Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Прививка честности"

Международный валютный фонд (МВФ) предупреждает: российский опыт снижения налогов опасен для экономического здоровья. И не советует другим странам его перенимать.Фонд обнародовал статью, в которой раскритиковал опыт внедрения в России плоской шкалы подоходного налога. Если перевести корректные формулировки авторов работы на общепринятый русский язык, то они прозвучат примерно так: «Нет эффекта от плоской шкалы, как прятали доходы русские, так и получают зарплаты в конвертах, просто нефть подорожала и в общем доходы бюджета растут». Между тем плоская шкала, когда независимо от размера заработка каждый работник отдает государству по 13% зарплаты, привычно декларируется многими отечественными экономистами и госчиновниками как пример либеральных преобразований и очевидное достижение в деле борьбы с теневой экономикой.

Одновременно сама власть устами своих высоких представителей все чаще недоумевает: отчего это в какое-нибудь княжество Монако стремятся записаться налогоплательщиками богатые люди из разных стран, а к нам не бегут, хотя налоги тоже невысокие?

Формула препарата

Идея единообразной ставки подоходного налога явилась внезапно. Ее представили первому замминистра финансов Сергею Шаталову в уже готовом к употреблению виде как едва ли не панацею от черных зарплат, эдакую прививку народу честности. Зам поморщился, но возражать не стал, как бы давая понять, что хоть и бессмысленная эта попытка вакцинации, зато безвредная. Просто выразился тогда экс-министр по налогам и сборам Георгий Боос: «Эту чушь мы уже проходили при СССР, когда всех мели под одну гребенку».

Плоскую ставку утвердили. Она заработала с 2001 года. Через год Министерство по налогам и сборам (ныне — Федеральная налоговая служба) радостно отрапортовало о повышении собираемости платежей на 70% по сравнению с предыдущим годом. Вплоть до 2003 года министерство связывало такой рост поступлений с резким выводом зарплат россиян из тени. По официальной версии министерства, зарплаты в конвертах еще объективно существовали, но уже вовсе не носили массового характера.

Чуть позже выяснилось, что российские налоговики слегка лукавили, рассказывая о феноменальных успехах реформы подоходного налога. Уже в начале 2004 года МНС официально объявило о борьбе со схемами ухода от налогов (в том числе и с массой расплодившихся «зарплатных» схем). Оказалось, что зарплаты в конвертах — это едва ли не половина всех российских зарплат. К тому времени были посчитаны и более-менее приближенные к действительности цифры собираемости подоходного налога — в 2001 году рост платежей по сравнению с 2000 годом составил, по новым данным МНС, 28%. Дотошные эксперты МВФ эти цифры пересчитали. И обнаружили, что в реальном исчислении собираемость налога через год после начала реформы выросла всего на 26%.

Реальные цифры оказались далеки от желаемых. Но многие страны согласились бы и на такой «небольшой» рост собираемости налогов. Сегодня возможность перехода к плоской ставке обсуждают правительства Белоруссии, Грузии, Киргизии, Сальвадора, Гватемалы, Парагвая и Польши. Через пару лет «налоговое равенство» может коснуться четверти земного шара: идею уйти от пятиступенчатого подоходного налога и унифицировать его ставку всерьез рассматривает правительство Китая. Российская реформа и тот экономический «прорыв», который за ней последовал, крайне обрадовали и сбили с толку недовольных собственным подоходным налогом американцев. «В отличие от российской, американская система налогообложения доходов крайне неэффективна, — писал в аналитической записке старший научный сотрудник Гуверовского центра мира, войны и революции Алвин Рабушка. — Она непонятна. Она толкает людей на обман и уход от налогов. Ее администрирование стоит миллиарды долларов. Не найдется и десятка экономистов, чтобы выступить в ее защиту».

В этом хоре восторгов по поводу плоской шкалы тонули голоса ряда российских экспертов, которые доказывали, что увеличение собираемости налогов и наполняемости казны вообще не связано с новыми правилами взимания подоходного налога. Наконец, МВФ обратил внимание на новую мировую тенденцию к уравниванию налогообложения. И забил тревогу.

Что русским хорошо, то другим — смерть

В середине января МВФ выпустил доклад, предупреждающий мир о том, что переход к плоской ставке подоходного налога может сыграть с развивающимися странами злую шутку. Эксперты фонда заявили, что реформа подоходного налога — одна из самых спорных и неизученных модификаций российской налоговой системы. А эффект с ростом налоговых поступлений в бюджет мог бы быть совсем иным, если бы не особенности российской экономики.

По мнению экспертов МВФ, в росте бюджетных поступлений главную роль сыграли иные, нежели вывод зарплат «из тени», экономические факторы. Скорее, рост выплат по подоходному налогу случился благодаря устойчивому росту цен на энергоносители и общему росту заработных плат в России. Это означает, что перенимать российский опыт стоит с чрезвычайной осторожностью. Поскольку на развивающихся странах с большой долей теневой экономики, не имеющих, к примеру, нефтяных запасов, введение плоской ставки подоходного налога может сказаться негативно. То есть снижение налога не повлечет массового приступа честности, люди не побегут показывать свои доходы, а вот привычные поступления сократятся. В России негативный эффект был компенсирован ростом мировых цен на нефть и последовавшим за этим оживлением экономики. Но не у всех стран есть нефть.

МВФ выражает свое недовольство российскими налоговыми реформами с периодичностью примерно раз в полгода. Впервые о том, что успех собираемости подоходного налога кроется отнюдь не в снижении его ставки, аналитики фонда рассказали миру в 2003 году. Тогда они утверждали, что плоская ставка подоходного налога никак не повлияла на благосостояние россиян, а для некоторых даже увеличила налоговое бремя. Так, для граждан с невысоким уровнем дохода ставка налога повысилась с 12% до 13%, а для людей среднего достатка снизилась всего-навсего с 14% (именно такой была до реформы средняя эффективная ставка налога) до 13%. Кроме того, рост бюджетных поступлений в более ранних документах МВФ связывается с общим восстановлением экономики после кризиса 1998 года, а также включением в список плательщиков подоходного налога военных и судей.

Есть и другие мнения. Глава компании «ОФГ—Дойче Банк» Чарльз Райан не сомневается, что введение плоской шкалы сделало российских граждан более правдивыми: «До реформы никто не говорил в России правды о налогах, сейчас все стали более открытыми и честными. Эта честность способствовала увеличению числа русских клиентов нашей компании. Если в 1998 году среди наших клиентов русские составляли только 5%, сейчас их доля уже превышает 40%».

Российские экономисты, обсуждая последствия реформы подоходного налога, делятся на два лагеря. Одни все-таки склонны связывать реформу с выводом доходов из тени. «Если посмотреть на скачок в поступлениях единого социального налога, он говорит как раз о том, что происходило избавление от схем по уходу от налогов, — говорит директор Центра макроэкономических исследований «ЮНИКОН» Елена Матросова. — Теневая экономика именно в тот период имела огромные масштабы, и для России введение плоской ставки подоходного налога было крайне важным».

В другом лагере — сторонники точки зрения экспертов МВФ. По мнению замдиректора Института экономики переходного периода Сергея Синельникова-Мурылева, изменение средней предельной ставки налога дало лишь половину роста поступлений в бюджет. В остальном же этот прирост можно объяснить изменением реальных доходов населения и инфляцией.

Не то лечили

«Какой бы ни была причина роста собираемости подоходного налога в России в последние годы, — говорится в докладе МВФ, — она кроется отнюдь не в изменении поведения налогоплательщиков и не в их желании платить больше налогов». Хотя именно поведение и психологию налогоплательщика, казалось бы, должно менять любое резкое снижение налогов.

Причину массовой налоговой несознательности можно было бы легко объяснить высоким налоговым бременем на доходы граждан. Однако высокое налоговое бремя в России — не более чем миф. По мнению старшего научного сотрудника Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Дмитрия Белоусова, уровень налоговой нагрузки в России соответствует показателям большинства экономически развитых стран (см. таблицу). Более того — российская налоговая система, в отличие от большинства других стран, делает ставку не на доходы частных граждан, а на доходы компаний. А основные доходы в бюджет дают так называемые косвенные налоги. Например, налог на добавленную стоимость (НДС) дает консолидированному бюджету около 30% доходов. Подоходный налог — почти вдвое меньше: 17%. Доля же НДС в налоговых поступлениях в федеральный бюджет составляет около 47%.

Скорее всего, «неправильное», с точки зрения экспертов МВФ, поведение российских налогоплательщиков легко объясняется другими причинами, вообще не связанными с изменением налоговых ставок. Любая налоговая система подразумевает, что изъятия в том или ином виде возвращаются к человеку, заплатившему налог, — в образе хорошего медобслуживания или в виде ровно заасфальтированной дороги. В России же нет ровным счетом никакой зависимости между тем, сколько налогов ты платишь и какие услуги за это получаешь от государства. И до тех пор, пока получающие белую зарплату клерки вынуждены выбирать между походом в обшарпанную районную поликлинику и платной медстраховкой, у их коллег, получающих зарплату в конверте, не будет серьезных стимулов требовать легализации собственного дохода.

МВФ не делает подобных околополитических выводов. Фонд просто предупреждает, что российское налоговое лекарство может оказаться не просто безобидной микстурой, но и ядом, если нет его нейтрализатора в виде нефти.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK