Наверх
15 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "Пхеньян мечет громы и молнии. Чего ради?"

Северная Корея подобна флюсу. В то время, когда населению практически нечем питаться, кроме патриотических идей чучхе, ему оставили лишь право испытывать гордость по поводу родимых ядерных бомб и ракет, призванных разить империалистов. И право это крепчает

Россиянам в целом мало что известно о Северной Корее. Да, и какой может быть особый интерес к стране, плотно обнесенной колючей проволокой, с живущим впроголодь населением? Доходы на одну северокорейскую душу исчисляются  $10 в месяц. И то, как считать. Плошка риса в день – вот и обед. Он же и ужин.   
К редким «достоинствам» КНДР можно отнести относительную чистоту воздуха в отсутствие автотранспорта и дешевизну для иностранцев и собственных избранных граждан с валютой спецмагазинов по образцу бывшей советской торговой сети «Березка».
В Москве северокорейцы — редкость. Это не китайцы, коих сейчас полно на Арбате. Или гостей с юга Корейского полуострова. Это как сам полуостров — на севере ночью тьма. На юге — все в огнях. Видно из космоса. 
Если и встретишь в столице кого, то только дипломатов, сбитых в компактные группки, в одинаковой мышиного цвета гражданской униформе со значками великого вождя Ким Ир Сена, оставившего свой народ на попечение сыну Киму Второму  в 1994 году – 15 лет назад. 
Мне как-то довелось столкнуться лицом к лицу с северокорейскими товарищами, причем вдали от родины во время репортерской работы за рубежом. От  встречи, произошедшей в середине 90-х годов на моей площадке по неопытности, тогда повеяло жутковатым холодком  тягостных обстоятельств, описанных в знаменитом романе британского писателя Оруэлла «1984». 
В нем как раз речь идет об идеологии тоталитаризма, то есть о том, что составляет саму суть идеологии Северной Кореи современного образца.
Так, вот, северокорейцев на мой след навела серия публикаций в российской прессе в начале 90-х о ситуации на Корейском полуострове. В одной из них говорилось о возможном разладе между «великим вождем» Ким Ир Сеном и его объявленным преемником, сыном и «дорогим руководителем» Ким Чен Иром. Заметка вызвала шумный резонанс в Токио и Сеуле, у японского и южнокорейского посольств здесь, в Москве. Видимо, информация не прошла мимо и северокорейской дипмиссии. 
Весной 1993 года Северная Корея отчаянно, как и сейчас, ругалась с международным сообществом, выходила в знак протеста против «происков империалистов» и их ставленников в Международном агентстве по атомной энергии (МАГАТЭ) из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). 
Пхеньян в то время точно так же, как и в настоящее время, испытывал «копья и стрелы» – ракеты средней дальности. Пока еще с обычными боеголовками. 
До первого ядерного испытания в КНДР оставалось 13 лет. 
Северокорейцы приехали в «гости» втроем. Внутри екнуло — осознал допущенную ошибку с приглашением, да было уже поздно. Вот они, голубчики, двое внутри дома, а один снаружи. «Водитель». Дежурит.  
«Дипломаты» с серыми непроницаемыми лицами разведчиков и потенциальных хладнокровных убийц не могли ни наводить ужас. А я даже не позаботился зазвать кого-нибудь для подстраховки. 
Хорошо, что все обошлось. Им, видимо, нужно было только выяснить конкретное место жительства и конкретные условия проживания.
Так, на всякий случай. Мало ли какие могут возникнуть дела? Им-то было известно, а я быстро догадался, что оказался занесенным в северокорейский «черный список» неугодных Пхеньяну лиц. А тут еще и с корреспондентскими полномочиями, да еще в стране, поддерживавшей в то время довольно тесные и дружелюбные отношения с КНДР.
К чему эти мемуары о корейцах?
Дело в том, что как в группе, так и всей страной оптом они не могут не внушать ужаса своей непредсказуемостью. Или, вернее сказать, предсказуемостью хулиганского, взбалмошного, циничного, демонстративно непримиримого поведения. Опасного. Порой до безрассудства.
Люди и страны поступают согласно своим внутренним убеждениям и нормам, стандартам и принципам, выработанным историей, ходом политического и экономического развития, культурой. Корейский полуостров после 1945 года раскололся, и каждая его часть — Север и Юг — попали в разные измерения. Отсюда и колоссальная разница. 
Хулиган в классе терроризирует физически менее развитых одноклассников с целью выбивания из них денег или чтоб покуражиться.
Соседи Северной Кореи по региону гораздо сильнее экономически и в военно-технологическом отношении.
Однако КНДР с ее более чем миллионной, по западным оценкам, армией представляет внушительную убойную силу. С солдатами и офицерами – «винтиками», готовыми положить жизни за «любимых вождей» и социалистическую родину, смело идущую супротив коварных замыслов недругов, число коим – легион.    
Причем эта сила с приданной артиллерией, реактивными установками типа «Град», баллистическими ракетами малой дальности, моторизованными частями, как ни устарела, может быть, состоящая на их вооружении бронетехника, нацелена на близлежащую, буквально рукой подать через демилитаризованную зону, столицу Южной Кореи – многомиллионный Сеул. 
Пусть там, в Южной Корее, базируются 28 тыс. американских солдат. Но их задача заключается, скорее, в оказании морально-психологического давления на Пхеньян не дать нанести первый удар, хотя все отлично понимают, что американцы не смогут предотвратить молниеносного и уничтожающего натиска Севера на Юг, как это было в 1950 году, возникни к тому повод в час «Ч», в решающий момент, пусть даже самоубийственный для КНДР.  
Вспыхнет война, которая никому из соседей Северной Кореи, да и тем же американцам, не нужна. Они ее опасаются.
Северная же Корея, как та самая шпана, страна пария и изгой, стращает соседей, примитивно добиваясь финансовых подачек, снятия прежних и недопущения введения новых санкций, обсуждаемых в настоящее время (по состоянию на 29 мая) в Совете Безопасности ООН, поблажек – энергетических, продовольственных. Прямой элементарной помощи, наконец. В отсутствие экономики все сгодится. 
Мы, дескать, соглашаемся на инспекции МАГАТЭ, глушим ядерную топку в центре производства обогащенного урана и ружейного плутония в Йонбене, прекращаем до поры взрывы и пуски, возвращаемся к шестисторонним переговорам по безъядерному статусу Корейского полуострова, а вы, уж, уважьте нас – дайте денег и хлеба с электричеством. 
Впрочем, это может выглядеть как упрощенный подход.
В качестве одной из причин и мотивов подобных отчаянных демаршей Пхеньяна лондонская Times называет стремление КНДР вновь вернуть себя в центр внимания американской внешней политики, которая после прихода к власти администрации Барака Обамы переключилась по большей части на проблемы Афганистана и Пакистана.
Подобный северокорейский шантаж срабатывал в прошлом — даже непреклонный американский президент Буш-младший в какой-то момент сдался, согласился на двусторонние переговоры с Пхеньяном и вычеркнул КНДР из черного списка государств, принадлежащих к пресловутой «оси зла».
А это политический прорыв. 
Заметную роль в резком наращивании агрессивности Пхеньяна, по мнению газеты,  может играть и внутриполитическая ситуация в стране. 
Ким Чен Ир серьезно болен. По всем признакам летом прошлого года он перенес инсульт. Проблема наследования власти до сих пор не решена. В качестве возможного преемника называют Кима Третьего – самого младшего третьего сына вождя — Ким Чен Уна.
Еще одна причина, считает Times, — общественное мнение. Граждане Северной Кореи, пусть и самые ущемленные в своих свободах люди на планете, но у них есть нечто вроде национальной гордости. Многие из них вполне искренне гордятся тем, что их страна — по крайней мере, в области вооружения — становится вровень с самыми могущественными государствами мира. 
Хотя прямо сравнивать они не могут, поскольку лишены не только выезда за пределы «чумного барака», но и возможности слушать радио и смотреть ТВ, за исключением доморощенных программ.
Международное сообщество осуждало Пхеньян ранее и осудило вновь за новый ядерный подземный взрыв 25 мая, и за ракетные пуски в последующие дни. Ожидается ужесточение мер.
Совет Безопасности ООН разрабатывает жесткую резолюцию, которую согласилась поддержать и Россия.
Однако Москва, судя по всему, намерена противиться блокаде Северной Кореи.
Тем временем Южная Корея присоединилась к договору PSI (Proliferation Security Initiative), ограничивающему распространение оружия массового поражения. По договору разрешается досматривать иностранные суда с подозрительным грузом на борту.
Власти КНДР мгновенно отреагировали тем, что объявили присоединение Сеула к документу фактическим объявлением войны.
«Любые враждебные действия по отношению к нашим мирным судам, в том числе их задержание и обыск, будут расцениваться как непростительное покушение на суверенитет нашей страны, и мы немедленно ответим на него мощным военным ударом», — предупредил представитель северокорейского командования.
Одновременно поступили сообщения о том, что на основном северокорейском заводе по обогащению урана в Йонбене задымили трубы. Предположительно КНДР выполнила угрозы о возобновлении производства оружейного плутония.
Перед лицом складывающейся ситуации США и Южная Корея, особенно после  заявления руководства КНДР о том, что не намерено далее соблюдать условия перемирия, заключенного 50 лет назад и положившего конец Корейской войне, привели свои вооруженные силы в состояние повышенной боевой готовности.
Министерство обороны Южной Кореи еще шире раскрыло глаза на КНДР, подглядывая за опасным соседом с любых возможных углов. Сбор разведданных становится жизненно важным в периоды кризисов.
Пришло время и российским дальневосточникам призадуматься. Даже не столько самим жителям Дальнего Востока, у которых и без того хватает житейских забот и хлопот, а российскому Генштабу и министерству обороны.
Как это случилось, например, в июле 2006 года, когда запущенные в ночь с 4 на 5 июля северокорейские ракеты, по данным Управления обороны Японии, упали в Японское море внутри 200-мильной эксклюзивной экономической зоны России.
Одна из ракет малой дальности рухнула в воду всего в нескольких десятках километров от Находки, а другая ракета класса «Тэпходон-2» примерно в 150 км от Владивостока. Российский МИД тогда расценил запуски ракет в качестве нарушения общепринятой мировой практики, поскольку пуски были осуществлены без предварительного уведомления.
Нынешняя хроника событий действительно весьма тревожна. 
В начале апреля КНДР под видом вывода на орбиту «искусственного спутника»  испытала модифицированную трехступенчатую баллистическую ракету большой дальности «Тэпходон-2». Ее головная часть, согласно наблюдениям американцев и японцев, ни на какую орбиту не вышла, а спикировала в Тихий океан. 
На неделе, начавшейся 25 мая, в пику возмущенным требованиям Запада остановить ракетные испытания сначала растопила под землей ядерный котел, осуществив второе с октября 2006 года испытание ядерного устройства. И следом для пущей убедительности в серьезности всего того, что думает и как поступает  северокорейское руководство, провело серию испытательных ракетных пусков.
Откуда у КНДР, чье развитие, кроме атома и ракет, остановилось в 50-е, если не в 30-е годы прошлого столетия, взялись все атомные «ядра» и баллистические «копья»? 
В вооружении КНДР определенную роль сыграли и Россия, и Китай, и Пакистан, и еще Иран с Египтом.
Например, как отмечают эксперты, шесть из запущенных в июле 2006 года ракет были созданы на базе советской оперативно-тактической ракеты Scud-В.
В 60-х годах Пхеньян закупил у СССР неуправляемые тактические твердотопливные ракеты с головными частями в обычном оснащении «Луна» и «Луна-M» и смог создать на их базе северокорейские аналоги.
По имеющимся открытым данным, в 1984 году были проведены первые летные испытания оперативно-тактической ракеты Scud-B северокорейского производства – «Хвасон-5». Ее компоненты попали в КНДР из Египта.
В дальнейшем Северная Корея наладила тесное сотрудничество с Тегераном, который, по сути, финансировал северокорейскую ракетную программу с обязательством поставок в Иран, как готовой продукции, так и соответствующих технологий. 
На базе ракеты Scud-B с помощью Китая северокорейские специалисты создали усовершенствованную модель оперативно-тактической ракеты Scud-С – «Хвасон-6».
Затем они уже самостоятельно построили баллистическую ракету средней дальности «Нодон-1».
Кроме того, как информировала в 2006 году газета Washington Times со ссылкой на доклад комиссии по безопасности в американо-китайских экономических отношениях (U.S.-China Economic Security Review Commission), Китай помогал Северной Корее разрабатывать ядерное оружие. 
Пекин вместо того, чтобы оказывать давление на Пхеньян и требовать приостановить деятельность, связанную с ядерным оружием и запуском ракет, помогал и продолжает помогать северокорейскому режиму. 
Китай внес, по крайней мере, как считается, косвенный вклад в северокорейскую ядерную программу. Эксперты указывают, что Китай был основным поставщиком для пакистанской программы разработки ядерного оружия. 
Северная Корея, в свою очередь, получала ядерные продукты через тайную пакистанскую сеть во главе с разоблаченным позже пакистанским ядерщиком.
Из заявлений представителей американской разведки следовало, что подставные северокорейские компании свободно оперировали в Китае и использовали его территорию в качестве транзита «в торговле ракетными технологиями и ядерными компонентами».
По подсчетам американских экспертов, к нынешнему году Северная Корея могла бы располагать 7-19 ракетами, способными нести ядерные заряды. 
В середине 2006 года их насчитывали от 4 до 13.
Правда, независимые аналитики убеждены, что изготовить плутоний и заряд-сырец, как тот, например, что северокорейцы взорвали 25 мая, это еще далеко не реальный ядерный боекомплект, который можно установить на баллистическую ракету. 
Слишком сложны технологии создания ядерного оружия в комплексе, чтобы КНДР, как полагают, могла ими владеть в настоящее время в полном объеме.
Некоторые западные стратеги и аналитики, давая оценку «плюсам» и «минусам» обладания или устремлений тех или иных стран, как  в случае с Северной Кореей, например, обзавестись ядерным потенциалом, отмечают, что Пхеньян первым в мире разработал подобную тактику ходьбы по туго натянутому канату.
Он демонстрировал способность обрести такое оружие и в то же самое время не давал повода для уничтожения соответствующих объектов другими державами.
Именно так поступил Израиль, разбомбив в Сирии ядерный центр в 2007 году.
Самое любопытное наблюдение экспертов заключается в том, что попытки Пхеньяна манипулировать и шантажировать международное сообщество с помощью ядерного оружия или даже мирного атома демонстрируют редкую для истории человечества способность «использования» ядерных вооружений за рамками стратегии элементарного ядерного сдерживания.
В контексте ситуации на Корейском полуострове у КНДР достаточно много, как уже отмечалось выше, обычных сил для удара по Сеулу.
Поэтому, как уверены стратеги, опасно рисковать упреждающим ударом по северокорейскому ядерному центру не из-за непредсказуемости поведения Пхеньяна и наличия у него ядерного оружия, а вследствие того, что северокорейская армия способна легко «стереть в порошок» южнокорейскую столицу.
Другими словами, международное сообщество убедилось в том, что одного факта присутствия на карте мира ядерной Северной Кореи недостаточно, чтобы позволить разгореться вооруженному конфликту на Корейском полуострове.
И Пхеньян, судя по всему, несмотря на паранойю и военные психозы, это понимает.      
У Северной Кореи для развития собственной ядерной программы, в отличие от некоторых других государств, также желавших бы развить ядерные мускулы, но опасающихся нападения, есть реальный фактор сдерживания, который не позволяет сильным мира сего предпринять агрессивные шаги по ее остановке.   
Из этого следует главный вывод аналитиков: никто не намеревался вторгаться в Северную Корею или наносить по стране ограниченный удар даже перед ее первым ядерным испытанием в 2006 году.  
Точно так же никто не собирается поступать подобным образом сейчас и даже после возможного следующего испытательного взрыва.
То есть КНДР, с ядерным оружием или без него, остается защищенной против вторжения. С ним и без него, страна останется изолированной, а мир пойдет своим путем, невзирая на пыхтение в Пхеньяне, полагают стратеги.
В день написания этой статьи 29 мая КНДР в качестве предупреждения «врагам» метнула еще одно «копье» — произвела с восточного побережья запуск ракеты малой дальности.  
Андрей БЫЧКОВ
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK