Наверх
8 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "«Пришлось пойти ва-банк»"

Бывший премьер-министр Великобритании Гордон Браун о самых трудных днях мирового финансового кризиса и уроках на будущее.   «Шпигель»: Господин Браун, однажды утром, в разгар банковского кризиса, вы предупредили супругу Сару, что, возможно, уже после обеда придется съезжать с Даунинг-стрит — если вы подадите в отставку. Как она среагировала?
   Браун: Спокойно и профессионально. Сразу же приступила к приготовлениям — правда, специалистам по переездам звонить не стала. Это стало бы слишком губительным сигналом для рынков.
   «Шпигель»: Была среда, 8 октября 2008 года. Американс-кий инвестиционный банк Lehman Brothers уже объявил о банкротстве. В своей книге, недавно вышедшей на немецком языке, вы пишете: «У меня было предчувствие полного коллапса». Каким он мог быть?
   Браун: С часу на час мог последовать крах Royal Bank of Scotland. Вскоре та же участь постигла бы банковский холдинг HSBC, равно как, вероятно, и ряд других европейских и американских кредитных институтов. Большинство до сих пор не представляет возможных масштабов катастрофы, которой тогда удалось избежать. Все последствия трудно себе даже вообразить.
   «Шпигель»: И что, после 8 октября банкоматы продолжили бы выдавать наличные?
   Браун: Я бы за это не поручился. Люди впали бы в панику и бросились бы снимать со своих счетов все. Но больше всего меня на тот момент беспокоило полное отсутствие управленческой воли — как в банках, так и в правительствах.
   «Шпигель»: В то утро вы объявили о рекапитализации проблемных банков. Вы вложили в кредитные институты миллиарды государственных средств, что практически равнозначно национализации. Сегодня за это вас превозносят как человека, который в трудную минуту спас ситуацию. Откуда вам было знать, что план сработает?
   Браун: Этого я не знал. Если честно, то пришлось пойти ва-банк. Ни одна страна на такое до нас не решалась. Но план сработал. Вскоре большинство крупных государств последовали нашему примеру.
   «Шпигель»: А ведь не так давно тогдашний министр финансов Германии Пеер Штайн-брюк утверждал, что происходящее — это чисто англосаксонская проблема.
   Браун: Конечно, первый толчок кризису дали риски на американском рынке недвижимости. Но люди на тот момент еще не поняли, что половина бросовых американских бумаг скуплена европейскими банками. Последние столкнулись с нехваткой капитала, в то время как на их балансе находилось колоссальное количество мусорных активов.
   «Шпигель»: Вы созванивались с Ангелой Меркель?
   Браун: Регулярно. Она о моих соображениях знала. Вполне возможно, однако, что решение, принятое мною 8 октября, стало для нее неожиданностью.
   «Шпигель»: Вы пошли на существенный риск.
   Браун: Мы не знали, как среагируют рынки и правительства других стран. Если бы нас никто не поддержал, Великобритании пришлось бы очень тяжело. Но люди уже осознали, что американская программа по спасению экономики не работает. В США государство просто выкупало у банков «плохие» активы, не решая тем самым проблему дефицита ликвидности. Просто наш подход оказался лучше.
   «Шпигель»: Во время летнего отпуска вы почитывали книжонки о Великой депрессии. Вам это помогло?
   Браун: Я знал, что нужно согласовывать денежную политику с фискальной. В конечном итоге пришлось напечатать уйму денег. Государства были вынуждены запускать программы, предполагавшие бюджетные расходы в невиданных доселе объемах. Все требовалось координировать, причем — с учетом беспрецедентного размаха — на международном уровне.
   «Шпигель»: Многие возлагают часть ответственности за кризис на вас. В 2005 году, еще будучи министром финансов, вы убеждали управленцев, что государственные регуляторы должны по минимуму ограничивать свободу кредитно-финансовых институтов.
   Браун: Нужно понимать, какой была атмосфера в Великобритании. Незадолго до этого мы создали новый орган надзора, пришедший на смену саморегулированию лондонского Сити. Мы объединили ряд надзорных инстанций…
   «Шпигель»: …и тем не менее контроль в результате практически не ощущался. В американском инвестиционном банке Lehman Brothers вполне отдавали себе отчет, почему многие трансакции осуществлялись из Лондона.
   Браун: Руководство Lehman Brothers скрывало истинную финансовую ситуацию в банке. Нельзя возлагать на контролеров ответственность за то, что кредитный институт предоставлял недостоверные сведения о своем финансовом положении. Чуть более жесткое или, наоборот, мягкое регулирование мало что могло изменить. Мы не учли взаимозависимости разных финансовых институтов. Происходящее в одном банке не остается без последствий для многих других.
   «Шпигель»: Финансовые контролеры в Канаде, Австралии и Швеции, похоже, работали эффективней. Тамошние банки практически не пострадали. Неужели вам действительно не в чем себя упрекнуть?
   Браун: Конечно, было бы хорошо, если бы более детальное понимание системы пришло ко мне раньше. В начале 2007 года мы совместно с нашими партнерами, в частности с тогдашним министром финансов США Хэнком Полсоном и главой ФРС Беном Бернанке, создали трансатлантическую модель. Нас интересовало, что произойдет в случае банкротства отдельно взятого банка. И тогда мы поняли, что последствия не ограничатся крахом одного финансового института. Как именно функционируют взаимосвязи внутри системы, мы не анализировали. Создавать систему глобального финансового контроля нужно было намного раньше.
   «Шпигель»: Брюссель и Берлин еще до кризиса добивались ужесточения правил. Лондон их инициативы неизменно блокировал.
   Браун: Это неправильное восприятие. Я всегда выступал за вмешательство государства, но только на глобальном уровне. Если это делать в рамках Евросоюза, а Америка или Гонконг, Сингапур или Швейцария останутся в стороне, то банки просто переберутся в другие страны. Необходимость глобальной системы уже начали понимать. Но пока проблема в том, что глобальные правила применяются не во всех важных финансовых центрах.
   «Шпигель»: Всегда находится кто-то не желающий играть по общим правилам. Возможно, призыв к планетарному контролю — это лишь превосходное оправдание собственного бездействия?
   Браун: Но ведь с налогом на проценты по вкладам нам это удалось. Если бы мы ввели такой налог только в ЕС, то в выигрыше оказались бы все остальные. Сегодня хотя бы налажен обмен информацией с такими государствами, как США, Лихтенштейн и Швейцария. Если не охвачены отдельные финансовые центры, то это подрывает систему в целом.
   «Шпигель»: Благие намерения о создании регулирования были еще более десяти лет назад — после азиатского кризиса.
   Браун: Тогда я предлагал систему раннего оповещения о рисках для мировой экономики. Финансовой системе надлежало стать прозрачнее, а надзору — глобальнее.
   «Шпигель»: На деле практически ничего не произошло. И на этот раз никаких серьезных выводов из кризиса может не последовать.
   Браун: Основная опасность сегодня в том, что все вернется на круги своя — и преувеличенные страхи сменятся необоснованной переоценкой сил.
   «Шпигель»: За спасение банков многие государства заплатили крайне высокую цену. Вы тоже оставили преемнику гору долгов.
   Браун: Дефицит бюджета — это неизбежное следствие рецессии. А так как у нас финансовый сектор был существенно крупнее, чем в других странах, то и сокращение налоговых поступлений оказалось более ощутимым. Упреки, будто мы расточительно расходовали государственные финансы, я считаю несправедливыми. Мы предприняли лишь меры, необходимые для выхода из рецессии.
   «Шпигель»: Сегодня ВВП вашей страны опять сокращается.
   Браун: Именно потому, что сейчас правительство слишком мало внимания уделяет предпосылкам роста.
   «Шпигель»: У вас нет ощущения, что банкиры обвели вас вокруг пальца?
   Браун: В семье и обществе мы ожидаем от других определенного поведения. Мы рассчитываем на добросовестность, порядочность, чувство ответственности. Как мы знаем теперь, банковские менеджеры ориентировались на другие нормы. Так получилось, что глобальные игроки финансовой отрасли абстрагировались от принципов, соблюдения которых мы требуем от других институтов. В этом и проблема.
   «Шпигель»: Сегодня руководящие сотрудники банков вновь выписывают себе беспрецедентные бонусы. Заслуженно?
   Браун: Нет, коли тем самым они даже ставят под угрозу стабильность собственного банка. Если бы главы ведущих лондонских банков в последние десять лет, предшествовавшие кризису, по десять процентов своих доходов перечисляли на некий «стабилизационный» счет, то за это время они «скопили» бы 50 млрд фунтов стерлингов. Ровно столько, сколько пришлось найти британским налогоплательщикам для спасения банков.
   «Шпигель»: Вы полагаете, дополнительный налог на банки оправдан?
   Браун: Полагаю, что да. Нельзя, чтобы финансовая система навязывала мировой экономике и отдельным индивидуумам колоссальные риски и не несла по ним никакой ответственности, как до сих пор. Если Германия, Франция, Великобритания и США договорятся, то очень скоро такой налог на банки станет возможным. Другие финансовые центры смогут последовать нашему примеру позднее.
{PAGE}
   «Шпигель»: Свежо предание…
   Браун: Политикам нужно лишь взять инициативу в свои руки. В принципе, шансы для этого неплохие. В конгрессе США уже велись дебаты на эту тему. Президент Франции Николя Саркози сейчас председательствует в «большой двадцатке». Госпожа Меркель обладает особым даром — во всем мире добиваться поддержки крупных проектов. Но нужен не просто налог. Нам не обойтись без органа глобального надзора над глобальными финансовыми институтами.
   «Шпигель»: Задача еще более трудная.
   Браун: Верно, но, с другой стороны, сегодня действительно все понимают, что с банковским сектором связаны немалые риски. И чтобы совладать с ними, нам нужно двигаться дальше. Обсуждать будущее кредитно-финансовых институтов на национальном уров-не уже недостаточно. Если ограничиться этим, то в результате мы получим английские, немецкие и американские правила — и банки, которые станут играть на этом.
   «Шпигель»: Но разве не в этом смысл глобализации?
   Браун: Мы стоим на пороге исторических перемен. Индустриализация в XIX веке привела к тому, что институты местного значения были заменены общенациональными. А сегодня мы сталкиваемся с необходимостью замены национальных институтов более крупными — в силу глобализации. Нужно мыслить и действовать глобально. Если не сможем, то не решим и наших проблем — ни в банковской сфере, ни в сфере экологии или борьбы с международным терроризмом, ни в сфере безопасности.
   «Шпигель»: Г-н Браун, благодарим вас за эту беседу.
   

   ДОСЬЕ
   Гордон БРАУН (род. в 1951 году)
   Депутат от партии лейбористов — с 1983 года.
   Министр финансов при премьер-министре Тони Блэре — с 1997-го по 2007 год.
   Премьер-министр и лидер партии лейбористов, преемник Тони Блэра — с июня 2007 года.
   Годы Брауна на высоком посту омрачены мировым финансовым кризисом, вынудившим премьер-министра проводить политику жестких реформ. В мае 2010 года, после сокрушительного поражения на выборах, Браун подал в отставку.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK