Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Планирование семьи"

Наталья Белоголовцева: Оля, что это за правила, о которых знают даже дети?

Наталья Белоголовцева: Оля, что это за правила, о которых знают даже дети?

Ольга Шувалова: Когда стало ясно, что мы хотим жить вместе, Игорь продекларировал мне свои принципы построения семьи. Они совпали с моими, хотя это чистый домострой. Всегда жить отдельно от родителей. Иметь много детей. Никогда ни у кого не одалживаться. Если кто-то уйдет из дома — обратной дороги нет. Сознание того, что, хлопнув дверью, закрываешь ее за собой навсегда, кстати, удерживает от необдуманных шагов. Решение по любому вопросу принимает Игорь, мой голос только совещательный. В конфликтных ситуациях иногда я оставляю за собой "особое мнение", но подчиняюсь его воле. Декларируется, что надо уважать интересы друг друга и приспосабливаться друг к другу. Но приспосабливаться приходится в основном мне. В нашей семье интересы Игоря приоритетны. Мы — юристы и понимаем, что любые отношения можно представить в виде договора.

Н.Б.: Да вы просто идеальная жена.

О.Ш.: Мне хотелось бы быть идеальной женой. Когда я его встретила, поняла, что этому человеку будет интересно и приятно подчиняться. Заставить Игоря сделать что-то, к чему он не готов, практически невозможно. Я с первой встречи поняла, что он мужчина моей жизни, но как кандидата в мужья долго его не рассматривала. Мы оба были людьми прагматичными, с четкой жизненной программой. Со временем эмоции взяли верх. Наверное, это называется любовь.

Н.Б.: Вы встретились на юрфаке МГУ?

О.Ш.: Да, познакомились в 1988 году на "картошке". На юрфак тогда принимали почти исключительно с трудовым стажем. Поэтому до поступления я два года работала секретарем суда по уголовным делам. Была той самой девушкой, которая говорит: "Встать, суд идет!"

Н.Б.: Не страшно было?

О.Ш.: Только первый месяц. Я поначалу выходила на улицу с собакой, прижималась к стенкам, в каждом прохожем мне мерещился преступник. Потом пережила это и поняла, что смогу работать дальше, не сломаюсь. Университет закончила по специальности "гражданское право". Мечтаю когда-нибудь вернуться к работе по специальности. Все знают, сколько проблем в сегодняшнем судопроизводстве. Суд, прокуратура — это своего рода ассенизаторы общества. Кто-то же должен это делать. Пока Игорь категорически возражает, чтобы я вернулась к работе, говорит, ему нужна жена, а не прокурор. Я подчиняюсь.

Н.Б.: Вернемся к семейной истории.

О.Ш.: Поженились мы на пятом курсе. Де-факто свадьба была в августе, де-юре — в ноябре. Так получилось, потому что мы не укладывались по срокам: хотели родить ребенка в мае, сразу после защиты дипломов. И обязательно мальчика. А бракосочетание планировали после того, как сдадим все зачеты за пятый курс, то есть в ноябре. Все было не по правилам: расписывались мы в среду, банкета не было, не на что было его устраивать. Зато заказали красивый длинный лимузин и ужин в хорошем по тем временам ресторане. На дипломе Игорю (он учился лучше всех на курсе, был именным стипендиатом) неожиданно предложили стажировку в США. Мы ждали ребенка, и он колебался, соглашаться ли. Я настояла, понимая, что это отличный шанс. Игорь пробыл в Америке полгода и успел забрать нас из роддома.

Н.Б.: У вас все дети запланированные?

О.Ш.: Нет, девочки получились экспромтом. Но экспромт, по-моему, удался. Вошли во вкус: если хорошо получается, почему не продолжить? С нашего конвейера сходят только две модели: сын — копия папы, а дочки похожи на меня.

Н.Б.: Останавливаться на достигнутом на собираетесь?

О.Ш.: Я пока в сомненьях. Вспоминается фраза "не числом, а умением". Если бы мне десять лет назад сказали, что у меня будет трое детей, я бы рассмеялась. Хотя сейчас иметь детей гораздо легче, а когда родился Женя, о памперсах и понятия не имели.

Н.Б.: После университета вы сидели с ребенком?

О.Ш.: Нет, материально это было достаточно сложно. Женя жил у бабушки почти до двух лет. А я вышла на работу в Институт государственного права Академии наук. Бывали случаи, когда, прибегая на работу, я "сдавала" Женю в гардероб. Там за ним присматривали. Прихожу — мой ребенок спит на куче пальто. Или сидит, яблочко грызет. Я еще и подрабатывала, занимаясь всем — от регистрации фирм до репетиторства.

Н.Б.: А что же супруг?

О.Ш.: Он распределился в МИД, его специальность "международное публичное право". Потом перешел на работу в адвокатскую контору. Это была совместная консалтинговая фирма, поначалу в его подчинении были только секретарь и два юриста. За несколько лет Игорь вывел ее в десятку лучших в стране. И заскучал: считал, что теперь эту работу может делать и кто-то другой. Ему было интересно попробовать себя в новом качестве. Принял предложение перейти в Мингосимущества, потом в Российский фонд федерального имущества, а оттуда — в правительство.

Н.Б.: Вы, наверное, были против его перехода на госслужбу?

О.Ш.: Конечно. Любая женщина хочет, чтобы муж больше времени проводил дома. А Игорь уезжает к восьми утра и приезжает в лучшем случае в полночь. Есть еще целый ряд сложных моментов. Исторически сложилось в России, что к чиновникам относятся предвзято. С тех пор, когда "государевых людей" сажали "на кормление". Аппетиты были у всех разные, поэтому, к сожалению, сложилось негативное отношение к власти вообще и к людям во власти. В отличие от многих других мой муж пришел на госслужбу из бизнеса, состоятельным человеком, он может себе позволить просто работать на государство. Чтобы не возникало ненужных вопросов при переходе в госаппарат, мы задекларировали все свое имущество. Вы помните, какие у нашего народа любимые сказочные персонажи?

Н.Б.: Иванушка-дурачок…

О.Ш.: … и Емеля, которым все с неба падает. На Западе уважение к частной собственности воспитывается с пеленок. В России всегда стремились только отнять и поделить. Представление об обеспеченных людях, видимо, складывается по мексиканским сериалам. Никому не приходит в голову, что практически все, кто сейчас чего-то стоит, работали на износ. Мне кажется, можно поставить знак равенства между понятиями "состоятельный" и "состоявшийся".

Н.Б.: Вы несколько лет посвятили семье. Почему сейчас решили выйти на работу?

О.Ш.: Не зря же меня Родина учила. Сейчас домохозяек считают женщинами нереализовавшимися, тенью мужа. Воспитание детей, содержание дома не воспринимаются у нас как общественно значимый труд. Хотя, по-моему, формирование личности ребенка, его принципов и идеалов происходит в семье. Вспомните, чем до революции занимались блестяще образованные женщины? Сейчас о том, что женщина-мать приносит огромную пользу, никто не задумывается. Годы, посвященные воспитанию детей, не включаются в трудовой стаж. Правовой статус "домохозяек" не определен, а их очень много в разных социальных слоях. Лет через двадцать-тридцать, когда они подойдут к пенсионному возрасту, их ждут большие проблемы.

Н.Б.: Вы же не пенсию себе идете зарабатывать?

О.Ш.: Ну почему, в жизни всякое бывает. А главное, не хочется терять квалификацию. Тем более что долг перед страной выполнен — прирост населения обеспечен. Могу позволить себе слабость поработать по специальности, заняться конным спортом вместе с сыном. Я вообще пытаюсь разделить с Женей его увлечения. Честно пыталась разобраться в покемонах. Теперь мы вместе увлекаемся Гарри Поттером. Знакомимся с компьютером. С ним я пока на "вы", но явно придется пить на брудершафт.

Н.Б.: Вы не видите проблемы в том, что ваши дети растут в тепличных условиях?

О.Ш.: По мере возможности я стараюсь их закалять. К сожалению, идет огромное расслоение — и материальное, и культурное. У наших знакомых есть дети, которые прекрасно ориентируются в Париже, но не ориентируются в Москве. И понятия не имеют, как ездить в метро. Хотелось бы этого избежать. В свое время, когда Женю можно было отдать в ведомственный сад, наш папа категорически воспротивился и выбрал обычный, городской. Ребенок не вылезал из простуд, приносил такие слова, которые мне редко приходилось слышать. Но для него это была хорошая школа жизни. Когда его отпихивали дети, говорили: "мы с тобой играть не будем", он отвечал: "ничего, я с вами буду". В шесть лет мы его одного забросили в Англию в лагерь. Там много было русских детей, которые научили играть в карты, пытались отнимать деньги. Я хотела сына забрать, но папа позвонил ему и сказал: "Разбирайся сам как хочешь". Дети должны уметь за себя постоять. Мы пытаемся воспитывать их методом максимального приближения к реальности. Жизнь все равно жестче, чем те модели, которые мы предлагаем. Хочется, чтобы Женя был ко всему готов. Вы не замечали, у нас в стране огромная проблема — очень инфантильные мужчины? Даже среди тех, кто успешен в бизнесе.

Н.Б.: Говорят, вы очень серьезно относитесь не только к детям, но и к животным.

О.Ш.: Родители воспитывали во мне эту любовь, от которой сами страдали: в доме постоянно жили по пять кошек, две собаки. Лошадей я любила страстно, мечтала о конном спорте, но папа считал, что у наездниц кривые ноги. Поэтому я занималась и гимнастикой, и плаванием, и горными лыжами. Любой родитель стремится втиснуть в своего ребенка максимум знаний и умений, как в переполненный автобус. А ребенок, как водитель этого автобуса, старается закрыть двери. Из меня тоже пытались вылепить вундеркинда, но я, будучи человеком сильной воли, сопротивлялась. Когда Женя сел на лошадь, я была просто счастлива. После него попробовала сама. Это огромное удовольствие.

Н.Б.: Ухаживать за лошадьми приходится?

О.Ш.: Нет, но если бы у меня была конюшня, честное слово, маникюра бы не пожалела. Моя мечта — заработать достаточно средств, чтобы открыть хороший приют для бездомных животных. Пока мы "усыновили" выпавшего из гнезда совенка. Я считаю, что культура общества определяется отношением к старикам и животным. В разговор наконец вступает глава семьи.

Н.Б.: Игорь, госслужба накладывает большое количество ограничений?

Игорь Шувалов: Самое главное — отсутствие свободного времени. Я уже больше двух лет работаю в правительстве, для меня большая трагедия — работа по субботам. Потому что этот день я всегда посвящал детям. Мы освобождали маму и уезжали куда-нибудь пообщаться. Теперь это редко получается. Обязательна только ежедневная зарядка с Женей в тренажерном зале.

Н.Б.: Дети серьезно занимаются спортом?

О.Ш.: Для Жени основное — плавание. Еще он ходит на самбо и увлекается конным спортом. Машу увидела Ирина Винер, когда была у нас в гостях, потянула ей ногу и сказала: "Мой клиент". Теперь она занимается художественной гимнастикой.

Н.Б.: Сложно растить сильных людей из детей состоятельных родителей?

И.Ш.: Женины одноклассники — Абрамович, Авен, Йордан. Так что он далеко не самый состоятельный. Однажды после поездки в гости к товарищу сын спросил: "Папа, почему мы живем в таком маленьком доме?" Я объяснил, что папа его друга работает в условиях очень жесткой конкуренции, опасной для жизни. Люди, которые имеют состояние большее, чем мое, в жизни больше рисковали, оно им тяжелей досталось. Сказал, что, когда он вырастет, ситуация будет другая. И конкурировать ему придется своими знаниями и способностями.

Н.Б.: Давайте поговорим о вашей жене. Ее главное достоинство?

И.Ш.: Их очень много: она умна, эрудированна. У нее на все своя точка зрения. Мы по 95% вопросов расходимся во мнениях. Но не ссоримся.

Н.Б.: Конечно, она ведь вам подчиняется.

И.Ш.: При принятии решений я учитываю ее аргументы. У нее необычный взгляд на все — от жизненных коллизий до вопросов литературы и искусства.

Н.Б.: Игорь, а вы, кстати, что читаете?

И.Ш.: За последний отпуск прочитал Конституцию РФ несколько раз, Закон о правительстве несколько раз. И все материалы по административной реформе. А ведь взял с собой такую интересную книгу — "Историю искусств"!

О.Ш.: Я у Игоря работаю Шехерезадой — пересказываю ему те книги, которые он в свое время пропустил, а сейчас не успевает читать.

Н.Б.: Оля, необыкновенно вкусный у вас пирог. А чем супруга кормите?

О.Ш.: Если хватает времени, стараюсь удивить мужа чем-то экзотическим. Недавно приготовила буябес — средиземноморский суп из нескольких сортов рыбы, с мидиями. Его постигла ужасная судьба: я вынесла кастрюлю на крыльцо настояться. Охранник решил, что это бульон для собаки, которой я тоже готовлю, и скормил его псу, удивляясь, что на вид блюдо столь изысканно.

Н.Б.: Оля, к чему вы стремитесь?

О.Ш.: Стремлюсь быть счастливым человеком. Сына я учу, что самое большое несчастье — когда тебе нечего делать. Он иногда поговаривает: "Я выучусь, заработаю много денег и ничего не буду делать". А я отвечаю: "Поверь, если тебе это удастся, тебе не захочется бездельничать. Когда человек покоряет вершину, за ней открывается новая".

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK