Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Первый земляк Саддама"

Еще несколько лет назад имя знаменитого исламского полководца Саладина попадалось на глаза лишь школьникам и читателям романтических сочинений Вальтера Скотта. Ныне дух победителя крестоносцев ожил и бродит по страницам мировой прессы и бередит спокойствие даже столь далекой от истории Средних веков личности, как американский президент. Поговаривают, что в рождественские каникулы Джордж Буш-младший сумел осилить популярную книжицу Джеймса Рестона «Воители Бога: Ричард Львиное Сердце и Саладин во время Третьего крестового похода».Призрак гонителя крестоносцев

Что же побудило главного глобалиста заняться историей, которой для большинства американцев как бы и не существует: прошлое обитаемого мира начинается для них с первых переселенцев и отцов-основателей США. Президента подстегнула гневная реакция в исламском мире на его собственные неосторожные слова о «крестовом походе против терроризма». Бушу объяснили всю «цветущую сложность» проблемы, и пришлось поближе знакомиться с Саладином и его подвигами.
Благо, продолжателей дела того, кто объединил под своей властью обширные территории от Нила до Тигра, в наше время хватает. Поверженный Саддам Хусейн имел счастье родиться с великим воителем в одном и том же городе Тикрите и гордо именовал себя «Саладином ХХ века» (на новое столетие Саддамовых сил не хватило). Покойный лидер Сирии Хафез Асад поместил в своем кабинете огромное полотно, на котором запечатлен триумф Саладина, изгоняющего последнего крестоносца. Ясир Арафат тоже любит говорить красиво: «ООП предлагает не мир слабых, но мир Саладина». Расшифровать его слова несложно: сионисты — это те же крестоносцы, обреченные на изгнание с Ближнего Востока. В обозримом будущем должен появиться новый Саладин, который отвоюет Иерусалим и низвергнет современное государство крестоносцев в море. Палестинские боевики из «бригад Саладина», совершившие несколько громких терактов в Израиле, похоже, собрались сказку сделать былью. А в роли истинного наследника Саладина одно время активно пробовался Усама бен Ладен, который определил своего врага как «союз крестоносцев и сионистов». В глазах многих мусульман христианский Запад, недавно вступивший в союз с сионизмом, пытался овладеть землями правоверных все последнее тысячелетие. И неустанно воюющий с неверными Усама представал в массовом сознании как продолжатель дела великого воина, одержавшего победу над английским королем Ричардом и крестоносцами.
Пусть современные преемники и не взяли пока свой Иерусалим, дух Саладина вернулся и напугал западный мир. Страх перед тенью умершего 800 лет назад правителя — следствие многовекового цивилизаторского высокомерия по отношению к Востоку. Запад нес свои ценности миру, не считаясь с тем, насколько необходимы они восточным неофитам, не давая себе труда понять иную культуру, традиции и жизненные ценности. А для исламского мира покушение на вековые устои и исторический уклад приемлемым никогда не было и быть не могло. Потому-то нелепая присказка Буша о «новом крестовом походе» и была воспринята мусульманами столь болезненно.
Честь веры

Саладин — это искаженное европейское прочтение одного из титулов знаменитого полководца. По арабски Салах-ад-Дин означает «Честь Веры». Юсуф ибн-Айюб (так его звали на самом деле) появился на свет в 1138 году в Тикрите в семье военачальника, по происхождению курда из Армении. Легенда о том, что он был простым пастухом, в 18 лет спустившимся с гор, недавно озвученная французским писателем Эрбером ле Поррье, скорее всего, заимствована из саддамовской пропаганды: если Хусейн был крестьянским сыном, то и его великий предшественник должен соответствовать нетленному образу. Любопытно, что уже в крестоносных хрониках содержится версия о западном происхождении Саладина: он якобы происходил из рода графов Понтье, дружил со знаменитым трубадуром Бертраном де Борном, участвовал в турнирах, был куртуазным любовником и ухаживал за Алиенорой Аквитанской, крестной матерью трубадуров и матерью своего главного врага Ричарда Львиное Сердце.
На самом деле в то время, когда Юрий Долгорукий начинал строить деревянный Кремль на берегах реки Москвы, юный курд изучал богословие в Дамаске и, возможно, намеревался избрать для себя духовную карьеру. Но семейная традиция и суровая действительность побудили Саладина заняться военным делом.
Его отец Айюб и дядя Ширку были известными военачальниками в армии Зенги, правителя Мосула, и его сына Нур-ад-Дина, прославившихся масштабными завоеваниями в Сирии под лозунгом защиты ислама от крестоносцев. В 1154 году отец Саладина стал управлять Дамаском. Саладин по стопам родителя и дяди поступил на службу в армию Hyp-ад-Дина, который в 1157 году объявил священную войну всем неверным, в первую очередь Иерусалимскому королевству, основанному крестоносцами.
Жизнь Саладина пришлась именно на тот период, когда возникла сознательная потребность в политическом объединении мусульман.
Крестовые походы, ставшие первым в истории глобальным столкновением христианской и исламской цивилизаций, стали суровой исторической реальностью почти на два столетия. С 1096 по 1291 год «рыцари Креста» совершили восемь больших походов, но временного успеха достигли лишь в самом начале процесса. В ноябре 1095 года папа Урбан II благословил свою паству сражаться с неверными, логично объясняя, что полезнее отправиться на землю, «истекающую медом и млеком», чем прозябать в небогатой Европе и воевать друг с другом. Речь понтифика была проста и понятна, Буш и Рамсфельд в этом плане прямые наследники Урбана II, да и истинная цель похода — прибрать к рукам богатые восточные земли — была столь же ловко закамуфлирована. «Оружия массового поражения» в XI веке не было, и поводом послужило завоевание турками-сельджуками Иерусалима в 1071 году.
Сельджуки христианских святынь не трогали, но папа, как опытный пиарщик, до предела сгустил краски. Рыцари из Франции, германских земель и Южной Италии нанесли сельджукам ряд поражений и основали на Ближнем Востоке свои первые государства. 7 июня 1099 года Иерусалим осадили рыцари во главе с Готфридом Бульонским. 15 июля крепостные стены города были взяты штурмом, и в течение нескольких дней там продолжалась резня, в которой погибли 70 тысяч человек. Народам завоеванных стран Крестовые походы не принесли ничего, кроме бесчисленных бедствий и разорений.
Схватка за Святую землю

Мусульмане Ближнего Востока остро нуждались в амбициозном полководце, способном сплотить разрозненные земли и остановить наступление крестоносцев, вошедших во вкус богатства и славы. О людях, воевавших с пришитым к одежде матерчатым крестом, Саладин знал с детства. Его отец отличился во время успешной обороны Дамаска от французских рыцарей во время Второго крестового похода (1147—1148). Когда крестоносцы принялись совершать набеги на города нильской дельты, дядя Саладина, Ширку, был отправлен в Египет в 1164 году вместе с племянником, младшим офицером его войска. Получив боевое крещение и отличившись в сражениях, молодой Саладин быстро выдвинулся на первые роли. Укрепившись в Александрии и умело используя раздоры в стане христиан, он вместе с дядей приложил руку к тому, чтобы обе вторгшиеся в Египет в конце 1160-х годов армии, крестоносцы и византийцы, отступили.
Вскоре Саладин стал визирем при слабом халифе Аль-Адиде из династии Фатимидов. Сын курда стал фактическим правителем Египта с пышным титулом аль-Малик аль-Назир («несравненный правитель»). В 1171 году аль-Адид умер, Саладин ликвидировал халифат Фатимидов, в котором правили еретики-исмаилиты, и вернул Египет в лоно суннитской ветви ислама.
В 1175 году Саладин, изрядно поднаторевший к тому времени в борьбе с крестоносцами и округливший свои владения, стал султаном Египта. За двенадцать лет беспрерывных военных походов султан Салах-ад-Дин покорил Сирию и Ирак и стал признанным военным лидером мусульманского мира. К 1186 году все независимые правители Ближнего Востока были подчинены ему, и теперь государства крестоносцев со всех сторон были окружены владениями египетского султана. Саладин поклялся изгнать неверных и объявил им священную войну.
После того как свирепый крестоносец Рейнальд Шатильонский по прозвищу Мясник уничтожил караван, с которым отправилась в Мекку родная сестра Саладина, армия султана осадила Тиверию на западном берегу Генисаретского озера. 4 июля 1187 года в битве у Хаттина в безводной пустыне Саладин нанес сокрушительное поражение армии крестоносцев во главе с иерусалимским королем Гвидо Лузиньяном. Египетский султан сумел отделить кавалерию крестоносцев от пехоты, окружил и разбил двадцатитысячное войско крестоносцев. Попали в плен сам король иерусалимский, великий магистр ордена тамплиеров, а Рейнальд Шатильонский был лично обезглавлен Саладином.
После большой победы султан с боем взял несколько укрепленных палестинских городов и в сентябре 1187 года осадил Иерусалим. В пятницу 2 октября Саладин вступил в Священный город, который почти сто лет пребывал в руках христиан. В противоположность крестоносцам султан, умевший быть великодушным, не устроил резни в побежденном городе и за выкуп выпустил из него христиан. В качестве выкупа Саладин взял по 10 золотых динаров за мужчину, по 5 золотых динаров за женщину и по 1 золотому динару за ребенка. Лица, которые не внесли выкупа, были обращены в рабство.
Сокрушение Львиного Сердца

Европа испытала сильнейший шок. 20 октября 1187 года по получении известий из Иерусалима от сердечного приступа скончался папа Урбан III. Христианские государи стали спешно готовиться к Третьему крестовому походу. Французский король Филипп II Август ввел налог на содержание Христова воинства, именовавшийся «Саладиновой десятиной». Английский монарх Ричард Львиное Сердце брал деньги отовсюду: разорил казну, продавал места епископов и шерифов, жестоко преследовал еврейских купцов и даже готов был продать Лондон, если бы нашелся покупатель.
Решимость взять реванш была невиданной, но на пути крестоносцев встал опытный, рассудительный и хитрый правитель. До Саладина добрались далеко не все объединенные европейцы: германский император Фридрих I Барбаросса утонул в одной из речек Малой Азии, а его войско распалось. В июле 1191 года англичане и французы после двухгодичной осады взяли древний портовый город Акру. Судьбу крепости решила победа Ричарда Львиное Сердце, который отогнал армию Саладина, шедшую осажденным на выручку. После взятия Акры французский король Филипп II Август, снискав славу победителя сарацинов, спешно отбыл на родину.
Встревоженный новым нашествием, Саладин собрал большую армию и призвал под свои знамена всех, кто хотел сразиться с христианским рыцарством. Но отчаянный Ричард неистово метался по Палестине и закрепил свой успех великой победой при Арсуфе 7 сентября 1191 года, в которой войска мусульман потеряли 7 тысяч человек (крестоносцы — вдесятеро меньше), а остальные обратились в бегство. После этой битвы Саладин ни разу не решился вступать с Ричардом в открытый бой.
Но в стратегическом плане Саладин полностью переиграл английского короля. Крестоносцы дважды видели стены Иерусалима, но о взятии города не шло и речи. Ричард постоянно преследовал Саладина, который, отступая, применял тактику «выжженной земли» — уничтожал посевы, пастбища и отравлял колодцы. Хотя в июле 1192 года Ричард одержал две великолепные победы у Яффы, мирный договор был заключен уже 2 сентября и стал подлинным триумфом Саладина. От Иерусалимского королевства остались только береговая линия и свободный путь к Святым местам, по которому христианские паломники могли беспрепятственно передвигаться в течение трех лет.
Главной причиной гибели королевства крестоносцев стало невиданное ранее единство исламского Востока. Ричард вернулся в Европу, а Саладин — в Дамаск, где и скончался от лихорадки 4 марта 1193 года. Он был похоронен в Дамаске и всенародно оплакан. Дело его не пропало. Основанная им династия Айюбидов правила Египтом только до 1250 года, но Иерусалим отныне оставался несбыточной мечтой крестоносцев — только в 1244—1245 годах его ненадолго захватил Фридрих II Гогенштауфен. К концу XIII века мусульмане торжествовали: сама идея Крестовых походов выдохлась и приказала долго жить.
Герой без страха и упрека

Память о Саладине оказалась долгой и доброй — как на Востоке, так и на Западе. Крестоносцы отмечали его подлинно рыцарское поведение на войне и великодушное обращение с пленными. Он не был ни кровожадным восточным победителем, ни разрушителем культурных ценностей. После его смерти в казне остался один золотой динар и 47 серебряных дирхемов: правитель богатейшей страны был аскетичен и справедлив. Саладин был суров по отношению к неверным, но неизменно проявлял милосердие к христианам, с которыми сталкивался в бою. Королю Ричарду в разгар сражения он прислал коня, а узнав, что английского монарха замучили головные боли, распорядился доставить ему снег с гор.
Классики западной литературы Лессинг и Вальтер Скотт создали привлекательный образ восточного правителя, заложив основы толерантного отношения к мусульманскому наследию, и поныне доминирующего в европейской культуре. Увидев, что наследие Саладина в варианте бен Ладена и Саддама становится крайне опасным, современные западные мыслители попытались найти в его образе изъян и… с задачей пока не справились. Например, немецкий востоковед Ханс-Петер Раддац в газете «Вельт» утомительно размышлял, что египетский султан возродил законы шариата, был жестоким убийцей, врагом свободы, демократии, прав человека и инакомыслия, приказав казнить философа-мистика Сухраварди. Раддац полагает, что все разговоры о «толерантном исламе» — сплошной обман, а тот же Саладин был одним из родоначальников исламского фундаментализма. Все бы хорошо, только в XII столетии о свободе с демократией, особенно в нынешнем понимании, не помышлял никто, а египетский султан в сравнении с его крестоносными противниками был человеком милым, добрым и великодушным. Более того, упрекнуть Саладина ни современникам, ни потомкам, по сути, не в чем.
В мусульманской традиции Саладин остался завоевателем, который остановил вторжение крестоносцев и обратил силы ислама на Запад, и святым, воплотившим в своей личности высшие идеалы и добродетели ислама. Именно эти качества на протяжении восьми с лишним столетий заставляют вспоминать о духе Саладина самых различных людей, и тень великого воителя еще не раз напомнит о себе.

ФЕДОР АСПИДОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK