Наверх
20 октября 2021
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Преступники должны бояться"

Липецкий фермер, который расстрелял трех бандитов, пытавшихся заставить его платить дань, оправдан. «Профиль» рассказывает трагическую историю, которая вполне может стать прецедентом при разбирательстве многочисленных дел о превышении пределов необходимой самообороны.

Апрель 2007-го

— Все, пацаны, финиш! Дальше только пешком, — сплюнул в окно водитель милицейской «газели».

Колеса тяжелой машины, проехав по проселку от силы метров двести, намотали на себя толстенный слой чернозема. «Газель» повело юзом, и теперь единственно возможной дорогой для нее была дорога назад, к асфальту.

Мы вылезли из фургона и зашагали по размытому полю вдоль березовой посадки. Впереди было без малого семь километров по жидкой грязи, семь километров колючего снега в лицо.
Сентябрь 2005-го Более полутора лет назад по той же дороге проехали четыре иномарки. В них сидело семь или восемь человек. Сентябрьское солнце было почти летним, проселок — укатанным. Путники направлялись в один из медвежьих уголков Задонского района Липецкой области — деревню Сергеевку. Ехали они в гости к тамошнему начинающему фермеру, Василию Гордееву. Ехали по делу.

Вася, невысокий крепкий мужчина с пристальным взглядом, о визите гостей не догадывался. Его даже не было на ферме. За хозяйством приглядывал наемный таджик Сабир.

Звонок от него поначалу не растревожил Гордеева.

— Василий, тут к тиби харещий люди приехали. — Из разбитой губы Сабира по телефонной трубке сочилась кровь. — Ты им немнощько должен, оба трактор забирают, говорит с тобой хотят.

На Васю свалились крупные неприятности. С тяжелым сердцем он запрыгнул в зеленую Toyota Yaris и помчался в Сергеевку.

Тем временем гости на ферме времени даром не теряли. Показав Сабиру несколькими ударами, насколько они «харещий люди», бандиты заставили работника накрыть им на стол. Безропотный таджик готовил угощение (ему пришлось даже зарезать для «дорогих гостей» кое-какую скотину), а приезжие пытались завести два трактора, которые фермер взял в аренду в Белоруссии. Наконец им это удалось, часть разбойников уехала вместе с тракторами, а часть уселась за стол поджидать хозяина.

Василий уже проскочил Задонск. Едва свернув в поле, он столкнулся со своими тракторами. Фермер решил ехать в деревню по окольной дороге. Приехав, он забрался на высокий яр и немного понаблюдал за своим двором.

Было тихо, дымился мангал, стол был заставлен тарелками и бутылками. Людей видно не было. Вечерело.

Фермер обежал деревню по широкой дуге и зашел на свой двор с задов. Между сараем и хатой суетливо ковырялись в земле куры и индюшки, рядом в деннике тревожно храпел жеребец Вильям. Василий бесшумно скользнул в дверь хаты. На диване сидел избитый Сабир. У его ног стояла собранная сумка.

— Беги, — сказал ему Василий, — это не твой праздник.

Пока таджик крадучись выходил на улицу и по стеночке выбирался со двора, Василий залез в комод, где у него хранились патроны. Своего любимого патронташа он не нашел, а потому засунул патроны в карман. Потом из тайника в стене, на которой висят его охотничьи трофеи, достал свое любимое бельгийское ружье и зарядил оба ствола. Перекинув лямку через голову, он вышел во двор.

Включенный Сабиром, а может быть, кем-то другим фонарь на сарае освещал почти все пространство двора. Вася вышел на середину и начал осматриваться.

— Ну что, козел, приехал? — Голос шел из темноты, свет фонаря не мог попасть туда из-за угла дома.

Через мгновение фермер увидел того, кто говорил, и сопровождавших его людей. Их было трое, каждого из них Василий видел уже не в первый раз.

Июль 2005-го

Еще в середине лета на ферме Гордеева появился его старый знакомый, Толя Журавлев. Этот человек должен был Василию довольно существенную сумму — около $18 тыс. Отдавал он эти деньги долго и с неохотой, порой даже вещами.

Вместо очередного «перевода» Толик привез с собой троих приятелей, которые с интересом разглядывали хозяйство фермера и особенно его трактора. В конце концов был поднят разговор о долге. Троица (представившаяся, кстати, не именами, а кличками: Бурый, Муравей и Бильбао) одобрительно кивала, слушая аргументы Василия о том, что «долг платежом красен».

— Слышь, Вася, эти бабки — твои с Журавлем замуты, мы в это дело впрягаться не будем. Он занимал, пусть он возвращает, — сказал Гордееву Бурый, столкнувшись с ним в сенях.

На этом дело кончилось, а Василий и думать забыл о неприятных гостях с уголовными повадками. Однако прошло не более двух недель, и новые знакомцы крайне навязчиво дали о себе знать.

Гордеев вез с хутора на ферму молоко. В степи звук разносится далеко, и Василий, слушая шум приближающегося автомобиля, гадал, кто бы мог приехать в деревню так поздно. Наконец его догнал серебристый джип. Тонированное стекло опустилось.

— Ну, здорово, фермер. — Бурый смотрел на Гордеева зло и презрительно.

Из машины вышли Муравей и Бильбао. Начали буравить Василия глазами.

— Про бабки Журавля можешь забыть. Теперь ты нам денег должен и будешь платить, — процедил Бурый.

— Что ж ты за скотина такая двуличная? Что ты мне раньше говорил? — возмутился Гордеев. — С Толиком я без вас разберусь, а вы двигайте отсюда подобру-по…

Трехлитровая банка молока обрушилась на затылок фермера. Некоторое время его пинали, а потом, когда фермер пришел в себя, пообещали, что если он не станет сговорчивее, то следующая их встреча станет последней. Затем «гости» уехали.

Сентябрь 2005-го

Из темного угла двора к Василию шли старые знакомые: Бурый, Муравей и Бильбао. Вожак остановился в трех метрах от фермера, а Муравей и Бильбао зашли ему за спину.

У Бильбао в руках был револьвер, а у Муравья отличное охотничье ружье иностранного производства.

Бандиты начали «прессовать» фермера, Муравей прикладом ударил Василия. Фермер упал. С него сдернули ружье и кинули на землю. Наслаждаясь беспомощностью Гордеева, бандиты отошли к столу.

— Коня твоего мы на мясо сдадим, — сказал поднявшемуся на ноги фермеру Бурый. — А с тобой рамсить нечего, валите его.

Муравей небрежно вскинул одной рукой ружье и выстрелил не прицеливаясь. Близкое расстояние не дало заряду картечи распылиться, и он прошел плотным облаком мимо Василия. Тот не стал ждать второго выстрела, а упал на бок и схватил ружье. Бандиты засуетились, Бурый полез за пазуху, пытаясь достать пистолет. Муравей начал судорожно заряжать ружье, но цивье выскользнуло у него из пальцев. Бильбао вообще решил драпануть. Но споткнулся об автомобильные покрышки, вкопанные в землю, и упал.

Самую серьезную опасность для Василия представлял Бурый, первый выстрел достался ему. Бандит рухнул с лавочки как подкошенный. Фермер только ранил бандита, а тот притворился мертвым.

Второй выстрел свалил Муравья, заряд попал ему в левый бок в районе грудной клетки.

Тут произошло то, чего Василий никак не мог ожидать. Справа раздался сухой щелчок винтовочного выстрела. Стреляли не издалека, метров с тридцати-сорока. У бандитов был еще один сообщник, страховавший их «операцию» из засады.

Тем временем Бильбао успел перебежать через дорогу и залечь в помойной яме.

— Сука, тебя все равно грохнут, щас братва приедет, ты труп! — завизжал он оттуда, высунул руку из ямы и начал стрелять в сторону Василия. Так попадают в цель только в голливудских фильмах. Пули, все как одна, улетали в поле за околицу.

Фермер судорожно соображал, кто для него опаснее — невидимый враг с винтовкой или Бильбао, который в этот момент, возможно, перезаряжал револьвер. Решив оставить невидимку на потом, Василий по-охотничьи быстро перезарядил ружье, бросился к столу и запрыгнул на него. Оттуда он смог «достать» Бильбао, выстрелил и не промахнулся.

В тот вечер удача была более чем благосклонна к Гордееву, и он решил ее более не испытывать, перемахнул через забор и скрылся в кустах. Потом полями добрался до ближайшей деревни и заночевал в стогу.

Пока Василий совершал пробежку, Бурый, поняв, что все кончилось, начал спасать свою жизнь. Еще один, неизвестный подельник (а в том, что он был, нет никакого сомнения, следственная бригада нашла в том месте, откуда в Василия стреляли из винтовки, классический кулацкий обрез трехлинейки), скрылся с места преступления. Он не решился воевать один на один с тем, кто так быстро и метко стреляет.

Бурый, превозмогая боль, начал пробираться к соседнему дому. Васины соседи приезжают в Сергеевку в лучшем случае три раза за лето. Но Бурому повезло, дачники оказались дома. Они были напуганы перестрелкой и готовились к худшему. Хозяин не расставался с заряженной двустволкой. Первое, что увидел Бурый в приоткрытом дверном проеме, — ствол направленного на него ружья.

— Тут он решил, что все, конец, сейчас-то его и прихлопнут, — пересказывает рассказ соседа Василий. — Он отскочил от крыльца и кинулся в огород. А там ульи. Вообще засада! Парочку он опрокинул и упал сам. У нас ведь народ какой? Тебя убивают — все сидят по своим норам, носа не высунут, а как увидели кровь на крыльце, жалко им этого говнюка стало. Бурый верещит: «Не убивайте!», а как понял, что стрелять не будут, стал умолять, чтоб его в больницу отвезли. Любые деньги, говорит, даю, только побыстрее! Я потом с Серегой, соседом, после тюрьмы встретился, спросил: ну как, озолотил тебя Бурый? Тот в землю смотрит. Ни копейки ему не дал.

Утром, когда Бурый уже лежал на больничной койке в Задонске, Гордеев, оставив ружье в стогу, добрался до Липецка. В этом городе есть один честный милиционер, о котором по области ходят легенды. Зовут его Сергей Валетов, он начальник областного УБОП, полковник. Именно ему и позвонил перепуганный и издергавшийся фермер.

— Мы назначили встречу в определенном месте и поехали за Василием Федоровичем, — рассказывает Валетов. — Посадили в машину, привезли в управление. Он написал явку с повинной и рассказал все, что произошло.

Троица преступников — Бурый, Муравей и Бильбао — оказались известными в управлении по борьбе с оргпреступностью личностями.

— Этого Муравья я давно знаю, еще когда работал в отделении простым сотрудником, — вспоминает Сергей Анатольевич. — Он с детства был склонен к криминалу. Сначала детская комната милиции, потом первые кражи, первые сроки. В общем, Андрюша Викторов (а именно так зовут Муравья) стал своим в липецком криминальном сообществе. В конце 90-х мы посадили 22 человека из местной братвы, это был серьезный удар по областной оргпреступности. Среди них был и Андрей Викторов, и Евгений Ралин (Бильбао), и Сергей Гуляев (Бурый). Когда они вышли на свободу, время поменялось, они перестали обладать прежним влиянием, и им пришлось самим заниматься вымогательством. Как обыкновенным шестеркам.

Следствие

Но вмешательство борцов с организованной преступностью не помогло Гордееву. Прокуратура возбудила уголовное дело, и фермера отправили на полгода в СИЗО. В Липецкой области есть две «крытки» — одна в самом Липецке, а другая в Ельце. Василию повезло. Он попал в елецкую. Тамошние бандиты находятся в конфронтации с липецкими, а потому не сильно «наезжали за то, что вальнул братков».

— Поначалу там кое-кто вякал обо мне в том духе, что «надо бы с ним разобраться», — вспоминает Гордеев. — Но я прошел хорошую школу. Размышляя о том, что со мной произошло, я поначалу мучился, а потом решил: Вася, тебя бы грохнули и закопали в поле, и никто бы даже не пикнул, а эти подлецы безнаказанно топтали бы землю до сих пор. Не мы, честные люди, должны их, преступников, бояться, а они нас. По сути же вся эта бандитская романтика — сплошное фуфло. Вон как смирно Бурый лежал, когда его друзья гибли. Все они жалкие и трусливые. И лживые, падлы. С одним уркой ночью разговариваю, он мне: «Вася, ты поступил по понятиям, все правильно сделал». А днем, при свидетелях: «Я тебе ничего не говорил, мы об этом не разговаривали». Так что на их «ррр» я отвечал двойным «гав-гав».

Следствие шло долго и путанно, многие вещи до сих пор вызывают у Василия недоумение: как могло, например, оказаться, что на момент экспертизы ружье, из которого в него стрелял Муравей, было вычищено, или куда в конечном счете девались два его трактора? Прокуратура вела дело по 105-й статье УК. За «умышленное убийство двух и более лиц» Гордееву светил пожизненный срок, однако статья была изменена на 108-ю — «убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны». Василия выпустили из тюрьмы под подписку.

Приехав в родную деревню, он увидел хозяйство в полном запустении.

— У меня без малого сто голов одной птицы было, — качает головой Вася. — Что не отняли бандиты, растащили местные. Мои индюки от соседей ко мне кормиться приходят, а индюк умная птица, до смерти родной птичник помнит. Соседи говорят: зачем их прикармливаешь? Я отвечаю: это ж мои индюки, они домой приходят. Соседи обижаются. Значит, то, что они меня обобрали, это нормально, а то, что я им говорю правду, это обидно?!

Март 2007-го

В конце марта состоялся суд, на котором фермера оправдали. Правда, не совсем. Дело в том, что в его доме была найдена незарегистрированная пачка мелкокалиберных патронов. Сам Василий недоумевает, откуда она могла у него взяться. В ходе следствия эта пачка чудесным образом превратилась в пачку патронов калибра 5,45, а потом обратно в «мелкашные». Суд приговорил за нее фермера к уплате штрафа в 20 тыс. рублей, но, учтя то, что Гордеев провел полгода в заключении, освободил от выплаты штрафа.

На судебном разбирательстве не присутствовал Сергей Гуляев, тот самый Бурый. Странно, что к нему у прокуратуры нет никаких вопросов.

Пока Василий восстанавливает пошатнувшееся хозяйство, бандит гуляет на свободе. Кто знает, может, их пути скоро опять пересекутся…

Дмитрий Руднев


Дурной пример


Главный навык самообороны для обычного российского гражданина — умение быстро бегать. В противном случае его ожидает либо морг, либо скамья подсудимых.

Когда в деле есть труп или тяжелораненый, ни милиция, ни прокуратура не склонны верить тем, кто нанес эти повреждения. Ведь настоящие убийцы рассказывают им все то же самое, а других доказательств невиновности, кроме слов подозреваемого, как правило, не существует. Поэтому, например, худощавого юношу, который убил трех амбалов бейсбольной битой или ножом, скорее всего, милиция будет воспринимать как слетевшего с катушек маньяка, напавшего на безоружных прохожих.

Доказать, что вашей жизни угрожала смертельная опасность, бывает очень сложно. По сути, этих доказательств всего три: взломанная дверь в вашем жилище, оружие в руках у трупа нападавшего и нож, торчащий между вашими лопатками (обязательно с отпечатками пальцев того, кого вы убили или покалечили, защищаясь). В любом другом случае судимость за убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны (ст. 108 УК РФ), вам гарантирована.

Нашумевшее дело Александры Иванниковой, которая убила насильника, а затем была оправдана, — редкое исключение и результат работы СМИ (если не кривить душой, оказавших все же благоприятное психологическое давление на прокуратуру и судей). Изначально Иванникову обвинили по ст. 111 УК РФ (нанесение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть). Суд вынес обвинительный приговор. И только после того как развернулась беспрецедентная компания в ее защиту, защита смогла добиться оправдательного вердикта. Иванниковой повезло (возможно, еще и потому, что убитый насильник был «начинающим москвичом» и имел фамилию Багдасарян). Большинству на участие прессы и особое отношение суда рассчитывать не приходится.

Если вы не убили, а только тяжело ранили нападающего, ситуация ухудшится для вас на порядок. Избавившись от оружия, злодей в глазах милиции и судей автоматически превратится в жертву. При этом он будет утверждать, что мирно проходил мимо, а вы на него накинулись и избили или зарезали. Если вам удастся убить одного из нападавших, а второго — ранить, то версия будет еще проще. Раненный вами подонок скажет, что всего лишь пытался разнять дерущихся и предотвратить убийство. Для следователей ваши слова не более значимы, чем слова нападавшего на вас злоумышленника. А труп, который благодаря вашим усилиям «повиснет» на оперативниках, наверняка настроит их против вас. Так что они скорее поверят пострадавшему. Тем более что нападающий, в отличие от защищающегося, заранее думает о том, как замести следы.

Получается, что защищаться в нашей стране опаснее, чем нападать. Причем это относится не только к простым гражданам, но и к сотрудникам милиции, которые вынуждены пользоваться нестандартными методами при задержании преступников. В некоторых подразделениях, борющихся с серьезным криминалом, оперативники носят нетабельное оружие. Причины почти те же. Если преступник оказал сопротивление, и милиционер применил оружие, скорее всего, это закончится для последнего крупными неприятностями. Как прокомментировал ситуацию один из оперативников, «если на меня нападают с дубовой табуреткой, я вряд ли докажу прокурору, что это было вооруженное нападение и что мне могли проломить голову. Поэтому стрелять я буду из «левого» ствола и насмерть, а в рапорте укажу, что застрелил его во время борьбы из его же оружия. Мне еще и благодарность объявят».

История с фермером Василием Гордеевым выбивается из общероссийской практики. Да и сам он, мягко говоря, человек необычный. Поэтому брать с него пример поведения в экстремальной ситуации не стоит. Показав уже написанный репортаж московским оперативникам, мы увидели лишь скептические ухмылки. Нам провели ликбез в области криминалистики и продемонстрировали целый ряд нестыковок в рассказе фермера.

Нестыковки личностные. Вот что сказал один из оперативников: «Если это фермер, то он стрижет каких-то особенных овец». Обычного фермера, который ездит на Toyota Yaris (самая дешевая б/у машина стоит $7500), еще можно себе представить. Но вот дать в долг $18 тыс. может позволить себе далеко не каждый работник банка, а уж бедный фермер… При этом в аренду были взяты два трактора из Белоруссии. Наши милицейские визави высказали большие сомнения по поводу того, что обычный фермер будет оформлять их временный ввоз на территорию России, а если и будет, то сможет осилить все бюрократические препоны. Плюс к этому совсем не дешевое бельгийское ружье… Из этого выходит, что бандиты пошли требовать деньги с очень странного фермера, у которого нет даже коровы (молоко он покупал в деревне).

Нестыковки ситуационные. В радиусе 10 м от фермера находились трое бандитов, из которых двое были вооружены. У одного в руках ружье, у другого — револьвер (скорее всего, наган). Ружье фермера лежит на земле, запасные патроны в кармане. Большие сомнения у сыщиков вызвало дальнейшее развитие ситуации, когда фермер умудрился прыгнуть, достать ружье, перекатиться, выстрелить в двоих из троих нападавших. И в обоих попасть. После чего он смог лежа достать из кармана патроны (попробуйте лежа что-нибудь достать из кармана — задача сама по себе нетривиальная, а в состоянии стресса — тем более), перезарядить ружье и убить третьего, который все это время стоял с заряженным револьвером в руке. Как сказали сыщики, такое возможно только в вестернах. В настоящей жизни бандит с револьвером начал бы стрелять просто со страху. Не стоит забывать и о четвертом участнике, который мог за это время выстрелить не один раз. В итоге милиционеры сошлись на том, что инцидент имел место, однако картинка несколько отличалась от той, что была описана в рассказе фермера.

По поводу роли начальника РУБОП мнение сотрудников милиции было единодушным: правильно сделал, что помог. «Даже если там был всего один ствол, или они не успели начать стрелять, ну и что? — спокойно заметил «важняк» убойного отдела. — Стало на двух отморозков в этом мире меньше, а тому, кто от них мир избавил, премию давать нужно».

Максим Агарков

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
20.10.2021