Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "ОТВЕТНЫЙ УДАР"

Как музыкальная индустрия готовилась к крестовому походу против сетевых пиратовСТРАТЕГИЯ
Просторный офис Кэри Шермана (Cary Sherman), украшенный золотыми и платиновыми дисками, вполне может сойти за посольство Голливуда в Вашингтоне. Сквозь огромные окна в стильный кабинет на низкие диваны и журнальные столики вовсю светит солнце. Для человека, нажившего себе врагов во всех уголках мира, судясь с любителями загружать музыкальные файлы из Интернета, президент Recording Industry Association of America (RIAA) выглядит на удивление спокойным. Такая уверенность в своих силах имеет под собой солидные основания. «Мы ничего не делаем с кондачка, — говорит Шерман. — Все детали обдуманы нами еще до подачи первого иска».
Для этого пришлось заблаговременно провести масштабное планирование. С точки зрения чистой логистики антипиратская кампания индустрии звукозаписи — самая сложная и самая неоднозначная за всю историю. Microsoft Corp. проводит рейды по местам штамповки незаконных копий Windows. DirectTV судится с теми, кто пользуется незарегистрированными декодерами. Но все это касается исключительно материальных, трехмерных объектов. Компании же звукозаписи первыми начали широкое наступление на людей, крадущих цифровую собственность, пользуясь возможностями Интернета.
Поэтому за ходом юридических битв RIAA самым пристальным образом следят все заинтересованные лица, от артистов до защитников гражданских свобод, не говоря уже о менеджерах из отраслей со сходными проблемами — кинопроизводства, книгоиздания, производства компьютерных игр и программного обеспечения и продажи баз данных такими компаниями, как, например, Reed Elsevier и The MacGraw-Hill Companies (издатель Business Week). Стратегия отрасли звукозаписи, если она сработает, могла бы быть использована и другими отраслями. «У нас тоже есть большие проблемы из-за практики обмена файлами, — признает Боб Крюгер (Bob Kruger), вице-президент Business Software Alliance. — Программы можно получить бесплатно в десятках тысяч мест».
Крестовый поход RIAA — своего рода триумф Шермана. Сначала его команде пришлось долго разбираться с массой неурегулированных юридических, технологических и PR-вопросов. Потом он сумел убедить в правильности предлагаемого им комплексного и последовательного решения проблемы группу трудно поддающихся убеждению лидеров музыкального истеблишмента. Впрочем, Шерман неохотно вдается в детали, не желая, как он говорит, давать преимущества оппонентам. Бывший эксперт по проблемам интеллектуальной собственности также не называет юридические фирмы, PR-агентства и технологических советников, которых привлекла RIAA: «Все, кто помогает нам, станут мишенью для хакеров».
Несмотря на официальное молчание, источники в самой отрасли и за ее пределами пролили немного света на мобилизационные планы. Их начали разрабатывать в начале лета 2002 года, когда сотрудники RIAA стали, не поднимая шума, изучать возможность предъявления исков отдельным потребителям. На помощь призвали специалистов из Mitchell Silberberg & Knupp, крупной лос-анджелесской юридической фирмы, специализирующейся на работе в индустрии развлечений. Группу возглавил партнер Расселл Фрэкман (Russel J. Frackman).
На тот момент большинство музыкальных боссов были против активных боевых действий. Их отнюдь не радовало сокращение продаж, но они понимали и то, что юридическое преследование настроит покупателей против них. «Мы не то чтобы были против агрессивного судебного демарша, — поясняет Дэвид Джонсон (David H. Johnson), главный консультант компании Warner Bros., которая последней из титанов бизнеса согласилась поддержать стратегию судебного преследования. — Но, как мы это представляли себе, она имела бы смысл для нас лишь при наличии привлекательной альтернативы». Однако процесс создания такой альтернативы — легитимных он-лайновых сервисов — оказался намного труднее, чем предполагалось. Например, оказалось нелегко определить справедливый размер оплаты месячной подписки на сервис без ограничения количества скачанных песен.
Прежде чем тащить подростков в суд, RIAA хотела выяснить, можно ли покончить с проблемой, закрыв Интернет-сайты, потворствующие пиратам. Хотя в июле 2001 года удалось закрыть Napster, его место, тщательно изучив законы, заняли другие, одноранговые сети, которые обеспечивали обмен файлами между равноправными узлами (Р2Р), например Morpheus и Grokster. В октябре 2001 года звукозаписывающая индустрия, надеясь на такой же благополучный для себя исход, подала в суд и на музыкальных пиратов второго поколения. Но 25 апреля 2003 года федеральный судья в Лос-Анджелесе принял решение не закрывать Morpheus и Grokster. Что было сродни катастрофе и означало: при помощи судебных решений музыкальные сайты прикрыть не удастся и остается лишь одно — вчинять иски индивидуальным потребителям. «Это решение далось совсем не просто, — говорит Хилари Розен (Hilary Rosen), бывший гендиректор RIAA. — В отрасли работают очень конкурентоспособные компании с весьма твердым руководством. Несогласных было много». Но, несмотря на это, после неожиданного решения по Morpheus немало народу поддержало идею исков против физических лиц.
Как только был дан зеленый свет, главным стало добиться, чтобы все это как можно менее негативно освещалось в прессе. RIAA решила выступить с предупреждением о грозящих индивидуалам исках, чтобы потом никто не мог сказать, что не знал об опасности. В июне, например, RIAA разослала миллионам пользователей Kazaa письма-предупреждения о том, что обмен файлами является нарушением закона. Через несколько дней этот сайт, делающий деньги в основном на донесении рекламных объявлений до своих клиентов, нанес ответный удар, изменив систему IMS-сообщений. Она стала предлагаться посетителям не автоматически, а в качестве опции, и, чтобы ее задействовать, надо кликнуть по иконке. Это здорово ограничило возможности RIAA по дальнейшей рассылке предупреждений любителям бесплатной музыки. В Kazaa утверждают, что сделали это для того, чтобы уберечь пользователей от «потенциально морально травмирующих, незапрошенных сообщений».
25 июня RIAA заявила, что наступил критический момент: теперь отдельные лица, обменивающиеся файлами, будут преследоваться в судебном порядке. И на следующий день спустила с поводка своих ищеек. Охоту в основном вели круглосуточно работающие автоматические поисковые системы. Представители отрасли неохотно раскрывают детали технологии поиска, но источники в RIAA говорят, что программы-ищейки начали с того, что запросили на музыкальных поисковых машинах, скажем на Kazaa, названия популярных песен, например песню Эминема Lose Yourself. В ответ на запрос выдается список из сотен и даже тысяч людей, готовых поделиться таким файлом.
Далее ищейка проводит поиск по имени пользователя, чтобы выяснить, какой музыкальный материал тот предлагает к обмену. Хотя в каждый данный момент на сайт Kazaa и ему подобные входят миллионы людей, новые технологии позволяют не упустить никого. Во многих случаях затруднять поиск по имени пользователя могут брандмауэры. Но это препятствие можно преодолеть, прибегнув к перекрестным ссылкам на тысячи индивидуальных запросов песен, что позволяет быстро собрать необходимые улики. Заключительный этап — просьба к Интернет-провайдерам предоставить данные о личности пользователя. Большинство провайдеров идут на это неохотно и могут вообще перестать сотрудничать в случае успеха юридического демарша компаний Verizon и SBC.
RIAA сделала больше, чем просто опись предлагаемых в Сети песен. По некоторым песням собрана исчерпывающая информация. Например, многие музыкальные MP3-файлы на Kazaa также дают ссылку на сайт — источник песни, имя человека, который предлагает ее в Сети, и программы, использованные для создания файла. Это может быть убойной уликой против ответчиков, которые пытаются утверждать, что всю музыку на жестком диске они легально переписали со своих CD.
Первые иски были поданы 8 сентября. Ответчики получили повестки, копии искового заявления с перечнем предметов иска — якобы распространенных ими песен, и двухстраничное письмо от юридической фирмы Mitchell Siberberg. В письме одному из ответчиков говорилось: «Нарушение авторских прав — это преступление, в результате которого есть пострадавшие. Музыкальная индустрия дает работу тысячам людей, например рабочим на заводе по производству CD, персоналу складов и продавцам музыкальных магазинов. Все они зависят от объема продаж записей».
Пока, как говорят три адвоката, консультировавшие ответчиков, RIAA предлагала досудебное урегулирование за $2000—5000. Чтобы иск был отозван, утверждают адвокаты, ответчик должен подписать контракт, по которому ему запрещается обсуждать детали сделки. Через два дня после подачи иска на такое соглашение пошли 10 человек.
Практически единственное, о чем решение было принято уже после объявления юридической войны, — это программа амнистии, чтобы сбить вызывавшую серьезные опасения волну негодования. Любой, кто незаконно предлагал музыку, может избежать ответственности, подписав обязательство больше так не делать. Таким образом музыкальная индустрия пытается добиться понимания большинства обменивающихся файлами людей, которым RIAA исков не предъявляла и которые, собственно, и являются главной мишенью кампании. Изменение поведения этого сообщества и есть конечная цель Шермана. Но на это может потребоваться не один год.
ХОР ЛЮБИТЕЛЕЙ БЕСПЛАТНОЙ МУЗЫКИ ВСЕ ГРОМЧЕ?

Какое падение! Еще недавно бойкие предприниматели—владельцы сайтов обмена файлами в глазах нового поколения музыкальных фанатов стояли рядом с рок-звездами. Но тут музыкальная индустрия начала бескомпромиссную борьбу с пиратами. И магнаты от музыки теперь представляют Р2Р-сервисы как рассадники зла и даже обвиняют их в пособничестве распространению детской порнографии.
Однако и боссы Р2Р-сетей тоже начали мобилизацию, надеясь доказать, что, несмотря на все попытки очернить их, обмен файлами никаким законам не противоречит. А компании, некогда считавшие анархию достоинством киберпространства, теперь протягивают оливковую ветвь музыкальному истеблишменту, предлагая, как можно заработать на Р2Р.
Для противостояния RIAA компании по обмену файлами объединяются. В конце сентября шесть компаний, включая Morpheus, Grokster и Lime Wire, представят вашингтонскую группу поддержки P2P United. Первое, чем займется эта лоббистская организация, — это ответ на обвинения в распространении порнографии. Для начала компании согласятся установить программное обеспечение, ограничивающее доступ несовершеннолетних к сайтам для взрослых.
Кроме того, сообщество Р2Р пытается консолидировать усилия всех, кто обменивается файлами, с тем, чтобы помочь убедить конгресс в том, что в Р2Р нет ничего криминального. «Может, у нас не столько денег, сколько у музыкальной индустрии, — говорит Майкл Вайсс (Michael Weiss), гендиректор владельца Morpheus, компании StreamCast Networks Inc., — но за нами более мощная сила — 62 миллиона американцев, которые пользуются программами обмена файлами» для загрузки музыки. Организуется дискуссионное турне по колледжам и создается Интернет-сайт, чтобы обменивающиеся файлами могли писать своим конгрессменам в поддержку Р2Р.
Эти пылкие защитники Сети уверены также, что на их стороне история. По их представлениям, технология — не враг. Напротив, благодаря ей являющийся предметом дележа пирог становится больше, поскольку музыкальная индустрия получает новый источник доходов. Посмотрите, как эволюционировали видеокассеты, говорит Вайсс (он открыл видеомагазин еще в 1978 году). Хотя киностудии, подчеркивает он, поначалу и пытались противостоять наступлению видеомагнитофонов, своим историческим постановлением в 1984 году верховный суд США благословил использование новой технологии. Сегодня киностудии получают до 50% доходов от продажи кассет и DVD. Точно так же, утверждают сторонники Р2Р, распространение музыки он-лайн могло бы подстегнуть сокращающиеся объемы продаж в музыкальной отрасли.
Самым значимым жестом примирения стали предложения вариантов получения прибыли от Р2Р. Один из них: сервисы по обмену файлами могут добровольно платить компаниям звукозаписи за лицензии. А их руководители — пролоббировать дополнительные сборы от продажи чистых CD, МР3-плейеров и записывающих устройств для CD на $3 млрд,, которые можно будет направить на выплаты музыкальной отрасли. В списке желательных мер и ежемесячные $5 за широкополосную связь.
Боссы звукозаписывающей индустрии не в восторге от перспектив совместного бизнеса с молодыми компаниями Р2Р. Но пройдет время, утверждают Интернет-предприниматели, и им придется отказаться от судебных исков и шагать в ногу с развитием технологии — или терять все новых покупателей.
Кэтрин Янг (Catherine Yang). — Business Week

МАЙК ФРЭНС (MIKE FRANCE) В ВАШИНГТОНЕ С РОНАЛЬДОМ ГРОВЕРОМ (RONALD GROVER) В ЛОС-АНДЖЕЛЕСЕ. — BUSINESS WEEK

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK