Наверх
8 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Пациент скорее мертв, чем жив"

Этот год в России смело можно было бы назвать годом здравоохранения. Повышаются зарплаты врачам, строятся новые клиники, государство выделяет огромные по нашим меркам деньги на реформу отрасли. Будет ли от всего этого толк или все усилия окажутся тщетными?

Пациент скорее мертв, чем жив Этот год в России смело можно было бы назвать годом здравоохранения. Повышаются зарплаты врачам, строятся новые клиники, государство выделяет огромные по нашим меркам деньги на реформу отрасли. Будет ли от всего этого толк или все усилия окажутся тщетными?    

Государственное финансирование медицины в этом году впервые за 15 лет существенно выросло — сразу на 83%, по данным министра здравоохранения Михаила Зурабова. Но просто закачивать деньги в отрасль недостаточно: если они будут расходоваться так же, как сейчас, черная дыра здравоохранения сможет поглотить любые средства без особого ущерба для себя и без особой выгоды для пациентов. Виной тому — ошибки, которые система копила не одно десятилетие. И как бы ни были велики воля и возможности властей, их не исправить быстро.


Таблица 1. Причины кризиса российского здравоохранения



  • Отсутствие моральной и материальной заинтересованности медицинских работников в нормальном функционировании отрасли — 74,5%

  • Недостаток внимания со стороны федеральных органов государственной власти — 54,9%

  • Недостаток внимания к проблемам здравоохранения со стороны местных органов власти — 31,4%

  • Неэффективная работа органов управления здравоохранения — 18,6%

       93,1% опрошенных экспертов оценили текущее состояние отрасли как кризисное.


Источник: опрос Российский медицинской ассоциации в профессиональной среде


Красиво, но нежизненно    Во времена застоя гражданам СССР, общавшимся с иностранцами, рекомендовалось на любой провокационный вопрос гордо отвечать: «Зато у нас медицина бесплатная». Этот аргумент действительно мог выбить из колеи американца или немца, привыкших к тому, что здоровье — самая дорогая вещь на свете в буквальном смысле слова.

Но, увы, социальная модель медицины тех времен и могла работать лишь в условной экономике СССР. Потому что на самом деле была малоэффективной для пациента и высокозатратной для государства. Потому в начале 90-х годов Россия от нее с облегчением и отказалась, решив перенимать у Запада «высокие технологии». Но, переняв принципы страховой медицины, государство сделало сразу несколько ошибок.


Многие даже весьма богатые западные страны оплачивают расходы на лечение лишь малоимущим, нетрудоспособным или пожилым, оставляя работающему населению возможность расплачиваться с медициной либо самостоятельно, либо с помощью работодателя. У нас же в Конституции закреплен принцип равного и полного доступа к услугам здравоохранения для всех. Но выполнить взятые на себя обязательства государство оказалось финансово не готово.

Таблица 2. Расходы России на здравоохранение



  • 2004 — 469 млрд. рублей

  • 2005 — 659 млрд. рублей

  • 2006 — 850 млрд. рублей

  • 2007 — 1 трлн. рублей

      Источник: Минздравсоцразвития


В результате, по данным Всемирной организации здравоохранения, сейчас мы находимся на 75-м месте в мире по расходам на здравоохранение в расчете на одного пациента и 130-м — по интегральной оценке его качества.

Тарифы ОМС были взяты с потолка, точнее, рассчитаны делением выделенных фонду денег на число пациентов. В реальности же медико-экономический стандарт оказания помощи при определенном заболевании должен учитывать стоимость используемых материалов и медикаментов, зарплату врача, налоги, коммунальные платежи, амортизацию оборудования, риски осложнений и средства на развитие клиники./

Страховые компании, которые в системе ОМС формально участвуют, по сути являются простыми операторами, перечисляющими средства территориального фонда лечебным учреждениям. Риски брать на себя они не хотят именно из-за несоответствия тарифов реальным затратам на лечение. Сами клиники тоже не заинтересованы в том, чтобы активно совершенствоваться в рамках системы. Дело в том, что никакой конкуренции между ними нет: они получают финансирование по одному только факту своего существования.
   
Если сегодняшнему москвичу в возрасте 25—45 лет, имеющему стабильный доход и причисляющему себя к среднему классу, предложить сходить на прием к участковому терапевту, он, скорее всего, состроит недовольную мину. Обшарпанные коридоры, единственный колченогий стул на длиннющую очередь ворчливых старушек, анализы с 8 до 10 утра под ругань неопрятной лаборантки, рентген, который почему-то надо делать в другой поликлинике, замотанная докторица, умеющая лишь выписывать рецепты и понятия не имеющая о лекарствах четвертого поколения, — вот что сразу же всплывет в его сознании при упоминании о районной поликлинике.
   
Поэтому более или менее обеспеченные россияне предпочитают обходить это заведение стороной, в легких случаях занимаясь самолечением, а в более серьезных — самостоятельно оплачивая услуги проверенных специалистов. Лично я последний раз была в своей районной поликлинике много лет назад, когда нужно было взять справку для поступления в университет. Однако и я, и тысячи подобных мне к этой поликлинике приписаны, в картотеке значатся — значит, средства ОМС, отпущенные на наше лечение, медучреждение все равно получает. В таких условиях никакой конкуренции можно не опасаться.
Счастье для незнаек    Реформы Минздравсоцразвития начало с того, что увеличило зарплаты участковым терапевтам, педиатрам, врачам общей практики, медсестрам — то есть тем, кого причисляют к первичному звену здравоохранения. Почему именно им, до сих пор недоумевает медицинское сообщество. «Это глубочайшая ошибка. В первичном звене работают неумехи-незнайки, которые больше никуда не попали», — считает Михаил Давыдов, директор Российского онкологического научного центра им. Блохина. 
  
Впрочем, эта ошибка сейчас исправляется сама собой за счет… бегства специалистов в пресловутое первичное звено. «У нас из специализированного отдела реаниматологов уволились девять сестер, которых мы готовили восемь лет, которые могут заменить врача. И пошли ставить горчичники, потому что там зарплата вдвое больше!» — возмущается Давыдов. В участковые терапевты сейчас подались урологи, венерологи, дерматологи — узкие специалисты, зарплата которых составляет 5 тыс. рублей в месяц против 20 тыс., получившихся ныне в первичном звене.
  
Такие перетасовки опасны сразу по двум причинам. Во-первых, узкие специалисты обычно компетентны только в своей области, так что пациенты могут получить от участковых еще меньше помощи, чем сейчас. Во-вторых, таким образом легко разрушить систему специализированной медпомощи, отстраивавшуюся десятилетиями. Чтобы потом ее восстановить, потребуется еще одно десятилетие, а то и больше. 
  
Тем временем с медицинскими кадрами в стране и так огромная проблема. Укомплектованность первичного звена — не более 60% от потребности, и это еще при учете всех совместителей. Академические институты сейчас завалены заявками на подготовку кадров для новых центров, но, как именно их обучать, никто не знает. Поговаривают даже о том, что часть строящихся центров в регионах будет обслуживаться вахтовым методом. А ведь медицине необходимы не только врачи, но и грамотные менеджеры, знакомые со всеми тонкостями работы отрасли, причем порой в определенном регионе, и способные ею управлять. Таких специалистов в России пока вообще нет — единичные вузы только начали их готовить.




   Программы против жизней
    Реализация приоритетного национального проекта «Здоровье» началась с 1 января 2006 года.
   За первое полугодие власти успели:
   1. Провести кадровый анализ потенциала медучреждений первичного звена, чтобы определить потребность в дополнительном образовании участковых терапевтов, педиатров и врачей общей практики. Разработать методические рекомендации по обеспечению поликлиник кадрами. Разработать учебные программы. Повысить квалификацию 17,6 тыс. врачей.
   2. Осуществить денежные выплаты 67,5 тыс. врачей и 75,4 тыс. медсестер. Довести зарплату врачей первичного звена до 16—18 тыс. рублей в среднем по стране (в 2005 году 5—8 тыс. рублей), зарплату медсестер — до 8—9,6 тыс. рублей (3—4,6 тыс. в 2005 году). С 1 июля 2006 года введены денежные выплаты персоналу фельдшерско-акушерских пунктов (3,5 тыс. рублей фельдшеру и 2,5 тыс. сестре), персоналу «Скорой помощи» (5 тыс. врачу, 3,5 тыс. фельдшеру, 2,5 тыс. сестре).
   3. Провести конкурсные торги на сумму 14,3 млрд. рублей и заключить государственные контракты на поставку 22652 единиц диагностического оборудования.
   4. Заключить государственные контракты на проведение программ по профилактике ВИЧ-инфекции, гепатитов В и С, выявлению и лечению больных ВИЧ на 0,2 млрд. рублей. Выпустить в эфир восемь телепередач и три видеоролика по профилактике ВИЧ, разработать 15 видов полиграфической продукции по этой теме, разместить наружную социальную рекламу на транспорте в 57 городах, организовать 15 семинаров, подготовить 1380 тренеров по первичной профилактике, разработать четыре вида методических указаний, обучить 50 операторов горячей линии и 50 специалистов по профилактике ВИЧ среди наркоманов.
   5. Закупить вакцины на сумму 3183 млн. рублей. Привить 16,5 млн. человек от гепатита В и 1,2 млн. человек от краснухи.
   6. Начать обследование 1,1 млн. новорожденных на адреногенитальный синдром, галактоземию и муковисцидоз. Предусмотрена поставка 29 высокоавтоматизированных лабораторий для неонатального скрининга и 2200 наборов тест-систем.
   7. Приступить к проведению дополнительной диспансеризации 4 млн. работников бюджетной сферы в возрасте 35—55 лет и дополнительных осмотров 3,6 млн. человек, работающих во вредных или опасных условиях. Перечислить 276,8 млн. рублей на финансирование диспансеризации (за полгода ее прошли 276210 человек).
   8. Перечислить субсидии на дополнительную оплату амбулаторной помощи неработающим пенсионерам в размере 1107,4 тыс. рублей 63 территориальным фондам ОМС. Заключить трехсторонние договоры на оказание первичной помощи работающим гражданам с 5598 учреждениями (8,9 млн. услуг на сумму 463,4 млн. рублей уже оказаны). Заключить 4146 договоров с госучреждениями на оплату услуг женщинам в период беременности и родов на основании родового сертификата (услуги оказаны 1,1 млн. женщин).
   9. Утвердить перечень видов и 298 стандартов оказания высокотехнологичной медицинской помощи, рассчитать нормативы финансовых затрат на пролеченного больного, начать формирование базы данных по листу ожидания больных, нуждающихся в такой помощи. На эти цели из бюджета перечислено 4007,9 млн. рублей на лечение 56189 больных.
   10. Утвердить перечень из восьми федеральных центров высоких медицинских технологий.
   За это время
   — Численность населения России уменьшилась на 304,7 тыс. человек (до 142,4 млн.) из-за превышения числа умерших над числом родившихся.
   — Число инвалидов увеличилось на 390 тыс. человек (до 13,1 млн.). Основными факторами численности являются болезни и низкое качество работы медучреждений.
   — Удельный вес инвалидов среди пенсионеров составлял 51—54% в 2001—2004 годах и вырос до 67,3% на 1 июля 2006 года.
Слишком много денег?    На финансирование мероприятий национального проекта «Здоровье» только фонд ОМС в 2007 году собирается потратить 24,8 млрд. рублей. Общее финансирование здравоохранения в России должно составить, по словам Михаила Зурабова, около 1 трлн. На что пойдут деньги?

Реформа здравоохранения невозможна без вывода из кризиса производств, связанных с медициной. Причем не столько фармацевтических — здесь действуют абсолютно рыночные принципы и ситуация худо-бедно выправляется, — сколько заводов по выпуску оборудования и материалов. В последние годы здравоохранение стало все больше ориентироваться на импорт, хотя рынок медицинской продукции, по прогнозам ЦМИ «Фармэксперт», в ближайшие три года должен увеличиться втрое и достигнуть объема 400—450 млрд. рублей.

Но деньги, выделенные на здравоохранение, чиновники тратят на удивление бездарно. Например, под Кировом сейчас строят завод по переработке плазмы за $200 млн., хотя ни базы для такого производства, ни самой плазмы там нет. Зато есть сырьевая и производственная база в Иваново, которой нужно всего $2 млн., чтобы наладить выпуск факторов свертываемости. Но чиновники посчитали, что проще закупать для Кирова плазму за границей.

   — Это шизофрения! — оценивает действия властей Андрей Воробьев, директор Гематологического научного центра РАМН. — Существующая система порочна, так как чиновнику невыгодно создавать промышленность, а выгодно покупать все за рубежом.
   
Та же проблема и со строительством медучреждений. Девять лет стоит недостроенным Центр детской онкологии — мрачные коробки-корпуса, на которые выброшено $52 млн. Задолженность по проекту растет. А чиновники принимают решение строить новый детский онкологический институт на базе республиканской больницы, хотя там пока нет ни одного детского онколога.
  
Минздравсоцразвития собирается строить 35 современнейших высокотехнологичных модульных медицинских центров по всей стране (шесть из них должны быть введены в строй уже в следующем году). Они обойдутся примерно в 1,5—2 раза дороже, чем обычное современное медицинское строительство. На увеличение объема оказания населению высокотехнологичной помощи в 2007 году будет выделено 22,5 млрд. рублей. 

При этом сами медики уверены: можно обойтись и без столь больших трат, и без масштабного нового строительства. Достаточно организовать систему так, чтобы в каждом из специальных видов медицинской помощи (скажем, в кардиологии или гематологии) было головное учреждение, полностью ответственное за свою область. Институты РАМН накопили немалый опыт высокотехнологичной помощи, и их наработки можно растиражировать по всей стране за год-полтора через систему филиалов крупных медицинских центров и НИИ.
   
В профессиональном медицинском сообществе бытует мнение: реформа здравоохранения проводится менеджерами, далекими от самой медицины. Именно поэтому в ней столько нестыковок и лишних действий. Да и денег, внезапно свалившихся на здравоохранение, для чиновников оказалось слишком много, и они просто не знают, как их поскорее освоить. Знают лишь одно: пока деньги дают, их надо брать.    


 




Нет в мире совершенства
   Идеальной модели здравоохранения пока не придумали нигде в мире. В большинстве стран действуют смешанные системы, сочетающие в себе государственную политику и рыночные принципы. Основных же моделей здравоохранения всего две. Первая — «модель Семашко» (была создана и с некоторыми оговорками реализована в СССР). Предполагает жесткую централизацию, финансирование из госисточников и преимущественно государственные и муниципальные лечебные учреждения. Частный сектор в этой модели присутствует, но он очень невелик и дорог по стоимости услуг, поскольку платные клиники предоставляют высокотехнологичную помощь и уровень сервиса, несопоставимый с государственным. Частные клиники могут участвовать в национальных программах развития конкретных направлений медицины, финансируемых из госбюджета. Подобная модель сейчас действует в Великобритании, Швеции, Дании, Норвегии и на Кубе. Ее плюсы — доступность медицинской помощи и возможность широкой профилактики, минусы — модель слишком дорого обходится государству и требует регулярного повышения налогов.
   Вторая модель — страховая. При ней все исполнители медицинских услуг, независимо от формы собственности, имеют равный доступ к страховым и государственным средствам. Госвливания здесь минимальные (не более десятой части годового бюджета) и направляются на осуществление целевых программ, научные исследования и профилактику. Основные финансовые расходы несут страхователи — либо работодатели, обязанные застраховать работников (Франция, Германия, Япония), либо сами граждане (иногда при участии работодателя), за исключением пожилых и малоимущих, которых страхует государство (США). Правда, американская медицина стала сейчас настолько дорогой, что это уже давит на всю экономику государства. Кроме того, недавно выяснилось, что около 40 млн. американцев оказались вообще не застрахованы.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK