Наверх
21 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Портрет жены художника"

Супруга фотографа Владимира Клавихо, Наталья, убеждена, что если бы он был женат на модели, то его успех был бы куда меньше нынешнего.Этери Чаландзия: Наташа, как вы считаете, какие ваши фотографии интереснее — которые Володя делал до вашей свадьбы или после?
Наталья Клавихо: Я думаю, до замужества. Первый раз я увидела Володю, когда он пришел в редакцию журнала «Домовой», где я работаю, и снимал всех сотрудников. (В редакции к «визуальному» облику журнала относятся очень внимательно, поэтому и пригласили именно Володю на эту дежурную, на первый взгляд, съемку.) Это была самая обычная съемка и фотографии вроде тех, что делают на паспорт. И вот тот мой снимок — до сих пор самый лучший! Кстати, там все наши сотрудники получились такими красавцами и красавицами, что до сих пор ставят Володины фотографии в свои репортажи. А мои последующие снимки, по-моему, получались… какие-то неживые, что ли. Вполне возможно, что дело во мне. Наверное, я просто нефотогеничная.
Э.Ч.: Володя вообще любит приукрашивать действительность в своих работах?
Н.К.: По-моему, он как раз не мастер комплиментарного портрета. Но если человек ему интересен, в его фотографии появляется что-то особенное, даже большее, чем просто красота.
Э.Ч.: Признайтесь, у вас возникает чувство ревности, когда вы видите красивые портреты других женщин?
Н.К.: Мне кажется, нет. Для меня фотопортрет — это все-таки акт искусства. Какие-то работы моего мужа мне особенно нравятся — из ранних, где он снимал девочек-моделей. И еще я очень люблю съемки Ренаты Литвиновой, я вообще восхищена этой женщиной. И ее фотографиями, сделанными Володей.
Э.Ч.: За счет чего, по-вашему, ваш муж добился успеха?
Н.К.: Мне кажется, ему просто все легко дается. Когда смотришь на него, понимаешь, что удача у него есть. Но я бы не хотела об этом много говорить, ее ведь можно и отпугнуть.
Э.Ч.: А каков ваш муж за работой? Он меняется?
Н.К.: Да, причем настолько, что я не очень люблю к нему ходить на съемки. Он может стать даже неприятным. Он способен так прикрикнуть на модель, что у меня сердце екает! С моделями часто приходится жестко себя вести для того, чтобы добиться нужных эмоций. Но Володя вообще очень чувствителен к тем, с кем работает, и ищет разные способы воздействия.
Э.Ч.: Когда вы стали встречаться с модным фотографом, окруженным красавицами-манекенщицами, не возникало у вас сомнений, мол, серьезно ли это и надолго ли?
Н.К.: Я была готова к тому, что это несерьезно и ненадолго. Но у меня не было никаких сомнений. Это было то волшебное состояние, когда ты чувствуешь, что человек к тебе прилепился, а ты — к нему.
Э.Ч.: У вас была красивая свадьба?
Н.К.: Да нет, просто какая-то регистрация была. Все происходило очень стремительно, зато теперь мы мечтаем о том, что дети подрастут, у нас будет свой дом и тогда мы устроим большую свадьбу для всех.
Э.Ч.: Вы открыты для общества или предпочитаете жить за закрытой дверью?
Н.К.: Я-то предпочитаю закрывать дверь… Но мне это не удается, во-первых, потому, что мой муж очень открытый человек, а во-вторых, потому, что известность нужна ему для работы. Иногда мне кажется, что он даже чересчур открыт.
Э.Ч.: А в чем, по-вашему, минусы известности?
Н.К.: Мне хочется иметь свою собственность. Вообще, закрытая дверь для меня идеальна, все остальное меня напрягает. Я часто во всем сомневаюсь, и даже это интервью кажется мне несвоевременным. Мы ведь всего пять лет вместе. Если бы я с Володей тридцать лет прожила, наверное, тогда бы меня можно было назвать настоящей «второй половиной», а сейчас все в таком процессе…
Может быть, дело в том, что, как считает одна моя близкая подруга, я вообще угрюмый человек. У меня слишком много мыслей, я все время во всем копаюсь. Но, наверное, это и к лучшему, что мы такие разные: Володя легкий, а я задумчивая. Мы с ним хорошо понимаем друг друга, и я надеюсь, что дальше будем еще лучше.
Э.Ч.: Как вы выходите из конфликтных ситуаций, когда они возникают?
Н.К.: У нас нет специального фокуса, который надо исполнить — и все проблемы исчезнут. Конечно, хорошо уметь вовремя посмеяться, и Володя, бывает, подхихикивает надо мной. Да мы и не конфликтуем особенно, у нас не бывает серьезных разногласий. Я могу надуться и не разговаривать с ним какое-то время, но потом это само собой проходит. Мне вообще-то свойственно копить обиды, но в конце концов это заканчивается не тарарамом, а, скорее, тарарамчиком.
Э.Ч.: Володя вспыльчивый человек?
Н.К.: Нет, он очень спокойный, его трудно вывести из себя. И с детьми он всегда такой мягкий. Я — другое дело. Меня многое может вывести из себя и раздосадовать.
Хотя со стороны Володя выглядит таким роковым, агрессивным мужчиной. Я помню, у меня были проблемы со здоровьем и я брала с собой Володю в поликлинику для того, чтобы он просто стоял рядом со мной, такой суровый и насупленный, и его все видели и меня не обижали.
Э.Ч.: Вы с самого начала решили, что у вас будет несколько детишек?
Н.К.: Мы как-то особенно не планировали, тем более двоих. Но после появления первой девочки я поняла, что один или двое, это не важно. Оттого, что они вдвоем, им, наверное, хорошо. И мне, разумеется, тоже.
Э.Ч.: Как изменилась ваша жизнь, когда вы стали мамой?
Н.К.: В первую очередь, у меня появился страх. И за себя, и за ребенка. Это не очень хорошо. Дети — это большое счастье и удовольствие, но одновременно ты переполнен страхами. Хотя, мне кажется, что с детьми приятнее и гармоничнее стареть.
Второго ребенка, по-моему, Володя хотел даже больше, чем я. У него прекрасно развит отцовский инстинкт. У самого Володи замечательный отец, колумбиец, а колумбийцы, они ведь, как закавказские отцы, очень нежны со своими детьми. И у Володи с его отцом прекрасные и очень трогательные отношения.
Э.Ч.: Как зовут ваших дочерей?
Н.К.: Одна у нас Анна-Мария, другая Нина-Климентина.
Э.Ч.: Не могу не спросить о происхождении столь необычных в нашей местности имен.
Н.К.: Мы хотели, чтобы у нашей первой дочки было колумбийское имя, но только не какая-нибудь там Хуанита. И поэтому нашли вот такое имя — Анна-Мария. А со второй девочкой уже не было выбора: если у одной двойное имя, так же должно быть и у другой.
Э.Ч.: Как девочки относятся к вам с Володей?
Н.К.: У них уже очень сильно проявляется сексуальность. Они к своему отцу относятся как женщины относятся к мужчине. Они его по-женски делят, и вообще такое ощущение, что дом переполнен женщинами. Мне уже почти не остается места. Меня они тоже делят, но совсем по-другому, я для них имею в основном «практическое» значение — могу дать кусок торта одной больше, другой меньше. А вот Володю они делят совершенно по-женски и даже стараются меня оттеснить от него. Им нравится, когда мы с Володей рядом, но если они сами скучают, они готовы прогнать от папы любого.
Э.Ч.: А чьи они девочки?
Н.К.: Ну вот Анюта, она совершенно Володина дочка: у нее такой характер, что мне приходится ее все время разгадывать, с ней бывает даже тяжело. А вторая — абсолютно моя, во всем понятная мне.
Э.Ч.: У вас есть любимые места, где вам нравится бывать всем вместе?
Н.К.: Любим ездить к Новодевичьему монастырю, гулять там на кладбище. Или в Коломенское. Любим спокойные, тихие места. По-моему, Володе нравятся кладбища, он меня на Ваганьковское часто зовет. Звучит жутковато, но там действительно очень умиротворяющая атмосфера.
Э.Ч.: Ну хорошо, это когда вокруг вас тишина. А как вы чувствуете себя, когда в свет с мужем выходите, в большой компании?
Н.К.: Мне очень нравится, что мой муж всегда душа общества. Он нравится и женщинам, они ему могут свои секреты и тайны рассказать, и мужчинам, они ему доверяют и симпатизируют. Я его отпускаю, когда мы приходим куда-то. Он привык быть свободной птицей, и ему комфортно в свободном полете. Поэтому со стороны может показаться, что мы каждый сам по себе на людях.
Э.Ч.: А вам, интересно, каково, когда муж в свободном полете?
Н.К.: Это как-то естественно и органично. Я же вижу, что Володе это приятно, вижу, что у него хорошо развиты артистические качества. Ему нравится развлекать людей, он их может запросто рассмешить, завести, и я сама с удовольствием за всем этим наблюдаю. Мне кажется, что из Володи получился бы хороший актер. Кино ему бы пошло. И еще из него вышел бы отличный оператор. Фотография, кино — все это так близко.
Э.Ч.: Ваш муж трудоголик или он любит посидеть с книжкой и ничего не делать?
Н.К.: Он часто говорит, что любому художнику нужна праздность. Я, бывает, в выходные куда-то спешу, тороплюсь, я вообще человек рациональный, мне надо сделать одно, другое, а Володе хочется полежать на диване.
Э.Ч.: Вопрос собственной творческой реализации вас не мучит?
Н.К.: Я очень довольна своей работой — занимаюсь технической версткой в журнале «Домовой». Я принимала участие в жизни журнала с его второго номера, поэтому считаю, что в каком-то смысле я «замужем» за этим журналом. Я уверена, что не смогу уйти в другое место. Некоторые называют это отсутствием активной жизненной позиции. Может, это и так, но мне абсолютно комфортно. Я предполагаю, что Володе, может быть, больше подошла бы женщина с более серьезной самореализацией. Я даже думаю иногда о том, что я недотягиваю.
Э.Ч.: А сам Володя как думает?
Н.К.: Его-то как раз все устраивает. И более того: он очень мужчина, и на самом деле ему надо, чтобы я вообще ушла с работы и занималась только детьми и обустройством быта.
Э.Ч.: Для вашего мужа есть разница, что снимать? Он ко всему серьезно относится?
Н.К.: Какую-то конкретную съемку я не могу назвать. Но вот сейчас у него есть очень серьезный проект, «Библейские пейзажи» называется. Это очень необычное дело. Вообще, мне нравится эта задумка, чтобы Библия иллюстрировалась только фотопейзажами. Ведь в пейзажах видишь очень много нематериального, там словно знаки и подсказки кругом. Мне кажется, это очень интересный, хотя и непростой для Володи проект.
Э.Ч.: Вы сами подбрасываете ему идеи?
Н.К.: Нет, такого не было, чтобы я ему что-то конкретное предлагала или советовала в работе. Но мне кажется, что если бы не я с ним жила, то у него было бы другое творчество. Если бы у него была жена модель, то он был бы просто лучшим модельным фотографом, не более того. Это достаточно нахально звучит, но это так.

ЭТЕРИ ЧАЛАНДЗИЯ, фото АЛЕКСЕЯ АНТОНОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK