Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Поворот РЭК"

Повышение в конце мая тарифов на электроэнергию (сразу на 54%) руководители Кузбасса встретили крайне негативно. Ситуацию комментирует первый заместитель кемеровского губернатора Александр КОПЫТОВ.Александр Копытов: Мы считаем, что если в самое ближайшее время правительство не пойдет на то, чтобы пересмотреть тарифы в сторону уменьшения, промышленности области будет нанесен значительный, скорее всего, непоправимый ущерб. Очень серьезно ухудшится и экологическая обстановка.
«Профиль»: А экология здесь при чем?
А.К.: В апреле этого года «Кузбассэнерго» стало практиковать отключение от энергоснабжения предприятий и жилых микрорайонов в Кемеровской области. Больше всего досталось шахтерским городам Ленинск-Кузнецку, Анджеро-Судженску, Прокопьевску и Киселевску. Там отключили от энергоснабжения не только промышленные предприятия, но и очистные сооружения, обеззараживающие стоки десятков шахт. Их остановка привела к тому, что промышленные стоки попали в устье реки Аба. Еще немного, и стоки могли оказаться в реке Томь, по берегам которой, помимо сотен мелких населенных пунктов, расположены крупнейшие города Кузбасса: Кемерово, Новокузнецк, Юрга. Спасло то, что администрации области удалось договориться с руководством РАО ЕЭС вновь начать подачу электричества.
«П.»: Что значит «договориться»?
А.К.: Администрацией были составлены графики погашения задолженностей за бюджетников. Мы уже выплатили 150 млн. рублей.
«П.»: А сколько всего область должна энергетикам?
А.К.: 400 млн. рублей. Но дело в том, что само «Кузбассэнерго» столько же задолжало шахтерам за уголь и еще более 100 млн. рублей — дорожному фонду и экологическим организациям.
«П.»: Значит, конфликта нет?
А.К.: Наоборот, сейчас противостояние администрации области и РАО ЕЭС перешло в новую стадию: мы добиваемся отмены новых тарифов на энергоносители (57 копеек за киловатт вместо прежних 32 копеек).
«П.»: Каким образом?
А.К.: Мы попытались блокировать решение правительства о повышении тарифов при помощи нашей региональной энергетической комиссии (РЭК), на заседании которой в июне этого года приняли решение тарифы не повышать.
Областная же прокуратура усмотрела в действиях областной администрации и РЭК нарушение законодательства в части невыполнения постановления вышестоящего государственного органа и обратилась в арбитражный суд, который решение РЭК совсем недавно отменил. Теперь РЭК подает кассационную жалобу, а мы продолжаем жить по старым тарифам. Сколько это будет продолжаться — неизвестно.
«П.»: А почему регионам так важно сохранить старые тарифы?
А.К.: Те, кто работает, как говорили раньше, «на местах», отдают себе отчет в том, что на исполнение этого постановления в региональных бюджетах нет денег. Кроме того, наши предприятия, что называется, только встали на ноги и стали получать прибыль. И резать ее — значит урезать нужды не только производств, но и всей социальной инфраструктуры, которую они содержат.
Уже сегодня рентабельность производства составляет всего 5—6%. А по новым тарифам такое крупное градообразующее предприятие, как, например, «Западно-Сибирский металлургический комбинат» (ЗАПСИБ), должно будет выплачивать ежемесячно «Кузбассэнерго» 250 млн. рублей. По нашим данным, если так пойдет и дальше, то совсем скоро эти предприятия станут убыточными. Дело в том, что производство на этих предприятиях энергоемкое и затраты на электроэнергию составляют едва ли не половину себестоимости продукции. Значит, для того, чтобы сохранить прибыльность, придется урезать прочие затраты — сокращать производство, увольнять рабочих.
Соответственно, при меньших объемах производства предприятия будут отчислять и меньше денег в бюджеты области и города. По нашим расчетам, для бюджетов всех уровней это означает недополучение 140 млн. рублей.
Руководители предприятий и профсоюзных организаций промышленности Кемеровской области обратились с соответствующим письмом к президенту России. Его подписали гендиректор «НкАЗа» Матвиенко, внешний управляющий «ЗАПСИБа» Смолянинов и другие. Но, к сожалению, ни попытки переговоров с руководством РАО ЕЭС, ни открытое письмо к президенту ни к чему не привели.
«П.»: Каковы меры, предпринятые областной администрацией для разрешения этого спора?
А.К.: Помимо вопроса о снижении тарифов, губернатор Аман Тулеев пытался получить ответ и на вопрос, куда РАО ЕЭС России расходует 120 млн. рублей ежемесячной абонентской платы за пользование услугами энергосистемы, которую платит наш регион. Ведь это почти полтора миллиарда ежегодно. Мы их просто переводим на счета РАО ЕЭС, но нам неизвестно, на что их тратит РАО ЕЭС и как они распределяются. Это огромные деньги! Нам бы их денег хватило не только на то, чтобы содержать свою энергосистему, но и направлять часть денег на социальные нужды.
«П.»: Выходит, администрация не хочет платить абонентскую плату?
А.К.: Администрация платить ее не отказывается, но мы очень хотели бы знать, на что РАО тратит наши деньги. Возможно, что часть этих средств можно было бы перераспределить в пользу региона. У нас есть хороший пример сотрудничества с правительством: уже четыре года подряд Аман Тулеев подписывает соглашение с МПС о специальных, льготных тарифах на железнодорожные перевозки на территории Кемеровской области. Они распространяются, прежде всего, на перевозки угля. На этих соглашениях по тарифам область смогла сэкономить 180 млрд. рублей. Они пошли на восстановление работы шахт, закупку нового оборудования для горняков. Это конструктивный подход к нуждам региона.
Мы за то, чтобы создать экспертную комиссию, состоящую из представителей государства, которому в РАО «ЕЭС России» принадлежит больше половины акций, чиновников обладминистрации и представителей РАО. Комиссия должна просчитать реальные затраты РАО на содержание энергосистемы в Кемеровской области. При этом необходимо учитывать, что мы добываем уголь. Он в области стоит относительно дешево. И пересматривать эти тарифы. Иначе…
«П.»: Иначе что?
А.К.: Иначе неминуемо сокращение производства. А только в металлургическом комплексе Кузбасса работают около 90 тысяч человек. Часть из них останутся без работы. А что говорить о мелких предприятиях? Они и вовсе закроются. Кроме того, новые тарифы на электроэнергию повлекут за собой повышение цен на уголь. Значит, и соседям потребуется больше средств на создание запасов угля при подготовке к отопительному сезону. Насколько мне известно, лишних денег нет ни у кого.

ВИКТОР ГАВРИКОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK