Наверх
23 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Отстрел лицензий"

Какие лицензии отменены, какие и почему оставлены и достигнет ли закон своей цели — облегчить жизнь бизнесу в России?Герман Греф, министр экономического развития и торговли РФ: «Закон о лицензировании, вкупе с другими документами о дебюрократизации экономики, стоял в приоритетах правительства. Уверен, что он принесет большую пользу всему бизнесу и будет способствовать улучшению инвестиционного климата в стране.
Закон вступает в силу 1 января. Таким образом, лицензирование всех видов деятельности, которые в нем не перечислены, автоматически отменяется. Что касается тех, которые остались, то порядок выдачи лицензий будет определяться постановлениями правительства.
Я считаю очень важным, что мы аннулировали практически все полномочия региональных властей в области выдачи лицензий. Злоупотребления и отсутствие целесообразности в региональных правилах здесь были особенно очевидны. Безусловно, некоторое сопротивление с их стороны может ощущаться. Однако аппараты представителей президента в федеральных округах вполне в состоянии с этим сопротивлением справиться».

Михаил Задорнов, депутат Государственной думы, с 1997 по 1999 год — министр финансов РФ: «Закон о лицензировании — часть комплекса законодательных актов, которые Минэкономразвития называет красивым словосочетанием «дерегулирование экономики». В рамках этого дерегулирования Дума приняла также Закон о защите прав юридических лиц и предпринимателей при проведении государственного контроля и Закон о регистрации юридических лиц.
Все эти три закона по мысли их авторов должны облегчить жизнь российскому бизнесу — упростить регистрацию предприятий, сократить число проверок со стороны контролирующих органов и радикально уменьшить число лицензируемых видов деятельности.
По разным подсчетам, сейчас существует минимум 450—500 видов деятельности, которые лицензируются в обязательном порядке. Лицензии нужно получать и издателям, и пекарям, и операторам мобильной связи. В общем, что ни возьми, любой вид деятельности лицензируется. Минэкономразвития давно говорило о необходимости сократить количество лицензий в 4—5 раз, что, собственно, и прописано в законе.
Было решено, что лицензироваться должна лишь деятельность, которую невозможно регулировать другими инструментами. То есть лицензия сама по себе означает проверку всех необходимых условий для начала бизнеса. Так, для ведения банковской деятельности необходимо наличие определенного капитала, оборудованного здания, необходимых условий работы и т.п. А вот что касается, например, лицензирования выпечки хлеба, то совершенно непонятно, для чего оно нужно. Ведь есть, например, хлебная инспекция, которая контролирует качество выпечки хлеба, имеет право проверять и даже закрывать предприятие при нарушении требований к качеству продукции.
Добавлены права лицензирования ряда видов деятельности, относящихся к полномочиям ФАПСИ. Все эти виды относятся к достаточно новым сферам информационных технологий — электронная подпись, электронный документооборот, криптография. Эти виды деятельности, по мнению авторов поправок, должны быть защищены от общего пользования и подлежать лицензированию.
Время покажет, насколько позитивным будет влияние закона на реальный бизнес. Хотя уже сейчас не вызывает сомнений, что сокращение числа лицензий позволит предпринимателю сэкономить массу ресурсов, времени, сил и финансовых средств. Будем надеяться, что через полгода многие предприниматели почувствуют облегчение.
Однако я не верю, что одним сокращением числа лицензий можно серьезно изменить ситуацию в бизнесе. У нас в стране существует примерно 400 тысяч федеральных и более миллиона региональных чиновников. Можно, конечно, законодательно сокращать число лицензируемых видов деятельности, ограничивать число проверок, но ведь этим людям все равно нужно чем-то заниматься. Поэтому они, безусловно, будут искать рычаги влияния на бизнес через другие механизмы.
Я глубоко убежден, что этот закон будет эффективно работать, только если провести масштабную административную реформу. Если радикально сократить численность аппарата, четко определить его функции и ответственность за их выполнение. Одновременно в 2—3 раза нужно увеличить оплату труда госчиновников и ввести ясную систему страхования и пенсионного обеспечения государственных служащих».

Татьяна Дмитриева, директор Института судебно-психиатрической медицины имени Сербского, в 1996—1998 годах — министр здравоохранения РФ: «Безусловно, бюрократический механизм в России гипертрофирован. Это касается практически всех сфер деятельности и, разумеется, процедур получения лицензий.
Однако медицинская деятельность имеет четко выраженную специфику. Поэтому здесь строгое лицензирование совершенно необходимо. Право лечить и оказывать медицинскую помощь может иметь только сертифицированный специалист. К сожалению, сейчас довольно много примеров, когда медицинской деятельностью занимаются люди без профильного образования, люди, которые не имеют соответствующей подготовки и квалификации. Это совершенно недопустимо.
Медицинская деятельность лицензируется во всем мире. И я не вижу причин, по которым Россия могла бы стать исключением».

Алик Туйгунов, директор по внешним и корпоративным вопроса «Филлип Моррис»: «Общее направление государственной политики по дебюрократизации и устранению барьеров для ведения бизнеса и для инвестиций, разумеется, можно только приветствовать. Однако, если говорить о табачном бизнесе, все не так однозначно хотя бы в силу его специфики.
Табак — продукт специфический и с медицинской точки зрения (ведь это, по сути, пищевой продукт), и с точки зрения особенностей его налогообложения (это подакцизный товар). В связи с этим повышенное внимание государства к бизнесу вполне понятно и естественно. Во всем мире табачный бизнес довольно жестко регулируется.
В этом ряду введение лицензии на оптовую торговлю табачными изделиями было вполне логичным. Когда оно вводилось (в середине 90-х годов), в России было очень много контрафактной, а попросту говоря, поддельной продукции. Бороться с ней было необходимо — в том числе путем лицензирования оптовой торговли.
Сейчас же, по данным независимых экспертов, доля контрафактной продукции в России составляет не более 5%. Это один из самых низких показателей в странах Восточной Европы. В этих условиях действительно отпадает необходимость в лицензировании оптовой торговли сигаретами. При том, что ни у кого не вызывает сомнения необходимость лицензирования их производства.
Поэтому мы принятие закона только приветствуем».

НАТАЛЬЯ НЕМЦЕВА, ВЛАДИМИР ЗМЕЮЩЕНКО, ДЕНИС СОЛОВЬЕВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK