Китай, который уже готов запустить свой первый пилотируемый космический корабль, или Индия. И это сознают как руководители Российского авиационно-космического агентства, так и директора предприятий.
По словам Александра Кузнецова, начальника управления средств выведения и наземной космической инфраструктуры РАКА, «мы оказались перед выбором: либо жить по законам мирового рынка и, таким образом, зависеть от желаний потребителя, либо ликвидировать всю отрасль».
Поэтому, как считают в РАКА, реструктуризацию отрасли необходимо проводить за счет объединения предприятий в крупные холдинги. Один из таких холдингов уже на подходе — это «Российские ракетные двигатели», куда войдут 10 предприятий.
Очевидно также и то, что сегодня отрасль может выжить только за счет международной кооперации, в частности совместного производства новых спутников. В этом заинтересованы не только российские производители, но и их западные коллеги. Фактически все крупнейшие предприятия отрасли, такие как РКК «Энергия», ГКНПЦ имени М.В.Хруничева, НПО имени Лавочкина, ЦСКБ—«Прогресс», НПО «Энергомаш», работают исключительно благодаря контрактам с США и Западной Европой. За счет этих средств удается модернизировать производство и создавать новую технику.
Например, по словам Александра Кузнецова, РКК «Энергия» в течение пяти последних лет работает с НАСА над проектом создания модулей для жизнеобеспечения экипажа на космических станциях. А НПО «Энергомаш», выпускающее новые ракетные двигатели РД-180, благодаря контракту, заключенному с американскими аэрокосмическими компаниями «Локхид Мартин» и «Пратт анд Уитни» на закупку партии двигателей в России и организацию их выпуска в США, сможет уже в следующем году направить $25 млн. на приобретение нового оборудования.
Наши ракеты долетят до Европы

На сегодняшний день, как и прежде, в мире только две страны: Россия и США — способны осуществлять все виды космической деятельности (строить космические аппараты и ракеты-носители, иметь пилотируемую космонавтику и др.), то есть обеспечивать гарантированный доступ в космос. Все остальные: Западная Европа, Япония, Китай и др. — лишь участники этой деятельности, хотя и создают спутники и средства управления космическими аппаратами.
И если в области создания бортовой спецаппаратуры (ретрансляционных комплексов для спутников связи, фотоаппаратуры) Россия отстает от зарубежных стран, то по системам выведения на орбиту мы, как и раньше, лидируем. Правда, за счет прежнего задела.
Скажем, из $800 млн., которые получила отрасль в прошлом году от участия в международной космической кооперации, более 60% заработали «Протоны» и «Союзы», выводя на околоземную орбиту космические аппараты.
Наша конкурентоспособность объясняется не только низкой стоимостью производства ракет-носителей (около $42 млн.), но и небольшой ценой выведения килограмма полезной нагрузки на орбиту: около $12—15 тыс./кг (для сравнения: в США — более $25 тыс./кг).
Если же сравнивать в целом наши показатели с американскими, то принятая Национальным аэрокосмическим агентством США (НАСА) концепция «Быстрее, лучше, дешевле» предусматривает снижение стоимости разработки космических аппаратов в 7 раз — с $590 млн. в 1995 году до $200 млн. в 2000 году и до $85 млн. в 2005 году. В России же стоимость разработки космических аппаратов в 1995 году составляла $43 млн., а в 2000 и 2005 году оценивается в $42 млн.
Предполагается, что объемы работ, которые выполняет ракетно-космическая промышленность России по контрактам с зарубежными странами, будет из года в год расти. Если в 1993 году их было выполнено на $40 млн., то прогноз на 2000 год — $1 млрд. Заработанные на контрактах деньги пойдут как на финансирование новых разработок, так и на модернизацию уже имеющейся техники, в частности ракет-носителей «Союз» и «Протон».
Так, по словам Александра Кузнецова, в январе будущего года должны начаться испытания принципиально нового разгонного блока (верхняя ступень ракеты-носителя, которая позволяет выводить космические аппараты на высокие орбиты) для «Союза» под названием «Фрегат». И если сейчас «Союз» выводит космические аппараты только на низкую орбиту (высотой 1000 км), то с «Фрегатом» их можно будет выводить на геостационарную орбиту высотой 40 тысяч км (!), на которой работает большинство спутников связи. Это позволит России дополнительно предложить услуги на сотни миллионов долларов. Ведь к 2007 году 71% запусков космических аппаратов (всего 1250 единиц) придется на геостационарные орбиты и только 4% на низкие.
Кроме того, в модернизированном виде «Союз» впишется в европейский рынок систем выведения. (Кстати, выведение европейских спутников по программе выведения спутников связи для стран ЕС «Глобал стар» было полностью выполнено благодаря «Союзу»). Вместе с тем прорабатываются варианты с размещением стартового комплекса этой ракеты-носителя и на европейском космодроме, а не только у нас.
Что также будет приносить России деньги. Ведь у европейцев такого класса ракет-носителей попросту нет. А потому они готовы покупать «Союз» у России и запускать со своего космодрома.
Совместно с зарубежными партнерами планируется и создание перспективного космического аппарата по исследованию природных ресурсов Земли, что позволит России выйти на международный рынок космических снимков.
Однако и эти, и другие перспективные проекты будут возможны только при одном условии. Если будет благоприятный политический фон во взаимоотношениях России с США и странами Западной Европы. То есть если новый российский президент не станет лишний раз напоминать Западу, что Россия все еще обладает ядерным оружием и знает, как его применять. Тем более что ракеты для этого оружия мы делаем в основном за счет средств, которые получаем от Запада за космические заказы.

Мировой космический рынок в 1998—2007 годах

Производство наземного оборудования43%
Производство космических аппаратов25%
Операторские функции18%
Запуски космических аппаратов14%

Объем работ по космической технике, выполняемых Россией по контрактам с зарубежными странами

1994$197 млн.
1995$367,5 млн.
1996$502,1 млн.
1997$750 млн.
1998$800 млн.
1999$900 млн.
2000$1 млрд.

Присутствие России на мировом космическом рынке в 1998—2007 годах

Услуги по запускам60%
Пилотируемая программа10%
Аппаратура и услуги навигационных систем10%
Производство космической аппаратуры связи9,5%
Поставка элементов ракетно-космической деятельности8%
Дистанционное зондирование земли2,5%

Финансирование гражданских космических программ

1989 год
США56,2%
Россия18,3%
Китай8,4%
Франция6,7%
Япония6,4%
прочие4,0%
1998 год
США57,3%
Япония12,6%
Франция9,5%
Россия2,0%
Индия1,9%
прочие9,0%

%???%byla erunda

Доля расходов на гражданские космические программы в расходах федерального бюджета (%)

Россия
19901,10%
19911,46%
19920,52%
19930,52%
19940,64%
19950,93%
19960,63%
19971,31%
19980,84%
США
19900,99%
19911,13%
19921,01%
19931,02%
19940,98%
19950,95%
19960,89%
19970,85%
19980,82%

Снижение доли расходов на гражданский космос США произошло за счет высоких темпов роста федеральных расходов.

Численность работников в процентах по отношению к 1989 году

ГодРабочиеСпециалистыВсего работников
1989100%100%100%
199092,2%92,5%93,1%
199180,9%81,8%83,2%
199271,6%71,9%73,8%
199364,2%64,4%66,5%
199455,2%55,6%57,6%
199548,5%48,6%50,9%
199644,4%44,5%46,9%
199740,5%40,6%42,6%

Снижение доли расходов на гражданский космос США произошло за счет высоких темпов роста федеральных расходов.

ЕКАТЕРИНА ТИТОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK